Результаты Signet Jewelers за 1-й квартал превзошли ожидания

Компания Signet Jewelers Limited, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты продаж за 13 недель, закончившихся 1 мая 2021 года.

Вчера

Открыта регистрация на онлайн-трансляцию ювелирного конгресса J-1 Kazakhstan

Международная ювелирная выставка-конгресс J-1 Kazakhstan пройдет 30 июня-2 июля в Нур-Султане. Как сообщили организаторы, увидеть выступления спикеров смогут все желающие благодаря прямому эфиру, организованному совместно с онлайн-университетом Skillbox...

Вчера

Обзор WGC: центральные банки продолжают относиться к золоту позитивно

Центральные банки по-прежнему позитивно относятся к золоту, и около 21 процента центральных банков по всему миру намерены увеличить свои золотые резервы в течение следующих 12 месяцев, согласно исследованию, проведенному Всемирным советом по золоту (World...

Вчера

Riozim требует более 2 млн долларов компенсации за украденную хромовую руду

Многопрофильная горнодобывающая компания RioZim обратилась в суд с просьбой взыскать с компании Falcon Resources более 2 млн долларов США за хромовую руду, которая якобы была украдена во время спора с данной компанией.

Вчера

АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

Чтобы развивать огранку, нужно изменить весь подход к алмазообрабатывающей индустрии – генеральный директор «Кристалла»

14 сентября 2010

Поддержка государства и восстановление рынка позволили крупнейшему российскому производителю бриллиантов - смоленскому «Кристаллу» - вернуться к докризисным объемам реализации. Однако дальнейшее развитие отрасли также требует государственной помощи - в первую очередь, на уровне изменения законодательной базы. О том, с какими проблемами сталкивается российская огранка, и способах их решения «Интерфаксу» рассказал генеральный директор «Кристалла» Максим Шкадов.

- Многие эксперты говорят о том, что спрос и цены на алмазном рынке уже восстановились до докризисного уровня. Ощутил ли это «Кристалл»? Каковы итоги вашей работы за первое полугодие?

- С кризисным годом, думаю, сравнивать будет некорректно, потому что в прошлом году показатели были специфические. В этом году с точки зрения прибыльности у нас позитивная тенденция. Правда, с сентября начнется снижение прибыльности, потому что цены на сырье пошли в гору. Тенденцию первого полугодия сохранить, наверное, не удастся, но все равно мы будем прибыльны, здесь просто вопрос - в каком объеме. По итогам полугодия у «Кристалла» 150 млн рублей чистой прибыли.

- А объем выручки?

- Около 5 млрд рублей.

- Насколько я помню, в начале года вы такую выручку ожидали в лучшем случае за весь год.

- Прогнозировали по тому состоянию рынка, которое было тогда, по нестабильному. Теперь, я думаю, выручка за год будет на уровне 10-11 млрд рублей. Но посмотрим, как получится, что будет с рынком.
Но вообще, уже можно говорить о том, что «Кристалл» сумел достаточно правильно сориентироваться на рынке в 2008-2009 году. АЛРОСА в конце 2008 года ушла с рынка, фактически оставив нас без источника сырья. Мы закупали сырье на внешнем рынке и у Гохрана. Гохран, как мера господдержки, закупал у нас часть готовой продукции, мы не уходили с рынка. Как только АЛРОСА вернулась на рынок, приступили к закупкам сырья у нее. Ну и рынок, конечно, в этом году разошелся. Таких показателей у завода давно не было.

- Тоже вернулись на докризисный уровень?

- Нет, гораздо лучше. Докризисный период характеризовался просто неимоверным уровнем цен на сырье, поэтому прибыльность там была не очень высокая. Для гранильного предприятия лучшие показатели будут либо на спокойном, либо на развивающемся рынке. А когда идут сырьевые спекуляции, то говорить о прибыльности в секторе переработки сложно. Тут уже все начинают подстраиваться под рыночные тенденции: гранильные предприятия также начинают перепродавать часть сырья.

- Перепродавать закупленные алмазы?

- Да. Их нерентабельную для обработки часть. В принципе, это технологическая операция: из общего объема закупаемых алмазов ты выбираешь то, что тебе необходимо под производство тех бриллиантов, которые будут востребованы рынком. А из оставшегося сырья формируешь лоты и продаешь на рынке. Но это происходит из-за неоднородности покупаемого сырья. Алмазы - это ведь не стандартизированный биржевой товар, сырье очень разное. И в «боксе», который ты покупаешь, камни могут отличаться.
Завод работает только по показателям прибыльности и рентабельности. То, что нерентабельно, отсеивается на продажу. Если нельзя продать - лежит и ждет своего часа. Может случиться и так, что цены поднимутся, и этот камень станет рентабельным. Если не поднимется - есть другие варианты, например, смешать с высокорентабельными камнями и обрабатывать как среднерентабельный «бокс».
На самом деле, этот бизнес так работает во всем мире. Только наше законодательство не очень позволяет нам так работать.

- Закон накладывает какие-то ограничения?

- Есть квота, и она является сдерживающим фактором. Гранильное предприятие не может продать на экспорт или обработать за пределами России более 15% купленного у добытчика сырья. Квота была введена давно, когда правила игры на рынке только формировались. Сейчас ситуация изменилась. Мы все идем к свободному рынку, создается единое таможенное пространство, Единый таможенный союз. К тому же, собираемся вступить в ВТО. Все это говорит о том, что мы должны быть готовы к рыночным условиям. И мы готовы и работаем в этом рынке, и я считаю, что успешно. Но есть нерыночные факторы, которые мешают нам работать в таких условиях.
Пока же получается так, что в России развитие огранки идет изначально от источника сырья, то есть от сбытовой политики АЛРОСА. АЛРОСА сейчас декларирует, что условия для всех ее клиентов будут одинаковыми, независимо от их национальности. И это правильно. Но де-факто наличие нашей законодательной базы ставит нас, россиян, в неравные с другими компаниями условия. И при таких условиях переработка алмазов в России, к сожалению, не будет расти.

- Какие еще подобные проблемы кроме квот сейчас существуют?

- В первую очередь, это проблемы с НДС и его возвратом. С каждой покупки сырья 18% изымаются из оборота на срок от 9 до 12 месяцев. АЛРОСА оказывает поддержку российским клиентам, давая им отсрочку платежа. Но это все на уровне временных договоренностей между компаниями. А должна работать понятная система. АЛРОСА не является регулятором оборота НДС, это задача закона. А для огранщика кредитование бюджета убийственно. Кредит под возврат НДС никто не даст.
Конечно, ни один предприниматель в таких условиях работать не будет. Посмотрите на систему огранки, которая сложилась за последние 20 лет - на те новые частные предприятия, которые образовывались за этот период. Большинство этих предприятий - структуры дилеров, которые через эти предприятия получили доступ к дешевому сырью (раньше сырье для российских огранщиков стоило дешевле, чем для экспортных поставок - ИФ).
Поэтому понятно, зачем вводились эти квоты. Чтобы избежать перепродажи сырья. Но с выравниванием цен и открытостью сбыта этот запрет неэффективен. Поэтому чтобы создать в России условия для переработки, нужно полностью менять весь подход к этой индустрии. Мы здесь очень сильно опаздываем - бороться с Индией и Китаем крайне сложно.

- А при чем здесь Индия и Китай? У российских бриллиантов совсем другая ниша.

- Российские бриллианты делаются из российского сырья. А цена сырья определяется исходя из состояния рынка. И один из факторов изменения цен на рынке - это стоимость обработки одного карата. Так или иначе, мы ни в одном, даже самом провинциальном регионе не привлечем рабочих, которые будут работать за среднюю зарплату в 5-6 тыс. рублей. А в Индии и Китае, если переводить на наши деньги, работают именно за такие зарплаты. У нас такая оплата нереальна. Соответственно, если в Индии стоимость переработки одного карата стоит $17-20, то в России - больше $50. Самая дешевая переработка сегодня в Смоленске, в Москве и Якутии где-то вдвое дороже. И, опять же, понятно, что в Москве и Якутии другие условия работы, там невозможно сделать дешевую переработку.
Да, Россия на сегодняшний день занимает определенную нишу в переработке. Ниша дорогого качественного товара. Но Индия и Китай не стоят на месте. Они хотят присутствовать во всех рыночных нишах. И если бездействовать, то нас ждет судьба израильской огранки, которой практически уже нет. Мы не сидим сложа руки, и постоянно развиваемся. Пока конкурентам нас догнать сложно в технологическом плане. Но чтобы нас не вытеснили с рынка, нам нужны рыночные условия. Опасность того, что какие-то компании могут начать продавать алмазы за границу, не должна мешать работе русской огранки. Это должно отсекаться на уровне сбытовой политики АЛРОСА: она формирует клиентскую базу и должна понимать, кто занимается производством, а кто спекуляциями.

- Квоты мешают вам при продаже нерентабельного сырья?

- Квота и таможенные процедуры на самом деле сковывают руки для использования дешевых рынков переработки. Мы не можем заниматься давальческой обработкой в Армении, на Украине, в Белоруссии где остались еще предприятия от бывшей советской системы «Кристалл». Хотим это делать, а руки связаны квотой. И получается дилемма. У нас, например, стоимость переработки определенной группы сырья - $45 за карат, а на Украине - $25 за карат. У них производство отлажено именно под такое сырье. Очевидно, что это было бы эффективно. Но процедура квотирования и перемещения сырья и бриллиантов через границу убьет весь эффект.
То же самое и с Арменией. Можно сделать и так, что Китай и Индия работали бы на нас. Но существующая система не дает этого сделать.

- Вы обсуждаете эту проблему с Минфином? Ждете содействия?

- Вопрос не в Минфине. Минфин не является законодателем. Там наши инициативы поддерживают, и мы очень много сделали. Если бы не Минфин, то вся огранка в кризис бы просто умерла. Вопрос надо решать комплексно. Ассоциация производителей бриллиантов работает и продвигает все эти начинания. Но не все получается. Будем продолжать работать. Якутское правительство очень много для этого сделало и делает.
В Минфине по поводу НДС нас поддерживают, помогают в силу своих возможностей. Но они тоже не могут все решить. Опять же, если изменить для отрасли порядок начисления НДС, то нефтяники, газовики, производители продуктов, лекарств тоже могут начать об этом просить, и неважно, что там совсем другой рынок и другой подход. Поэтому вопрос с НДС очень непростой.

- А с квотами?

- С квотами я думаю, конечно, вопрос будет решен. Просто происходит это медленно. Последние решения были о том, что на приведение всей законодательной базы по вновь образованному таможенному союзу дается еще год. В течение этого периода все должно быть урегулировано. Подобное объединение нам очень помогло.

- По состоянию на настоящий момент стороны к ходе переговоров к чему склоняются?

- Квоты будут отменены. А пошлины, думаю, останутся те же, что сейчас действуют в России. Россия - все-таки основной игрок на рынке алмазов и бриллиантов.

- О взаимоотношениях «Кристалла» с АЛРОСА. Ваши новые соглашения отличаются по цене от соглашений с западными компаниями?

- Цена в соглашении не оговаривается, потому что цена меняется в зависимости от рыночных условий. Насколько нам известно, первые долгосрочные соглашения с 15 бельгийскими компаниями АЛРОСА подписывала с фиксированной ценой, но сейчас компания уже ушла от этого. Цена теперь абсолютно плавающая, рыночная. Объемы определяются для каждой компании индивидуально, исходя из возможностей АЛРОСА.
Сейчас АЛРОСА действительно сталкивается с определенным дефицитом сырья, потому что были большие продажи в Гохран в связи с кризисом, а рынок совершил значительный рывок. Видимо, по заключенным долгосрочным контрактам они расширили экспортную часть, а доля сырья, которое идет на внутренний рынок, была уменьшена. Этот факт можно констатировать. Но в принципе этот недостаток должен быть скомпенсирован из Гохрана.

- За счет продажи того сырья, которое было куплено у АЛРОСА?

- Да, АЛРОСА сейчас говорит, что не может обеспечить всех клиентов, и предлагает им работать с Гохраном. И с нашим предприятием такая же история получилась. По новому долгосрочному соглашению у нас объем поставок сырья получился меньше по сравнению с предыдущим. Но с помощью Гохрана поставки должны скомпенсироваться.
Вообще, сейчас просто такой временный период. Кризис очень многому научил. Пройдет трехлетний послекризисный период действующих соглашений, и будем выходить на новый виток отношений с компанией.

- Продажи стока уже оговорены на уровне Минфина?

- Они оговорены, естественно. В этом году ожидается принятие постановления о дополнительном отпуске сырья из Гохрана. Думаю, что решение о реализации стоков Гохрана будет в следующем году. Тут сложно, конечно, загадывать на три года - надо вести очень взвешенную политику, смотреть, что на рынке происходит. Потому что, реализовав большой объем, можно обвалить рынок.

- Сам «Кристалл» сколько намерен купить в Гохране в этом году?

- Намерены много. Мы это декларировали еще с начала года, но это будет уже решаться непосредственно после выхода постановления. Сейчас еще рано говорить. Но вообще Гохран продает на внутреннем рынке, а на нем не так много активных игроков осталось.

- А продавать бриллианты в Гохран будете? Вроде бы рынок восстановился, даже АЛРОСА в Гохран больше не продает.

- У нас изначально была принята программа по продажам в Гохран на этот год, как и у АЛРОСА. По АЛРОСА она теперь, видимо, будет скорректирована - они сейчас не собираются продавать, потому что у них очевидный дефицит. А мы ее выполняем. В среднем у нас где-то 70% бриллиантов идет на рынок, 30% - в Гохран.

- Цены Гохрана на бриллианты выше или ниже рынка?

- Гохран покупает по рыночным ценам. Колебания, безусловно, существуют, но они корректируются в течение года. Гохран не может зафиксировать цену на год, естественно, идет обсуждение цены на каждый период. Одно могу гарантировать точно, что Гохран создает себе запас, который потом можно реализовать по достаточно хорошим ценам с прибылью.

- Вопрос об увеличении уставного капитала «Кристалла» уже решен?

- Да. Закон о бюджете принят, и эта норма там прописана. Мы сейчас этим занимаемся, и это основная наша задача до конца года.

- В бюджете прописано только что государство увеличивает уставный капитал на 4 млрд рублей, а схема не уточняется. Она уже согласована?

- Да, она уже оговорена и сейчас отрабатывается. Сумма должна быть внесена за счет драгоценных камней, находящихся в Гохране. Пропорция будет 50:50 - по 2 млрд рублей алмазами и бриллиантами. Бриллианты мы сможем реализовать, алмазы переработать и реализовать готовую продукцию. Таким образом предприятие увеличит собственные оборотные средства. Росимущество проведет допэмиссию, мы проведем все необходимые процедуры, связанные с передачей имущества, вносимого в уставный капитал. Это все чисто юридическая работа, она сейчас ведется и в свои сроки будет выполнена.