Lucapa Diamond на руднике Луло добыла алмаз массой 138 каратов

Lucapa Diamond добыла свой 24-й алмаз весом более 100 каратов на аллювиальном алмазном руднике Луло (Lulo) в Анголе. В сообщении компании об этом говорится, что алмаз массой 138 каратов был извлечен на участке горной добычи 46.

Вчера

AWDC опроверг сообщения о пренебрежении со стороны Анголы

Антверпенский всемирный алмазный центр (Antwerp World Diamond Centre, AWDC) опроверг утверждения о том, что его попытки убедить Луанду положить конец монополии Дубая на алмазы этой страны были отклонены.

Вчера

Индийская ювелирная промышленность выражает озабоченность в связи с публичными слушаниями, проведенными Офисом торгового представителя США

На слушаниях в рамках нескольких юрисдикций, проведенных 10 мая в виртуальном формате Офисом торгового представителя США, индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий вместе с отраслевыми торговыми организациями и экспортерами...

Вчера

Mountain Province объявила финансовые результаты за первый квартал

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила финансовые результаты за первый квартал, закончившийся 31 марта 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Продано 603 000 каратов алмазов, общая выручка составила 54,2 млн канадских...

Вчера

FCRF: рост цен на цветные бриллианты в первом квартале 2021 года

Объявляя результаты Индекса цен на цветные бриллианты (Fancy Color Diamond Index) за первый квартал 2021 года, Фонд исследования цветных бриллиантов (Fancy Color Research Foundation, FCRF) отмечает в своем пресс-релизе, что в течение...

Вчера

Молодые горнодобывающие компании переносят упор с геологоразведки на производство дорогостоящей продукции

06 октября 2011

В течение десятилетий понятие «молодая горнодобывающая компания» в алмазодобывающем секторе было сродни недавно созданной фирме в области высоких технологий, пишет портал Antwerp Facets. Стремление сорвать куш включало успешную стратегию выхода, которая чаще всего требовала от начинающей высокотехнологичной компании сначала развивать технологию, а потом быть выкупленной более крупной компанией. Для молодых горнодобывающих компаний это означало иметь возможность сначала обнаружить ресурсы алмазного сырья, демонстрирующие свой долгосрочный финансовый потенциал, а затем быть выкупленной или стать партнером в совместном предприятии с более крупным производителем.

Классическим примером молодой горнодобывающей компании является компания Aber Resources, которая в конце 1991 года захватила целый ряд концессий в районе Лак де Грас (Lac de Gras) в Северо-западных территориях Канады. Компания Aber не имела средств, но была хорошо подкована в геологическом плане. Открытие нескольких алмазных трубок привлекло внимание мирового горнодобывающего гиганта Rio Tinto, помогшего финансировать разработку месторождения Даявик (Diavik), ставшего одним из богатейших алмазных рудников в мире. Компания Aber, которая в конечном счете была выкуплена корпорацией Harry Winston Corporation, получила 40-процентную долю в руднике Даявик.

Неотъемлемой проблемой, с которой сталкиваются молодые горнодобывающие компании, является то, что для алмазных рудников, хотя и являющихся потенциально очень прибыльными, требуется значительный стартовый период, когда успех еще не гарантирован, а расходы уже есть. Например, рудник Орапа (Orapa) в Ботсване был на поверхности, но на его разработку все же потребовалось четыре года. Кроме того, на руднике Экати (Ekati) в Канаде потребовалось 10 лет на поиск и 7 лет на подтверждение запасов и строительство, а история проекта Гачо Кью (Gahcho Kue), тоже в Канаде, которым владеют провинция Маунтин (Mountain Province) и De Beers Canada, насчитывает уже два десятилетия, и производство, возможно, начнется только в конце 2012 года. Аналогичным образом геологоразведочные работы на проекте Ренард (Renard), принадлежащем компании Stornoway Diamonds, начаты в 1999 году, но маловероятно, что рудник заработает раньше 2013 года.

Вероятность напасть на «золотую жилу» на самом деле очень мала. Судите сами: хотя с 18 века было открыто около 6 500 кимберлитовых месторождений, лишь менее 50 из них, или менее 1 процента, стали прибыльными рудниками. 

Но компания Aber является не единственным случаем успеха. Самой крупной из небольших, но быстрорастущих в последние годы горнодобывающих компаний, к тому же привлекательной для инвесторов, является компания Petra Diamonds. Она построила свою стратегию на приобретении рудников, и скупила контрольный пакет акций четырех рудников в ЮАР и Танзании, ранее принадлежавших De Beers, и самый последний из них – это рудник Финш (Finsch) в ЮАР, который она выкупила у De Beers примерно за $210 миллионов в начале этого года. Кроме того, ей принадлежат рудники Куллинан (Cullinan), Коффиефонтейн (Koffiefontein) и подземный рудник Кимберли (Kimberley) в ЮАР, которые тоже выкуплены у De Beers, а также 75-процентная доля в руднике Уильямсон (Williamson) в Танзании.

Petra, эксплуатирующая восемь рудников в Африке, в прошлом месяце заявила, что в этом году она прогнозирует производство двух миллионов каратов алмазов и намерена довести годовой объем производства до четырех миллионов каратов к 2014 году, добившись его дальнейшего увеличения до пяти миллионов каратов к концу 2019 года. Эта горнодобывающая компания - крупнейший производитель алмазов на малом Лондонском рынке альтернативных инвестиций (Alternative Investment Market) - заявила, что ее выручка увеличилась на 24 процента за год, закончившийся 30 июня, так как рост цен на алмазы и быстрорастущий спрос в Азии перевесили сокращение производства.

По мнению Йохана Диппенаара (Johan Dippenaar), главного исполнительного управляющего компании Petra Diamonds, стратегия компании заключается в приобретении рудников, работавших много лет и имеющих геологические преимущества, устойчивое коммерческое обоснование, существенные ресурсы, а также значительные сроки дальнейшей эксплуатации. «Например, рудник Финш поможет сбалансировать и диверсифицировать наш портфель, добавив еще 1 миллион каратов или более в год», - сказал он Antwerp Facets Online.

Есть еще компания Gem Diamonds, самым прибыльным предприятием которой является алмазный рудник Летсенг (Letšeng). Он тоже раньше эксплуатировался компанией De Вeers. Gem Diamonds, как и Petra, пошла другим путем. Обе управляют своими собственными маркетинговыми предприятиями, что также является отклонением от курса, которым следуют классические молодые горнодобывающие компании, обычно ведущие торговлю своими товарами с помощью крупных производителей.

По мнению Деза Килали (Des Kilalea), аналитика Royal Bank of Canada (Королевского банка Канады), геологоразведкой алмазов, как правило, небольшие горнодобывающие компании уже не занимаются; этим занимаются гораздо более крупные состоятельные горнодобывающие компании. Так как разработка подземных рудников стоит очень дорого, многие молодые горнодобывающие компании предпочли вместо этого заниматься добычей на аллювиальных месторождениях на поверхности, где можно ввести рудник в производство в более короткие сроки и при меньшем финансировании. Но для аллювиальной горной добычи тоже требуются немалые инвестиции капитала ввиду крупномасштабных землеройных работ и других расходов. 

Целью молодых горнодобывающих компаний среднего масштаба является возможность добычи таких видов алмазов, которые менее чувствительны к экономическим потрясениям и на которые есть постоянный спрос.  

Именно это и наблюдается в компании Gem Diamonds, которая в июне сообщила о 17-процентном падении в годовом исчислении объема производства за первые шесть месяцев 2011 года и о 7-процентном сокращении продаж алмазов. Тем не менее, выручка выросла на 84 процента, а средняя цена за карат почти удвоилась – на 98 процентов, составив $1 759. Причиной этому послужило повышение цен на алмазное сырье, поддерживаемое очень устойчивыми ценами на крупные, высококачественные белые и фантазийные цветные алмазы. 

Рудник Летсенг компании Gem Diamonds достиг рекордной средней цены за карат в размере $3 052 в первом полугодии этого года, что является повышением на 77 процентов. Качество её камней подтверждается тем фактом, что алмазодобытчик продал 30 алмазов более чем за $1 миллион. На руднике добыто 105 алмазов стоимостью выше $20 000 за карат, и 295 алмазов весили свыше 10,8 карата.

Хотя на руднике Эллендейл (Ellendale), принадлежащем компании Gem Diamonds, объем производства снизился более чем на 30%, общий объем продаж с рудника упал всего на 1 процент. Компания договорилась о повышении цен на 24,7% по состоянию на 1 апреля на фантазийные желтые алмазы, проданные Tiffany & Co, производителю элитных ювелирных изделий. Фантазийные желтые алмазы с рудника Эллендейл достигли рекордной средней цены за карат в размере $4 045 в первом полугодии 2011 по сравнению с $2 588 за карат в тот же период 2010 года.

Аналогично этому Firestone Diamonds - другая молодая горнодобывающая компания - в прошлом году объявила, что она добыла несколько высококачественных камней с рудника Ликхобонг (Liqhobong) в Лесото. Самыми выдающимися алмазами были два белых камня весом 33 карата и 8 каратов, соответственно. Там также было два цветных алмаза. Один был насыщенного желтого цвета весом 9 каратов, а другой – розовый алмаз весом 1,7 карата.

Важное значение добычи крупных высококачественных драгоценных камней для молодых горнодобывающих компаний было продемонстрировано в этом месяце, когда компания Rockwell Diamonds Inc. заявила, что 2 августа на ее руднике Саксендрифт (Saxendrift) был достигнут непредвиденный объем производства, когда за один день было извлечено 373 карата алмазов, что представляет около половины запланированного месячного объема производства рудника. Этот однодневный объем добычи является самым крупным объем производства за день, когда-либо достигнутым за пятилетний срок работы компании Rockwell. Среди добытых камней было четыре крупных алмаза весом 180, 94, 43 и 34 каратов.

Конкурентным преимуществом Rockwell в алмазном мире является регулярное производство крупных высококачественных алмазов, и хотя такие показатели добычи, какие недавно имели место на руднике Саксендрифт, достигаются редко, они повышают прибыльность наших рудников», - сказал Джеймс Кэмпбелл (James Campbell), главный исполнительный управляющий компании Rockwell.

В Канаде начаты десятки проектов по геологоразведочным работам, и в ближайшие годы, вероятно, будут пущены в эксплуатацию два рудника, входящие в проект Ренард (Renard) компании Stornoway Diamond Corp, который станет первым алмазным рудником Квебека. Проект Ренард демонстрирует то парадоксальное обстоятельство, что длительная разработка на деле может дать молодым горнодобывающим компаниям определенные преимущества.

В июне компания Stornoway сообщила, что последние прогнозы по цене на алмазы для алмазных проб с кимберлитовых трубок Ренард 2 и 3 поднялись на 56 процентов с последних значений сентября 2009 года, достигнув $182 за карат. Кроме того, алмазные пробы с кимберлитовой трубки Ренард 4 подскочили на 49 процентов, до $112 за карат. К тому же были экземпляры с «высокой» ценой на алмазы в размере $236, $205 и $185 за карат для кимберлитовых трубок Ренард 2, 3 и 4 соответственно.

Как сказал Мэтт Мэнсон (Matt Manson), президент и главный исполнительный управляющий компании: «Это всесторонняя новая оценка алмазов из валовых проб с проекта Ренард подтвердила существенный рост цен на алмазы за последние 18 месяцев, вызванные устойчивым повышением спроса и сокращением предложения от рудников. Ожидается, что новые данные о ценах окажут положительное влияние на профиль доходов от проекта и доходность горной добычи». Он добавил, что разрабатываемое компанией технико-экономическое обоснование, которое должно быть готово в третьем квартале, должно «в общих чертах обрисовать проект с высокой производительностью, высокими ценами на алмазы и продолжительным сроком эксплуатации рудника».

«Говоря реалистично, молодые горнодобывающие компании собираются играть лишь небольшую роль в алмазной отрасли, - отмечает Дез Килали. - De Beers и АЛРОСА производят свыше 30 миллионов каратов каждая, а объем производства компаний Rio Tinto и BHP Billiton, вместе взятых, дает еще 10 миллионов. Тот же принцип распространяется на геологоразведку; не проводится каких-то реальных разведочных работ с нуля, потому что только такие крупные компании, как De Beers и АЛРОСА, имеют на это средства».

«Я не считаю, что небольшие компании будут способны играть важную роль. На самом деле, они, скорее, делают упор на то, что имеют, а не на поиск новых месторождений», - добавил он.