«Норникель» и «Русская платина» начали совместную работу в Норильском промышленном районе

ПАО «ГМК «Норильский никель», крупнейший мировой производитель палладия и высокосортного никеля, а также крупный производитель платины и меди, сообщил в четверг, что предприятия группы заключили с «Черногорской горнорудной компанией» («ЧГРК», входит...

Сегодня

Ангола: 4-й тендер по продаже алмазов SODIAM принес 19,5 млн долларов

Национальная компания Анголы по торговле алмазами SODIAM сообщила, что в ходе ее четвертого тендера по продаже алмазного сырья, проведенного в Луанде в прошлом месяце, было выручено 19,5 млн долларов. Проданные 1 012,9 карата алмазов были произведены...

Сегодня

Начавшаяся разработка алмазной трубки «Майская» увеличит добычу АЛРОСА до 35-36 млн каратов к 2025-2026 гг.

АЛРОСА в соответствии с ранее утвержденной инвестиционной программой начала в ноябре вскрышные работы на кимберлитовой трубке «Майская». Обработка руды будет осуществляться на фабрике №16 Нюрбинского ГОКа. Первые алмазы с месторождения ожидаются в 2025...

Сегодня

На тендере в Анголе алмазы с рудника Луло принесли 12,8 млн долларов

Компания Lucapa Diamond продала шесть исключительных алмазов с рудника Луло (Lulo) на международном тендере, проведенном SODIAM, государственной компанией по сбыту алмазов Анголы, за 12,8 млн долларов США, в среднем по 38 006 долларов за карат...

Сегодня

Christie's объявил результаты аукциона «Шедевры Фаберже из коллекции Гарри Вульфа»

Низкая предпродажная оценка была удвоена более чем в два раза – до 5 203 250 фунтов стерлингов – в результате  борьбы ставок конкурентов в торговом зале и онлайн на протяжении всего аукциона.

Сегодня

Политика в области прав собственности на алмазные рудники: Зимбабве отстаивает то, что, по мнению Анголы, отпугивает инвесторов

04 августа 2011

Зимбабве, которая около пяти лет назад обнаружила обширное алмазное месторождение в Маранге, постепенно становится признанным многообещающим игроком в алмазной промышленности.

До открытия месторождения алмазов в Маранге в стране было два известных алмазных рудника.

Это рудник Мурова (Murowa), принадлежащий компании Rio Tinto, и рудник Ривер Ранч (River Ranch), находящийся в частном владении.

Алмазная промышленность Зимбабве была окружена полным молчанием на протяжении долгих лет вплоть до тех пор, пока в 2006 году на сцене не появились алмазные участки Маранге, что привело к началу алмазной лихорадки.

Хараре направила на эти алмазные участки безжалостную службу безопасности для наведения порядка в алмазном регионе.

Но группы гражданского общества стали утверждать, что во время этой полицейской облавы были убиты тысячи человек, хотя правительство Зимбабве опровергает данные утверждения.

Контрабанда алмазов приняла угрожающие масштабы; между тем некоторые активные гражданские группы заклеймили драгоценные камни из Маранге «кровавыми алмазами», что позднее привело к тому, что Кимберлийский процесс приостановил экспорт этих камней.

В ходе безуспешной борьбы Зимбабве за получение международного признания алмазов из Маранге стране также пришлось участвовать в правовой схватке с компанией Africa Consolidated Resources (ACR), которая приобрела права на данные алмазные месторождения после того, как De Beers после длительного периода разведки решила оставить эти участки.

Алмазный гигант утверждал, что разработка этих алмазных месторождений не является экономически целесообразной.

Это утверждение вызвало раздражение Хараре, и сейчас правительство решительно считает, что De Beers занималась «разграблением» алмазных приисков на протяжении всего периода нахождения в стране.

Таким образом, несмотря на затяжную схватку в суде, Зимбабве отозвала права компании ACR на алмазные участки, заявив, что компания приобрела их обманным путем.

Вопреки призывам ACR учредить совместное предприятие с Хараре правительство предоставило права на добычу алмазов нескольким фирмам, которые в настоящее время ведут разработку месторождений в партнерстве с государственной Zimbabwe Mining Development Corporation (ZMDC).

Осознав потенциал алмазных приисков, правительство Зимбабве объявило, что члены его кабинета «единогласно» решили полностью перевести в собственность государства все алмазные рудники в рамках Закона об индигенизации и расширении участия черного большинства в экономике.

«Главный принцип, которого придерживается правительство, состоит в том, чтобы аллювиальные алмазы принадлежали государству и использовались на благо народа Зимбабве», - заявил в прошлом году, по сообщениям местных средств массовой информации, министр по вопросам юношества, национализации и расширению возможностей коренного населения Сэвиор Касукувере (Savior Kasukuwere).

Министр финансов Тендаи Бити (Tendai Biti) также сообщил, что государство намерено контролировать ведение всей аллювиальной добычи в стране.

«Правительство достигло консенсуса в отношении того, что необходимо ввести в действие новый закон об алмазах, предусматривающий, что добыча аллювиальных алмазов в Зимбабве ведется государством и при его посредстве», - сказал Тендаи Бити в своей речи, представляя среднесрочный бюджет.

Он отметил, что коалиционное правительство остро нуждается в поступлениях от продажи алмазов для оживления экономики страны, находящейся в упадке.

Бити сообщил, что правительство заключило соглашения о создании совместных предприятий с частными компаниями, не получая от этого прибыли, и отсюда возникает необходимость в их национализации.

Помимо введения стопроцентной собственности на все аллювиальные алмазные рудники, Зимбабве также заявляет о том, что местные жители будут владеть 51% акций в неаллювиальных рудниках - шаг, который затронет шахты Мурова и Ривер Ранч.

Эта политика владения долей в 51% в предприятиях будет применена не только к алмазным копям, но также распространится на разработку всех полезных ископаемых в стране, а также и на другие компании, находящиеся во владении иностранцев, будь то в банковском секторе или секторе производства.

Некоторые горнодобывающие компании, однако, оказали сопротивление данному решению и выступили со своими собственными предложениями.

Горнорудная палата предложила в соответствии с политикой владения 51-процентной долей в предприятиях продать 26 процентов акций, а оставшиеся 25% дополнить в форме кредитов на расширение участия черного большинства в экономике, которые использовались бы на корпоративные социальные инвестиции, местное снабжение и профессиональное обучение.

Касукувере утверждает, что правительство отвергло это предложение.

«Горнодобывающие компании, работающие в Зимбабве, не получат кредиты в рамках так называемого расширения участия черного большинства в экономике на социальные инициативы, и это не будут обсуждаться, так как большинство предложений, представленных до настоящего времени, не отвечают ожиданиям правительства», - приводят слова министра местные средства массовой информации.

Дискуссия продолжается.

Однако Зимбабве полностью закрывает глаза на события, происходящие в алмазной промышленности Анголы.

В марте этого года в рамках широкого отхода от установившейся практики Ангола отказалась от политики, в соответствии с которой государственная компания Endiama должна была владеть долей в 51% во всех кимберлитовых концессиях страны.

Руководитель Endiama Антонио Карлос Сумбула (Antonio Carlos Sumbula) недавно заявил, что Ангола отказалась от данной политики, потому что это препятствует инвестициям.

Он сказал, что доля владения Endiama, скорее всего, будет согласовываться с каждой компанией.

Сумбула сообщил, что Ангола заинтересована в привлечении инвесторов для разведки новых алмазных месторождений в этой южноафриканской стране.

«Алмазные цены улучшились, и теперь мы идем к следующему этапу, - отметил он. - Мы изыскиваем новых инвесторов, которые могли бы провести разведку в новых районах и обнаружить новые месторождения».

По его словам, Endiama обсуждала вопрос об инвестициях с российской компанией АЛРОСА, которая ведет работы на шахте Катока в Анголе, а также с компаниями из Южной Африки и Израиля.

В оправдание своей позиции Зимбабве могла бы заявить, что De Beers заключила соглашение о равноправном партнерстве с правительствами Ботсваны и Намибии.

Однако следует отметить, что эти соглашения не отражают политику этих стран в области собственности, так как они ограничиваются компанией Namdeb в случае Намибии и компанией Debswana в случае Ботсваны.

В этих странах существуют компании, полностью владеющие предприятиями по добыче алмазов.

Таким образом, по-прежнему остается вопросом, наступит ли у Зимбабве осознание того, что инвесторы уходят, когда устанавливаются такие жесткие правила.

Ангола действительно является хорошим примером того, как плохая политика может отпугнуть потенциальных инвесторов.

Мэтью Няунгуа, Rough&Polished