Индийские ювелиры получают временное освобождение от «обязательного клеймения» до 14 июня 2021 года

В ответ на судебную петицию, поданную Всеиндийским советом по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC), коллегия Высокого суда в Нагпуре 7 мая 2021 года вынесла временное предписание, запрещающее...

Сегодня

У производителя МПГ Eastplats вырос доход от производств, размещенных в ЮАР

Компания Eastplats, владеющая активами по производству металлов платиновой группы (МПГ) и хрома в Южной Африке, зафиксировала рост выручки на 43%, до 56,1 млн долларов США, за год, закончившийся 31 декабря 2020 года, по сравнению с 39,2 млн...

Сегодня

Майский аукцион АО «АГД ДАЙМОНДС»

На аукционе по продаже алмазного сырья, проведенном 10 мая компанией Grib Diamonds, базирующейся в Антверпене и являющейся торговым подразделением АО «АГД ДАЙМОНДС», выручка превысила 26 млн долларов США.

Вчера

DMIA представит оборудование для проверки бриллиантов в Нью-Йорке

Ассоциация производителей и импортеров бриллиантов Америки в сотрудничестве с программой обеспечения безопасности Совета по природным алмазам и  Комитетом по надзору в ювелирной отрасли проведет  первую ежегодную демонстрацию алмазных...

Вчера

WGC: рост числа случаев COVID в Индии замедлил восстановление спроса в первом квартале

Вслед за здоровым розничным спросом в марте потребительский спрос в Индии в апреле замедлился под давлением резкого роста числа случаев заражения COVID и роста внутренних цен на золото.

Вчера

То загорается, то гаснет

07 ноября 2011

Порой я не знаю, должен ли верить услышанному или поверить в то, что я вообще это слышал.

Несколько дней назад в Антверпене среди тех, с кем я разговаривал, ощутимо присутствовало чувство страха, пишет Чарльз Уиндэм (Charles Wyndham) в статье, опубликованной порталом polishedprices.com 12.10.11.

Это впечатление усилилось в связи с несколькими звонками мне от различных людей, выражавших озабоченность, если не смятение по поводу создавшейся ситуации.

Хотя некоторым и может показаться, что мне несложно излучать оптимизм, не имея алмазного стока, не будучи вынужденным покупать дорогие бриллианты или пристально изучать неоплаченные счета, я все же не уверен, что столь крайний уровень беспокойства оправдан.  

Хотя я должен внести ясность и подчеркнуть, что это – точка зрения на бриллианты в контексте общей финансовой обстановки, от которой меня, конечно, подташнивает. Да и в самом деле, когда печатные станки перегружены, бриллианты, возможно, являются хорошей ставкой даже с учетом всем известной перспективы превышения спроса над их предложением.

Способность Европы вляпаться в такую кашу была продемонстрирована достаточно эффектно, и это обстоятельство пока затмевается лишь ее неспособностью справиться с собственным провалом. 

Бриллианты же пока еще столь плохо себя не проявляли.

На прошлой неделе я прочитал в Financial Times, что индексы всех фондовых бирж вернулись почти точно к тем уровням, на которых они были в 2008 году перед кризисом.

Даже притом, что цены на алмазное сырье упали на 30%, они по-прежнему намного выше своего пика в 2008 году – цены на сырые алмазы все еще на 40% выше своего тогдашнего пика.

Цены на бриллианты также намного выше своего предыдущего пика, хотя все еще плетутся за ценами на сырые алмазы.

Следует отметить, что разговор о ценах на алмазное сырье носит несколько академический характер, поскольку можно спорить о том, в какой степени в данный момент существует реальный рынок.

Если правда то, что мне рассказали о Diamdel, которая якобы связывалась со своими клиентами и спрашивала их, какие цены они предложат, если компания снизит или задумает снизить свои стартовые цены на 10% по сравнению с ценами DTC, и которая (что не удивительно) таких предложений не получила, то тогда это лишь подтверждает, что рынок заморожен.

Замороженный не значит мертвый, но рынок и в самом деле очень вялый, и это к тому же усугубляется деятельностью старого Бони*, который снижает цены на бриллианты, а также сильным долларом.

Проделки Бони лишний раз указывают на то, какой вред наносит его прайс-лист отрасли.

То, что он по собственному усмотрению повышает или понижает цены, оказывает совершенно рассогласованное с жизнью воздействие по сравнению с прайс-листом, где цены всегда поднимаются или опускаются в соответствии реальностью.

Его проказы, столь полюбившиеся нашей отрасли в связи с отсутствием в них прозрачности, что, как некоторые полагают, дает им возможность дурачить своих клиентов, на деле обернулись для отрасли ударом в спину.

Мы были свидетелями чрезмерного воодушевления, источавшегося Рапапортом, когда он каждую неделю понимал цены так, что в 2008 году люди стали делать ставку на покупку билета в один конец, а теперь он казнит их снижением цен, которые, как мы все знаем, так же близки к реальности, как рост французского президента к 6 футам.  

Тем не менее большинство из тех, с кем я говорил, продолжают цепляться за этот примитив, точно так же, как многие другие, как представляется, еще не поняли значения последних переговоров между De Beers и правительством Ботсваны.

Соглашение, заключенное сроком на 10 лет, расхваливалось как знаменательная победа De Beers, обещающая еще одно десятилетие огромных доходов для тех компаний, которые остаются членами клуба.

Моя собственная точка зрения сводится к тому, что оно бессмысленно и что правительство Ботсваны не хотело загонять в угол De Beers, которая, находясь в такой слабой позиции, становится отличным домашним пуделем в роли компаньона.

Я просто надеюсь, что господина Мелье, нового управляющего директора De Beers, полностью просветили на тот счет, что его новым боссом на деле является правительство Ботсваны.

Подобно двум потухшим звездам, De Beers и Рапапорт все еще, кажется, продолжают излучать свет, хотя все мы знаем, что они обе уже давно «мертвы».

Наша индустрия будет барахтаться в волнах стагнации и жалости к самой себе, пока она не осознает эти факты и не прекратит напевать колыбельную тем, кто пытается заснуть, про звездочку, которая "то загорается, то гаснет…".

*Чарльз Уиндэм, владелец компании PolishedPrices, главного конкурента компании Rapaport в сфере определения цен на бриллианты, часто весьма критически относится к ценам, публикуемым Мартином Рапапортом, и к нему лично, нередко именуя его «Бони» и тем самым сравнивая с Наполеоном Бонапартом (http://en.wikipedia.org/wiki/Martin_Rapaport).