Gem Diamonds добыла белый алмаз массой 370 каратов на руднике Летсенг

Gem Diamonds добыла высококачественный белый алмаз типа II массой 370 каратов на принадлежащем ей на 70% руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Сегодня

Средняя цена алмазов с рудника Луло достигла 1 239 долларов за карат

Компания Lucapa Diamond продала партию алмазов общим весом 4 000 каратов с принадлежащего ей на 40% рудника Луло (Lulo) в Анголе за 5 млн долларов США. По ее информации, средняя цена алмазов составила 1 239 долларов за карат.

Сегодня

АЛРОСА в апреле успешно провела цифровой аукцион алмазов спецразмеров

АЛРОСА на апрельском цифровом аукционе алмазов спецразмеров успешно продала около 95% выставленных лотов, сообщила пресс-служба компании.

Сегодня

Индийские ювелиры получают временное освобождение от «обязательного клеймения» до 14 июня 2021 года

В ответ на судебную петицию, поданную Всеиндийским советом по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC), коллегия Высокого суда в Нагпуре 7 мая 2021 года вынесла временное предписание, запрещающее...

Сегодня

У производителя МПГ Eastplats вырос доход от производств, размещенных в ЮАР

Компания Eastplats, владеющая активами по производству металлов платиновой группы (МПГ) и хрома в Южной Африке, зафиксировала рост выручки на 43%, до 56,1 млн долларов США, за год, закончившийся 31 декабря 2020 года, по сравнению с 39,2 млн...

Сегодня

Оплаченная алмазной отраслью сделка по созданию военного колледжа в Зимбабве раскрывает связи этой страны с Китаем

01 июля 2011

Оплаченная алмазной отраслью сделка по созданию военного колледжа в Зимбабве раскрывает связи этой страны с Китаем

Тендаи Бити (Tendai Biti), министр финансов Зимбабве, говорит, что хочет пересмотреть условия этой сделки с тем, чтобы не только Пекин и зимбабвийские военные, но и обычные зимбабвийцы могли получить выгоду от алмазного предприятия Anjin.

Как утверждает «Голос Америки», полемика по поводу китайского займа для Зимбабве в размере US$98 миллионов на строительство военного колледжа, финансируемого за счет доли Хараре в прибылях от сделки по алмазодобыче с китайской фирмой, подтолкнула к изучению вопросов, связанных с зарождающимися экономическими отношениями Китая с Африкой, через несколько дней после того, как Хилари Клинтон, госсекретарь США, подняла этот вопрос.

В интервью, данном в Лусаке (Замбия), Клинтон выразила опасения насчет потенциально негативного влияния, оказываемого Пекином на систему руководства по всей Африке, и предостерегла против развития «нового колониализма» в связи с осуществляемым Пекином поиском африканских ресурсов для подпитки своей индустриальной экспансии.

Во время поездки по трем африканским странам с целью стимулирования торговли между Соединенными Штатами и Африкой Клинтон сказала, что китайская иностранная помощь и инвестиции на континенте не всегда соответствовали международным нормам прозрачности и надлежащего управления. Она сказала, что Пекин преследует свои собственные интересы, не способствуя развитию Африки – утверждение, которое вскоре повторил Тендаи Бити (Tendai Biti), министр финансов Зимбабве.

«Это легко – прийти, вычерпать природные ресурсы, откупиться от руководителей и уйти. А уходя, мало что оставить людям, живущим там, - сказала Клинтон зимбабвийскому тележурналисту, бравшему у нее интервью. - Не повышать уровень жизни. Не создавать условий для появления новых возможностей. Мы не хотим столкнуться с новым колониализмом в Африке».

Несколько дней спустя Бити обратился к парламенту Зимбабве с предложением изучить сделку, включающую заем в размере $98 миллионов от Китая на строительство военного колледжа рядом с Хараре, финансируемого денежными средствами, поступающими от Anjin Investments, совместного предприятия между правительством Зимбабве и китайской строительной компанией Anhui Foreign Economic Construction Group.

Бити заявил парламенту, что сделка была «криминальной». Но сторонники сделки из ZANU-PF, давно находящейся у власти партии президента Роберта Мугабе (Robert Mugabe) заметили, что он подписал эту сделку в марте наряду с тремя другими коммерческими соглашениями с Китаем.

Бити сказал в интервью «Голосу Америки» (Voice of America, VOA), что он подписал документы по займу в марте потому, что они были поданы ему вместе с тремя другими соглашениями в присутствии Ванг Кишана (Wang Qishan), вице-премьера Китая, и он «не хотел создавать дипломатическую сенсацию», хотя у него были дурные предчувствия.

«Соглашения были представлены мне в присутствии вице-премьера, и я не хотел поставить в неудобное положение Зимбабве и поставить в неудобное положение вице-премьера Китая», - сообщил он, добавив вместе с тем, что, как он думает, «Китай способен оказать помощь Зимбабве».

Хотя Зимбабве нуждается в финансировании, Бити заявил, что условия четырех займов на общую сумму US$500 миллионов являются проблематичными. Он сказал, что процентная ставка слишком высокая, и добавил, что у Зимбабве есть более неотложные нужды, чем отсутствие военного колледжа.

Другой болевой точкой для некоторых зимбабвийцев является то, что колледж строится не местным концерном, а группой Anhui Foreign Economic Construction Group.

В соглашении указывается, что «материалы, технологии и услуги, приобретаемые за счет доходов Предприятия, будут закупаться в Китае, а также в Зимбабве, что будет в интересах проекта и конечного пользователя».

Бити говорит, что хочет пересмотреть условия сделки, чтобы выгоду от алмазного предприятия Anjin могли получить не только Пекин и зимбабвийские военные, но и обычные зимбабвийцы. Он сказал, что обратился в Экспортно-импортный банк Китая (Export-Import Bank of China) с просьбой снизить процентные ставки.

Но некоторые скептически относятся к тому, что ему удастся аннулировать то, что было подписано и скреплено печатью в марте.

«Похоже, что слишком поздно надеяться на это», - прокомментировал Джон Робертсон (John Robertson), экономист из Хараре. Он отметил, что если и следовало проводить серьезные парламентские обсуждения проекта, «то это нужно было делать, может быть, год назад».

Хотя и отказавшись от комментариев конкретно по этой сделке, Оберт Мпофу (Obert Mpofu), министр горнодобывающей промышленности, сказал, что она была примером успеха политики «Взгляд на Восток» (Look East), проводимой президентом Робертом Мугабе.

«Технические подробности этого контракта приемлемы для зимбабвийцев», - сказал Мпофу.

«Эта сделка позволит нашей академии приобретать технический опыт благодаря сотрудничеству с Китаем. Это сделка действительно является одной из лучших сделок, которые эта страна когда-либо заключала со времени приобретения независимости. Мы очень благодарны за это», - отметил он.

Мпофу высказал критику в адрес Вашингтона за то, что он назвал шумихой против соглашения, сказав, что американцы обеспокоены тем, что китайцы их потеснят в Африке.

Китай недавно занял место Соединенных Штатов как крупнейшего торгового партнера Африки. Торговля Китая с континентом выросла более чем на 40% в 2010 году и достигла примерно $127 миллиардов.

Мпофу также обвинил Соединенные Штаты в лицемерии, так как они ведут бизнес с Китаем и мешают осуществлению китайских инвестиций и коммерческому развитию в Африке.

Артур Мутамбара (Arthur Mutambara), заместитель премьер-министра, сказал в парламенте, что в Хараре должны по-новому взглянуть на все сделки, подписанные с Китаем. Как и многие в Зимбабве, он сказал, что сделки в большей степени выгодны Китаю, чем доведенному до нищеты зимбабвийскому народу.

Увеличение роли Китая в разработке месторождения Маранге (Marange) вызывает особую озабоченность многих людей в стране и в мире, которые отмечают почти полное отсутствие прозрачности в разработке богатых аллювиальных месторождений алмазов в Зимбабве.

Мало что известно о любой из пяти компаний, включая и китайско-зимбабвийское совместное предприятие, работающее в Маранге. Однако из всех них компания Anjin остается наименее прозрачной.

Условия китайско-зимбавийского совместного предприятия защищены от публичного изучения соглашением о неразглашении информации. В отчете о китайских инвестициях в Зимбабве, подготовленном Исследовательским институтом по труду и экономическому развитию (Labor and Economic Development Research Institute), являющимся подразделением Зимбабвийского конгресса профсоюзов (Zimbabwe Congress of Trade Unions), говорится, что многие китайские компании в Зимбабве очень скрытны.

Такие компании говорят представителям из профсоюзов, что им не нужно делиться какой-либо информацией, потому что «их сделки заключены главным образом на межправительственной основе».

Существующее противоречие по вопросу о коммерциализации алмазов из Маранге в Сертификационной схеме Кимберлийского процесса задерживает открытую продажу этих алмазов крупным дилерам.

Но отсутствие кимберлийского сертификата не помешало появлению камней из Маранге на международном алмазном рынке контрабандным путем. Мпофу сказал корреспонденту Голоса Америки, что Anjin еще не продает свое алмазное сырье. В апреле Anjin объявила, что она создала запасы в объеме миллиона каратов алмазов. Но источники сообщают, что намного больше этого количества уже отгружено самолетами в Китай, принимая во внимание, что Anjin работает на месторождении Maранге с начала 2010 года.

А другие компании, работающие на руднике Маранге, должны искать покупателей, готовых заключать сделки без кимберлийского сертификата. Но, без сомнения, китайское государственное предприятие, добывающее алмазы на руднике Маранге, имеет огромный внутренний рынок, на котором оно может продавать большие количества камней, не встречая никаких вопросов.

Китай настойчиво ищет возможности приобретать алмазное сырье по всей Африке, пытаясь сместить Индию с позиции ведущего мирового огранщика драгоценных камней.

Алан Мартин (Alan Martin), директор исследовательской организации Partnership Africa Canada, говорит, что у Anjin имеются скрытые связи с китайскими и зимбабвийскими военными кругами. «Мы располагаем информацией, что сделка, фактически, является сделкой между военными обеих стран, - сказал Мартин. - Одной из причин для беспокойства у людей в отношении компании Anjin является то, что она не сделала того, что должна сделать любая другая иностранная компания в Зимбабве, то есть зарегистрироваться в соответствующих органах… Anjin обошла существующие зимбабвийские законы, которые распространяются на любую другую иностранную компанию».

Шеперд Мушонга (Shepherd Mushonga), председатель парламентского комитета по законодательству, возглавил энергичную работу отделения Движения за демократические изменения (Movement for Democratic Change, МDC) премьер-министра Цвангираи (Tsvangirai) с целью блокирования сделки по военному колледжу – правда, без особого успеха, так как Бити уже его подписал.

На вопрос о том, почему члены MDC из парламента ратифицировали соглашение, Мушонга дал объяснение, аналогичное объяснению Бити: «Присутствовали приехавшие с визитом китайские военные руководители, они сидели на галерее. Была бы очень неловкая ситуация».

Кроме того, военный колледж почти закончен. Бити сказал, что, когда он подписал сделку, он просто «узаконил то, что имело место фактически». Мушонга подтвердил, что строительство военного колледжа началось около года назад, вскоре после появления слухов о том, что компания ведет активную добычу на руднике Маранге.

Экономист Джон Робертсон (John Robertson) считает, что Зимбабве не получит большой выгоды от сделки.

«На большинстве проектов, о которых я слышал, не нанимают зимбабвийцев на работу, - говорит он. - Китайцы привезли с собой рабочую силу из Китая и совсем не хотят привлекать большое количество зимбабвийцев ни на каком из проектов, в котором они заняты; даже спортивный стадион в Хараре был построен китайскими рабочими - там совсем не нанимали зимбабвийцев».

Мушонга заметил, что сделка не соответствует новому закону страны о местном производстве, по которому требуется, чтобы 51-процентная доля в иностранных предприятиях принадлежала местным чернокожим инвесторам. «Если посмотреть глубже в это соглашение, там нет ничего для зимбабвийских компаний. Совсем ничего», - утверждает он.

Остается посмотреть, сможет ли Бити аннулировать или переписать сделку, или, как во многих других случаях с рудником Маранге, официальные лица ZANU-PF и военные, контролирующие доступ и разработку зоны, пойдут своим путем. Вместе с тем отмечающееся расширение роли Китая в алмазной зоне Маранге может вызвать возмущение зимбабвийцев в связи с исчезновением ценных природных ресурсов, которые могли бы удовлетворить многие важные потребности, но не используются для этих целей.