Бутик Âme на Манхэттене - континентальный победитель Версальской премии 2021 года

Секретариат Версальской премии 2021 года объявил ранее в этом месяце, что манхэттенский бутик Âme удостоен Специального приза «Интерьер» в категории «Магазины и универмаги» для Северной Америки. Âme входит в число 70 континентальных победителей Версальской...

Сегодня

B2Gold заглядывается на золотые активы в Зимбабве

По сообщениям СМИ, компания B2Gold, владеющая шахтами в Африке и Азии, проявила интерес к приобретению золотых активов в Зимбабве. Информационное агентство Bloomberg процитировало генерального директора этой канадской компании Клайва Джонсона (Clive...

Сегодня

Цены на алмазное сырье выросли на 10% из-за опасений по поводу его предложения на рынке

Рост цен на алмазное сырье на фоне возможного ограничения его предложения на рынке вызвал обеспокоенность у экспортеров бриллиантов в Сурате и Мумбае в Индии, поскольку у них есть твердые заказы из США, Китая и Дальнего Востока, пишет газета Economic...

Сегодня

Эксперт о бедных алмазами, но прибыльных кимберлитах в Анголе

По мнению отраслевого консультанта по алмазам, любая компания, желающая добывать алмазы в Анголе, должна быть готова к тому, что получит в разработку бедные алмазами, но прибыльные кимберлиты.

Сегодня

Итоги ювелирного онлайн-аукциона Christie's - The London Edit

На ювелирном онлайн-аукционе Christie's - The London Edit, проходившем 12-26 ноября, было реализовано лотов на общую сумму 4 230 250 фунтов стерлингов /5 655 844 доллара /4 936 702.

Сегодня

Не плаваем ли мы в «пузыре» цен на алмазы?

16 мая 2011

Спросите любого в отрасли о ценах на алмазы, и он наверняка пожмет плечами или пустится в рассуждения о том, как трудно справиться с повышением цен как раз сейчас, когда рынок восстанавливается, пишет Хедда Шупак (Hedda Schupak) на портале www.news.centurionjewelry.com.

Но при более пристальном изучении вопроса видно, что, хотя цены и в самом деле растут и, похоже, останутся высокими, это не обязательно служит предзнаменованием еще одного «пузыря» и не говорит о том, что все повышения необоснованные. Тем не менее алмазные дилеры несколько расходятся во мнениях относительно того, куда идет рынок и какую стратегию выбрать.

Моше Клейн (Moshe Klein) из расположенной в Нью-Йорке компании Julius Klein говорит, что сообразительные ритейлеры разглядели зловещие предзнаменования и начали делать запасы, а те, кто не следил пристально за рынком алмазов, часто были в шоке, когда отправлялись докупать драгоценные камни. Он также считает, что высокие цены останутся, по крайней мере, в ближайшем будущем.

«Несколько месяцев назад однокаратный бриллиант идеальной огранки, цвета и чистоты по стандарту Американской ассоциации драгоценных камней (AGS Triple Zero) стоил на 20-25 процентов ниже цены по прейскуранту Рапапорта, а  сейчас только на семь-восемь. Такова действительность», - говорит он. В Нью-Йорке, по его словам, люди выстраивались в очереди, чтобы купить изделия – даже мелкие бриллианты менее карата почти удвоились в цене. Все же он озабочен тем, что повышения были слишком большими и слишком быстрыми. 

«Когда цена на нефть пробивает потолок, люди говорят, что это происходит на 80% из-за спекуляции. В алмазной отрасли дело обстоит не так плохо, но я чувствую, что в некоторой степени спекуляция присутствует», - полагает Клейн.

Он, может быть, не так далек от истины. Хотя компания De Beers предостерегла клиентов в отношении спекуляции, она также предупредила, что поставки алмазного сырья недостаточные, и это подтверждают цены на него. Данная ситуация вполне может привести к спекуляции.
 
Алмазное сырье. Цены на бриллианты еще не догнали подскочившие цены на алмазы. По сравнению с низкими показателями 2009 года увеличение цен на алмазное сырье в 10 раз превышало рост цен на бриллианты. По словам Кляйна, отчасти это объяснялось тем, что рудникам, свернувшим производство во время спада, потребовалось время на наращивание производства заново, а новые рудники в эксплуатацию не вводятся.

Но Рассел Шор (Russell Shor), старший отраслевой аналитик в Американском геммологическом институте (GIA) сказал, что рудники, может быть, не очень торопятся наращивать производство. Это классическая стратегия в горной добыче - несколько придерживать производство, когда цены на подъеме, преследуя две цели: продление срока службы рудника  и получение более высоких цен на его продукцию в будущем.

Шор видит в перспективе повышение цен на бриллианты. Они идут вверх, но их рост большей частью направлен на достижение докризисных уровней, а не заоблачных высот.

«Обычные изделия с бриллиантами от четверти карата до полутора каратов вернулись на докризисные уровни 2007 года», - отмечает Шор. В 2008–2009 годах цены упали на 20-30%, а сейчас они наверстали упущенное и поднялись несколько выше, но незначительно, говорит он. «Цены на эти товары оставались сравнительно стабильными в течение 10 лет. Они не так сильно повышались», - считает Шор.

Цены на товары в диапазоне от двух до пяти каратов – основное сырье для ювелиров, изготавливающих изделия класса «люкс», - тоже восстановились и превзошли докризисные уровни. Хотя цены на них не поднялись больше, чем на обычные изделия, опять же, как говорит Шор, они не заоблачные. Но отмечается их устойчивое повышение, поэтому ритейлерам нужно адаптироваться к новым ценам, полагает аналитик. 

Большие крохи. Забавно, что самое большое повышение цен произошло на самые маленькие камни. Как отметил Кляйн, цены на мелкие бриллианты почти удвоились, а Джефри Линк (Jeffrey Link), президент компании A. Link and Co., Нью Йорк, говорит, что когда дело касается высококачественных мелких бриллиантов, то эти повышения чаще всего составляют 300% или 400%. Комплекты наилучших товаров размером ниже 7 пойнтов и особенно ниже 2 пойнтов могут стоить $1 300 или $1 400, и люди даже предварительно оплачивают изготовление камней этой категории, используемой производителями изделий класса «люкс», такими как Richemont, LVMH или Tiffany.

«Я вырос с мелкими бриллиантами, и я всегда чувствовал, что люди испытывают недостаточное уважение к хорошо изготовленным мелким камням. Легче научиться хорошо гранить камень в один карат, чем хорошо гранить камень в 1 пойнт. Это совсем другое искусство», - говорит Линк. Он указал на несколько факторов, повлиявших на такое повышение цен: низкий курс доллара и возрастающая стоимость рабочей силы. 

Во время спада зарубежные фабрики распустили квалифицированных работников, и многих из них сейчас невозможно снова нанять, так как они заняты в других отраслях, например, в изготовлении одежды или обуви. Именно сейчас вместо них нанимают других, но потребуется время, прежде чем производство действительно начнет расти, говорит Линк. В то же время труд в странах с низким уровнем зарплаты, как, например, в Китае, уже не так дёшев, как раньше.

И наоборот, область, в которой цены совсем недавно стали выравниваться – это мега-камни, обычно продаваемые на аукционах, говорит Шор. Хотя цены на них не упали, похоже, что они достигли пика и стабилизировались.

Возрождение доверия. «Повышение цен значительное, но это показывает, что рынок устойчив и люди верят в бриллианты», - говорит Амир Голдфайнер (Amir Goldfiner) из компании Rahaminov Diamonds из Лос Анжелеса. Его фирма показала весьма высокие результаты в первом квартале и провела несколько очень успешных «чемоданных шоу» с демонстрацией образцов прямо с производства.

«Мы думаем, что цены высокие потому, что высокий спрос, - отмечает Голдфайнер. - Во всем мире люди верят в бриллианты и считают, что они являются надежным убежищем. Это хороший вариант – держать деньги в бриллиантах».

«Бриллианты снова приобретают уважение, которого у них не было  в течение многих лет, особенно мелкие, и это хорошая новость», - говорит Линк.

Несомненно, спрос в розничной торговле вырос. Голдфайнер говорит, что его розничные покупатели покупают и продают, а Варда Шайн (Varda Shine), управляющий директор Diamond Trading Company International, в недавнем выступлении сделала прогноз на 2011 год об увеличение продаж на 6% или 7% по стоимости. Тем не менее любые скачки валовых продаж по стоимости должны учитывать повышение цен как на золото, так и на алмазы.

Хотя колебания валют могут пойти на пользу ценам на алмазы, как отмечают Голдфайнер и Линк, Шор приводит другие факторы, оказывающие свое влияние.

Один из них – более жесткие условия кредита. Банки стали более строго относиться к  чрезмерному числу сделок на условиях консигнации, и теперь максимальный срок по платежам составляет 60 дней с продлением, может быть, на 30 дней против 120 дней и более, что было распространено раньше. Еще одним важным фактором является значительное увеличение камней из вторичных источников, таких как ломбарды или подержанные ювелирные изделия. Шор говорит прямо: «Этот канал субсидирует высокую стоимость алмазного сырья».

Линк соглашается. «Это распространяется на все – на магазины предметов класса «люкс» и на магазины, не торгующие предметами роскоши, все это делают. Мы разговаривали с ритейлерами и спрашивали, как они выживали последние два года - они переплавляли и снова использовали изделия и бриллианты».

Более крупные изделия можно переплавить, а бриллианты вставить снова, или изделия можно просто почистить и перепродать, если стиль подходящий. Но маленькие изделия дают большие деньги.

Продайте мне свои камни. Если использовать для иллюстрации упрощенные (не фактические) цифры, то, когда заказчик продает кольцо ювелиру или в ломбард, он получает $300 за золото и всего лишь минимум, скажем, $5, за мелкие бриллианты в нем. Ювелир или владелец ломбарда вынимает бриллианты и складывает их в коробку, затем переплавляет золото. Ломбардный брокер (тот, кто покупает и продает все эти коробки разнообразных мелких бриллиантов) обходит всех в поисках камней и предлагает $15 за коробку. Он, в свою очередь, продает коробку индийской фирме за $100. Коробка возвращается в Индию; ее содержимое сортируется и смешивается с другими партиями мелких бриллиантов, которые затем опять продаются здесь же, но за $500 (или дороже).

“Это намного дешевле, чем покупать камни и производить их огранку, говорит Шор. Продажная цена этих камней может составлять до 70%-80% от цены по прейскуранту Рапапорта. Итак, если средняя скидка с цены по прейскуранту Рапапорта составляет 30%, это довольно большая разница.

Насколько высоко могут подняться цены? И насколько смогут рисковать диамантеры в погоне за товарами?

Амир Голдфайнер говорит, что при любых обсуждениях цен также необходимо обсуждать вопросы маркетинга юриллиантов. «Мы неправильно рекламируем бриллианты, - говорит он. - Женская сумка «биркин» от Hermes стоит около $30 000, но она изнашивается через несколько лет. Бриллиант можно носить вечно. Бриллианту можно придавать новый вид. Сумке не придашь. У меня была заказчица, продавшая бриллиант, приобретенный много лет назад, и она получила больше денег, чем заплатила за него».

Голдфайнер прав. При ожидаемом в этом году увеличении цен на одежду примерно на 17,4% и при растущих ценах на бензин и продукты питания потребители действительно хотят знать стоимость всего, что они покупают.

Кошелек скажет. Резкое увеличение цены на мелкие бриллианты может значительно повлиять на торговлю. Чрезвычайно популярные стили «микропавэ́» в мире моды зависят от мелких бриллиантов, которые уже в прошлом году стоили больше, чем за год до этого.

«Когда это используется как акцент, нетрудно принять цену, как за все полное изделие в стиле «микропавэ́»,  - говорит Линк. - Но в конце концов потребитель задумается над тем, стоит ли стиль такой цены. Только время покажет. А если ритейлер это покупает, а покупатель нет, я этот вопрос пересматриваю».

Моше Клейн и Рассел Шор опасаются переломного момента, когда отрасль потеряет покупателей из-за завышенных цен.

«Я не знаю, готов или нет богатый американский потребитель [к увеличениям цен], - говорит Кляйн. - Это не дает мне покоя по ночам. Я не уверен, но такие цены могут выбросить нас с рынка. Пожалуй, дешевле купить дом, чем камень в пять каратов».

Шор говорит, что никто не знает, когда наступит поворотный момент – узнают, когда это случится. А к тому времени может оказаться слишком поздно.

«Когда-нибудь потребитель, копивший деньги на обручальное кольцо, может посмотреть на цену и сказать: «Что я получу за $5 000? Не так уж много!», и просто решит не покупать его», - говорит он. Или же потребители могут отдать предпочтение цветным камням, особенно принимая во внимание то обстоятельство, что сапфировое кольцо Кейт Миддлтон (Kate Middleton)  возродило интерес к цвету.

Клейн говорит: «Мы должны быть уверены, что действуем ответственно. У людей короткая память. Они имеют обыкновение забывать [2008-2009]. В долгосрочной перспективе, цена должна быть оправданна. Оправдано ли повышение на 10-15%? Да. Но можно ли оправдать повышение цены на 60% или вдвое? Нет».

Гольдфайнер, тем не менее, выступает в поддержку бриллиантов: «Я покупаю любой красивый бриллиант, который вижу. Я не боюсь. Продавать однообразный товар невозможно».