Implats близка к получению контроля над RBPlat

Impala Platinum договорилась с Государственной инвестиционной корпорацией о приобретении около 26,9 млн акций Royal Bafokeng Platinum (RBPlat). Это составляет 9,26% акций RBPlat в выпуске.

Вчера

Copper 360 терпит огромные операционные убытки, несмотря на рост выручки

Компания Copper 360, ранее называвшаяся Big Tree Copper, сообщает, что ее операционные убытки увеличились на 279% до 80,7 млн рандов за год, закончившийся 28 февраля 2023 года, по сравнению с 21,3 млн рандов годом ранее.

Вчера

Экспорт ювелирных изделий из Гонконга вырос на 8% в первом квартале 2023 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года

Согласно последним данным Департамента переписи и статистики Гонконга, экспорт ювелирных изделий из Гонконга улучшился в апреле 2023 года, двигаясь в направлении, противоположном более широкой экспортной отрасли города.

Вчера

Эксперты «Норникеля» рассказали о развитии идей геометаллургии

Норильский дивизион «Норникеля» в апреле-мае  продолжил формировать цели технологической схемы управления рудопотоком на поверхности с учетом геометаллургии от рудничных поверхностных узлов накопления до приемных бункеров обогатительной фабрики...

Вчера

Wesizwe Platinum ввела в эксплуатацию перерабатывающего завода Бакубунг

Wesizwe Platinum, компания по добыче металлов платиновой группы (МПГ), 31 мая ввела в эксплуатацию завода по переработке платины с рудника Бакубунг (Bakubung Platinum Mine, BPM).

01 июня 2023

Алмазы - не панацея от экономического кризиса в Зимбабве

25 октября 2011

«Открытие» аллювиальных алмазов в районе Маранге в 2006 году породило большие надежды в плане быстрейшего роста для испытывающей трудности экономики Зимбабве.

Начавшаяся за этим коммерческая добыча алмазов, а также создание правительства национального единства улучшили перспективу быстрого экономического подъема.

Спустя пять лет после «открытия» аллювиальных алмазов Маранге, встает вопрос о том, стала ли страна «лучше жить за счет алмазов»?

Экономика Зимбабве находилась в свободном падении с 2000 года, когда уровень инфляции в какой-то момент достиг головокружительных высот.

В 2009 году правительство было вынуждено отказаться от бесполезного зимбабвийского доллара, отдав предпочтение доллару США, южноафриканскому ранду, ботсванской пуле, евро и британскому фунту.

Долларизация экономики для местных жителей, испытавших, что такое нехватка, принесла некоторое облегчение, так как магазины начали пополнять товарные запасы, а горючее (бензин) стало доступно на большинстве автозаправочных станций.

Цены на основные товары, которые колебалась каждый день, стабилизировались, так как инфляция сократилась до однозначных показателей.

Несмотря на все эти позитивные изменения, большинство рядовых зимбабвийцев до сих пор пытаются свести концы с концами, а те, кто думал, что уровень жизни с алмазами улучшится, расстроены чрезвычайно медленными темпами восстановления.

Те, кто говорил зимбабвийцам, что алмазы - это волшебная палочка, которая поможет справиться с их экономическими проблемами, сделали серьезную ошибку.

Даже если алмазы и являются таковой, в стране, которая прошла через десять лет экономического спада, идея моментального восстановления экономики является бредовой.

Проблемы, которые пережила Зимбабве (или все еще их переживает) в связи с Маранге, продолжают на это указывать.

Все началось с отмены правительством лицензии, выданной компании African Consolidated Resources (ACR) на работу в районе Маранге после ухода De Beers.

Несмотря на судебную тяжбу, Хараре далее выдала лицензии на добычу алмазов компаниям Mbada Diamonds и Canadile Miners (в настоящий момент Marange Resources), которые установили партнерские отношения с государственной Zimbabwe Mining Development Corporation (ZMDC).

Правительство также вело борьбу с кустарными старателями, которые наводнили район после вспышки алмазной лихорадки в 2006 году.

Позднее сотрудники безопасности были обвинены в совершении грубых нарушений в отношении прав человека в ходе вытеснения алмазных старателей с этих участков.

В 2009 году, когда Mbada Diamonds и Canadile Miners (в настоящее время Marange Resources), как полагали, начали серьезное производство, Кимберлийский процесс приостановил экспорт алмазов из Маранге, сославшись на утечки алмазного сырья и нарушения прав человека.

Торговое эмбарго нанесло серьезный удар по экспорту алмазов из Маранге, хотя некоторая часть драгоценных камней была продана нелегально.

Поскольку дискредитация алмазов, добытых в Маранге, проводилась в рамках огромного числа развернутых кампаний, Зимбабве было трудно сделать крупный прорыв в плане продаж алмазов, что заставило страну накапливать запасы драгоценных камней.

В июне этого года КП одобрил экспорт алмазов, добытых компаниями Mbada Diamonds и Canadile Miners (в настоящий момент Marange Resources), но при этом вывоз камней других горнодобывающих компаний, включая Anjin, по-прежнему приостановлен.

Anjin, которая является совместным предприятием между зимбабвийской армией и китайской AFECC, недавно заявила, что компания накопила свыше одного миллиона каратов алмазов.

Другой проблемой, которая помешала доходам от алмазов форсировать преодоление упадка в экономике Зимбабве в тех случаях, где алмазы продавались без одобрения КП, стала транспарентность.

«Там, где существуют алмазы вне открытого и прозрачного управления, они становятся основным источником подозрений, конфликтов и национальных сбоев», - заявил Тендаи Бити (Tendai Biti), министр финансов Зимбабве, в своем анализе бюджета в среднесрочной перспективе.

«Бывают времена, когда ресурсы вместо того, чтобы быть благословением, могут стать проклятием», - сказал он.

По его словам, страна экспортировала 716 958,50 карата алмазов, добытых в Маранге, с января по июнь 2011 года, но отчетность была предоставлена лишь на сумму $103,9 миллиона.

Затем он отметил, что, несмотря на огромные масштабы производства в Маранге, в период с января по июнь 2011 года казначейство страны не получало никаких платежей.

«В связи с этим представляется настоятельным и неотложным, чтобы правительство завершило свою работу над проектом Закона о доходах от алмазов. Этот законопроект создаст надлежащие правовые рамки для аудита всех алмазных доходов, их совместного использования и распределения, а также для ZIMRA (налоговое управление Зимбабве) на всех уровнях производства и распределения», - заявил Бити.

В некоторых докладах цитируется сообщение Бити о том, что не поступило отчетности на сумму $300 миллионов от продажи алмазов.

Однако министр горнодобывающей промышленности Оберт Мпофу (Obert Mpofu) отрицает то, что казначейству не было передано никаких доходов от алмазов.

"Мы не удивлены жаркими замечаниями, сделанным министром Бити. Сначала он опроверг получение средств от продажи алмазов, а теперь подтверждает, что получил более 174 миллионов долларов. Еще 27 миллионов долларов были также недавно направлены в казначейство корпорацией Zimbabwe Minerals Development Corporation. Нас не впечатляют его мнения, поскольку мы теперь знаем о его двойной игре. Мы переводим все доходы от алмазов согласно предписаниям, и у нас есть записи, чтобы доказать это», - заявил Мпофу.

Оставив все это в стороне, было бы безрассудно думать, что несколько сотен миллионов, которые Зимбабве получила за счет алмазных рудников, станут панацеей от экономического спада страны.

Нет, это так не работает.

До недавнего времени Ботсвана, крупный игрок в секторе добычи алмазов, переживала кризис дефицита бюджета из-за плохих продаж алмазов в 2009 году, когда глобальный экономический спад находился на пике.

Это произошло в тот же период, когда алмазы Маранге вышли на международный рынок, несмотря на запрет. Так что же заставляет некоторых думать, что Зимбабве могла укрепить свою позицию, в то время как другие жаловались на низкие цены на алмазы?

Зимбабве предстоит долгий путь до того момента, когда алмазы по-настоящему начнут способствовать ее экономическому росту.

Страна сначала должна полностью соответствовать минимальным стандартам КП, для того чтобы торговое эмбарго для остальных компаний было отменено.

Вопрос о транспарентности должен быть вынесен на первое место в повестке дня, чтобы избежать каких-либо утечек, которые приводят к тому, что правительство теряет миллионы долларов дохода.

Южноафриканский консультант в области алмазов Кит Лапперман (Keith Lapperman), который выступил на конференции горнодобывающей отрасли в Хараре в августе этого года, сообщил, что Зимбабве потеряла алмазов на сумму $500 миллионов в силу деятельности контрабандистских синдикатов в 2010 году.

В 2009 году Резервный банк Зимбабве также подсчитал, что теряется по крайней мере $1,2 млрд в год из-за торговли минералами на черном рынке.

Если данные цифры не являются преувеличением, это довольно тяжелая ситуация, которая требует безотлагательного решения.

Зимбабве следует также создать ограночные центры для создания добавленной стоимости для своих алмазов, а не экспортировать необработанные драгоценные камни.

Помимо увеличения поступлений от продажи алмазов, создание добавленной стоимости приведет также к созданию рабочих мест в стране, где уровень безработицы, согласно неофициальным данным, составляет 90 процентов.

Другими словами, алмазы не являются единственным лекарством для экономических болячек Зимбабве и для избавления от них требуется воздействие многих факторов.

Например, экономическая политика, основанная на принципе «взять и отобрать», которой придерживается Хараре, наносит только вред, а не способствует выходу экономики из тяжелого положения.

Зимбабве располагает и другими полезными ископаемыми, такими как платина и золото, которые могут способствовать восстановлению процветания в экономике.

Представляется определенным, что горнодобывающая промышленность в целом, а не только сектор добычи алмазов, может снова изменить экономическую судьбу Зимбабве.

Мэтью Няунгуа, Rough&Polished