Rio Tinto представляет последнюю коллекцию розовых, красных и голубых бриллиантов с рудника Аргайл

Rio Tinto открыла предварительный просмотр редких розовых, красных и голубых бриллиантов в рамках последних торгов со своего легендарного рудника Аргайл (Argyle) в отдаленном восточном регионе Кимберли в Западной Австралии.

Сегодня

First Element и DDFF предлагают предтендерное финансирование

Компания First Element Diamond Services объявила о том, что в сотрудничестве с алмазным финансовым фондом Del Gatto (Del Gatto Diamond Finance Fund DDFF) предлагает своим клиентам предтендерное финансирование для обеспечения алмазодобычи.

Сегодня

Gembridge подписала соглашение с Chinastone, чтобы стимулировать цифровые продажи драгоценных камней машинной огранки во всем мире

Платформа для торговли цветными драгоценными камнями в цифровом формате Gembridge подписала соглашение с компанией Chinastone на эксклюзивные поставки цифровых продаж природных драгоценных камней высокоточной машинной огранки, что, как ожидается, приведет...

Сегодня

WPIC: платина будет третий год в дефиците на фоне резкого роста спроса в отрасли

Всемирный совет по инвестициям в платину (World Platinum Investment Council, WPIC) заявил 17 мая, что мировой рынок платины в этом году будет обеспечен меньшим количеством металла, чем предполагалось ранее, поскольку восстановление экономики...

Сегодня

Lucapa Diamond организует частный просмотр редкого бриллианта

Lucapa Diamond собирается провести эксклюзивный частный просмотр на международной выставке бриллиантов в Перте, Австралия, на следующей неделе.
Алмазная компания, зарегистрированная на австралийской фондовой бирже ASX, вместе со своими партнерами...

Вчера

Молодые китайцы открыты для ювелирных изделий с бриллиантами, говорит Летиция Чоу

22 апреля 2011

Летиция Чоу (Letitia Chow), директор по развитию бизнеса в ювелирной группе компании UBM Asia, которая выпускает издание Jewellery News Asia, любезно дала интервью Израильскому институту алмазов (Israel Diamond Institute) (www.israelidiamond.co.il), в котором обсуждается состояние секторов бриллиантов и ювелирных изделий в Китае.

Израильский институт алмазов (IDI): Мы все время слышим, что Китай – рынок будущего. Каково Ваше мнение на этот счет?

Летиция Чоу (ЛЧ): Китай - не рынок будущего, он рынок сегодняшнего дня.

IDI: Так считают люди в Китае или это мнение отрасли?

ЛЧ: Я думаю, что касается ювелиров и людей, занимающихся ювелирным бизнесом в Китае; они не считают себя важными по сравнению с поставщиками в остальной части мира. Это потому, что в Китае вообще все развивается очень быстро и экономика страны растет.

Когда иностранцы посещают Китай, я думаю, они чувствуют там этот дух – ощущение, уверенность, очень позитивная энергия. Хотя ювелирная отрасль развивается, и дела идут хорошо… есть другие секторы, где дела еще лучше. Поэтому, я не думаю, что они сказали бы: «О, мы очень важные на мировом рынке». 

Конечно, есть определенные отраслевые ассоциации, которые осуществляют контроль над развитием сектора и пытаются направлять отрасль и помогать ей в развитии. Эти ассоциации, осуществляющие контакт с отраслью в глобальном масштабе, конечно, осознают, что Китай представляет интерес для многих поставляющих центров.

IDI: Вы можете рассказать нам о китайском потребительском рынке ювелирных изделий и бриллиантов, например, о размере сектора?

ЛЧ: Очень трудно дать какие-то цифры об отрасли. Такую статистку нелегко получить – в отличие от некоторых стран, где ведут очень четкий контроль показателей в течение долгого времени. Многие данные этой статистики получены такими организациями, как De Beers и международными торговыми организациями, которые благодаря своим связям с местными предприятиями могут создать экспертные группы для отслеживания показателей. Конечно, в Китае есть ассоциации торговли ювелирными изделиями, которые тоже стремятся выполнять работу, но такая статистика имеется в ограниченном объеме. Все цифры, которые приводятся сегодня, являются очень приблизительными. Однако цифры, конечно, очень интересные.

IDI: Какие виды бриллиантов или ювелирных изделий представляют интерес для китайских потребителей? Есть ли различия во вкусах в разных регионах?

ЛЧ: Различия во вкусах, несомненно, есть - в зависимости от региона. Имеется огромный рынок свадебных ювелирных изделий, на котором используется много бриллиантов. Думаю, что нужно поблагодарить, опять же, De Beers за то, что они стимулируют потребителей и продвигают бриллианты в качестве подарка при обручении. Конечно, на молодое поколение оказывает влияние вся такая реклама. Хотя Китай все еще остается очень важным рынком для ювелирных изделий из золота, молодежь очень открыта для ювелирных изделий с бриллиантами.

IDI: Вы, в частности, имеете в виду кампанию Forevermark?

ЛЧ: Нет. De Beers начала рекламировать бриллианты в континентальном Китае много лет назад, и это помогло создать рынок, который расширяется. Молодое поколение китайцев любит бриллианты, они предпочитают бриллианты ювелирным изделиям из чистого металла. В течение долгого времени китайский рынок принимал только очень узкий диапазон качества бриллиантов, но ситуация сильно изменилась. Он расширился, что является хорошей новостью для каждого, для всех поставщиков. В конечном счете, очень узкий диапазон бриллиантов высокого качества ограничен. Поэтому сейчас китайцы отбросили в сторону предубеждения и принимают более широкий диапазон. Мы имеем в виду, может быть, более низкие показатели цвета и более низкое качество. Но это, действительно, очень хорошо, поскольку помогает расширить рынок.

IDI: Интересуют ли китайцев бренды? Какие более привлекательны – иностранные бренды или китайские?

ЛЧ: Китайцев, безусловно, интересуют бренды. Иностранные или китайские, потому что, я думаю, уверенность потребителей основана на брендах. Они хотят знать, что то, что они покупают, стоит тех денег и является хорошим накоплением и поддержкой. Бренд обычно гарантирует качество и сервис, а китайцы это ценят, будь это модная одежда, косметика или ювелирные изделия. Потребители чувствуют себя намного лучше, если у них есть чувство уверенности в том, что для них покупают у поставщика. Это означает, что за этим стоит какой-то бренд. Если говорить о брендах, то Израильский институт алмазов тоже продвигает свою марку. Я думаю, это правильные действия, но они требуют постоянства. Думаю, это очень важно. Хотя очевидно, что для этого требуются средства.

IDI: По каким поводам китайцы покупают ювелирные изделия с бриллиантами?

ЛЧ: Есть несколько очень активных периодов. Я думаю, Вы знаете, например, о Дне труда в мае, потому что у них длинные праздники, и есть национальный праздник 1 октября и 1 мая. В эти праздники почти вся страна отдыхает, поэтому люди тратят деньги, они отмечают праздник, путешествуют, а также делают много покупок. Конечно, самым важным временем является конец года, близко к китайскому Новому году, когда проводится много свадеб. Это называется свадебным сезоном. Кроме того, китайский рынок также перенимает некоторые западные привычки – отмечать день Св. Валентина, День матери, и, конечно, Рождество! Как Вы знаете, многие международные потребительские бренды появились на китайском рынке, и они несут эти западные праздники. Они пользуются любой возможностью увеличить продажи! Китайские потребители также учатся, проявляют интерес и поддаются влиянию.

IDI: Насколько велика алмазная отрасль в Китае?

ЛЧ: Очень трудно сказать. В промышленности, скажем, до кризиса было около 30 000 гранильных предприятий. Сейчас, думаю, около 20 000. Отрасль, конечно, расширяется ввиду спроса. Некоторые из крупных розничных сетей тоже начинают заниматься огранкой алмазов из-за контроля в континентальном Китае и обременения пошлинами. Многие израильские компании являются членами Китайской алмазной биржи (China Diamond Exchange). Все же намного проще, если у китайских ритейлеров имеются мощности для переработки алмазов на месте для производства ювелирных изделий и ведения розничной торговли в континентальном Китае.

IDI: На каких видах бриллиантов специализируются компании в Китае?

ЛЧ: Они не проводят огранку совсем мелких алмазов, потому что с этим связаны высокие затраты на рабочую силу и большая конкуренция. Кроме того, для достижения большей доходности они предпочитают (я бы сказала, «им нравится», потому что это иногда зависит от поставщика) обрабатывать бриллиант весом 20 пунктов и более высокого качества.

IDI: Откуда импортируются алмазы?

ЛЧ: О, отовсюду. Но я должна сказать, что индийцы очень активны. Получилось так, что многие индийские поставщики либо основали предприятия в континентальном Китае, либо очень часто посылают людей в Китай, и поэтому мы видим, что они очень активны. Основным бизнесом является продажа производителям ювелирных изделий в таких центрах и узлах, как Сычуань (Szechuan) или Панью (Panyu). Конечно, китайские производители ювелирных изделий и производители ювелирных изделий в Гонконге, изготавливающие их для продажи в континентальном Китае, используют значительное количество алмазов, поставляемых из Израиля или даже из Бельгии, все зависит от наличия, от того, у кого более подходящий товар. Конечно, из-за того количества алмазов, огранку которых проводят индусы, их доля всегда будет больше.

IDI: Говорят ли и читают ли китайцы по-английски?

ЛЧ: Да, все больше и больше людей имеют хорошее образование. В бизнесе также многие люди понимают этот язык.

IDI: А западный – английский - подход мешает потребителю или же способствует получению большего дохода?

ЛЧ: Я думаю, что люди проявляют интерес к импортным товарам, и они им нравятся, потому что существует мнение, что импортные вещи обладают хорошим качеством и более современные.

Спасибо, Летиция Чоу.