Эксперт о бедных алмазами, но прибыльных кимберлитах в Анголе

По мнению отраслевого консультанта по алмазам, любая компания, желающая добывать алмазы в Анголе, должна быть готова к тому, что получит в разработку бедные алмазами, но прибыльные кимберлиты.

Сегодня

Итоги ювелирного онлайн-аукциона Christie's - The London Edit

На ювелирном онлайн-аукционе Christie's - The London Edit, проходившем 12-26 ноября, было реализовано лотов на общую сумму 4 230 250 фунтов стерлингов /5 655 844 доллара /4 936 702.

Сегодня

Алексей Чекунков: РЖД и Норильский никель – компании-лидеры по участию в реализации проекта «Чистая Арктика»

Одним из ключевых направлений нынешней арктической повестки стала очистка территорий от уже накопленных опасных следов хозяйственной деятельности, объем которых исчисляется в миллионы тонн. Об этом заявил Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики...

Вчера

Данные по импорту и экспорту AWDC за октябрь

Согласно данным, опубликованным Антверпенским всемирным алмазным центром (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), в октябре 2021 года импорт Антверпеном необработанных алмазов сократился на -25,04%, достигнув 7 306 052,17 карата против 9 747...

Вчера

Золото может потерять свой блеск из-за планов правительства Индии по повышению ставок налога на товары и услуги

Предложение правительства Индии о повышении налога на товары и услуги при торговле золотыми ювелирными изделиями с 3 процентов до 5 процентов может подорвать отрасль, по словам представителей индийской индустрии.

Вчера

Перспективы и подводные камни консолидации на рынке предметов роскоши

31 марта 2011

Самые солидные бренды индустрии предметов роскоши создают такой имидж, как будто они ведут свое происхождение из глубокой старины (лучше всего, из XIX века), а их традиции продолжаются семьей-основательницей, которая стремится поддерживать взыскательные стандарты компании, получившей ее имя. Но, разумеется, к нынешней индустрии предметов роскоши это имеет уже слабое отношение, пишет Роб Бейтс, аналитик портала www.jckonline.com.

Но, разумеется, к нынешней индустрии предметов роскоши это имеет уже слабое отношение, отмечает он. Многие из самых больших имен сегодня принадлежат огромным конгломератам. И теперь к этому списку присоединился еще один известный бренд: прославленная ювелирная компания Bulgari (основанная в 1884 году) куплена люкс-гигантом LVMH. (Ходили слухи, что LVMH может еще приобрести часть акций индийской Gitanjali, но та опровергла это «предположение».)

Случай с Bulgari интересен тем, что это был более продвинутый бренд, чем большинство остальных; у него даже есть гостиничная сеть. Однако член основавшей его семьи сказал Bloomberg: «Чем дальше, тем больше я думаю, что главными действующими лицами индустрии предметов роскоши будут большие группы компаний… Для независимых и недостаточно крупных марок жизнь будет все более трудной».

Под контролем LVMH теперь находится так много ведущих брендов (и она еще ведет упорную борьбу за контроль  над Hermes), что в Luxury Daily ее недавно назвали «Уол-мартом в индустрии предметов роскоши». Хотя для руководства компании сравнение нелестно, тут действительно есть много общего.

Чем больше становится LVMH, тем сильнее она вынуждает поставщиков и торговцев к заключению более выгодных для себя сделок на сырье и товары, и тем шире ее возможности по распоряжению творческим персоналом и быстрому продвижению продукта от заводского цеха до розничного магазина…

Однако вопрос в том, велики ли издержки такой консолидации? Опытный аналитик индустрии предметов роскоши Пэм Дэнзигер недавно убеждала: «Вы говорите о массовой розничной продаже и массовом маркетинге, но это не то, с чем ассоциируется роскошь».

А президент Hermes, объясняя, почему его компания не хочет продаваться LVMH, говорил: «Управление Hermes не основано на финансовых принципах… Ее принцип – это изготовление артефактов, работа высочайшего качества, самое лучшее сырье, максимально возможная креативность - вот ради чего люди приходят в наши магазины... Если отдать экономический контроль финансистам, они убьют экономику, потому что им требуются краткосрочные результаты».

Что ж, едва ли можно сказать, что LVMH не знает, что делает, с учетом ее непрерывного успеха; ее прибыль от часов и ювелирных изделий в прошлом году взлетела на 103%. (Один аналитик охарактеризовал приобретение Bulgari так: «У них есть много способов испортить себе жизнь. Но весьма вероятно, этого не будет»). Но выдающиеся результаты этих известных марок обусловлены щедрой заботой о них, а не эффектом от масштабов стоящей за ними компании. Аналитики считают очевидным, что будущее индустрии предметов роскоши – это консолидация. Но где та грань, за которой вся эта консолидация обернется убытками?