TAGS сообщила о высоком спросе на алмазную продукцию, достигнув рекордных цен во всех товарных категориях

Торговая сессия компании Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) проходила в Дубае с 9 по 16 июня 2021 года. После введения локдауна в Индии TAGS исследовала возможность проведения торгов в Сурате. Но, несмотря на сохранение ограничений на поездки и...

Сегодня

Rio Tinto назначила Питера Каннингема финансовым директором

Крупная горнодобывающая компания Rio Tinto назначила своим финансовым директором Питера Каннингема (Peter Cunningham), который вступил в должность немедленно. Каннингем, занимавший должность временного финансового директора с 1 января 2021 года...

Сегодня

АО «АГД ДАЙМОНДС» переработало 30-миллионную тонну руды

12 июня 2021 года, в День России, на обогатительной фабрике ГОКа им. В. Гриба была успешно переработана юбилейная – 30-миллионная тонна руды с начала промышленной эксплуатации месторождения алмазов им. В. Гриба.

Вчера

Diamcor Mining увеличивает выручку в первом квартале

Компания Diamcor Mining сообщила, что в первом квартале, заканчивающемся 30 июня 2021 года, было продано 4 468,04 карата алмазного сырья на сумму более 1,2 млн долларов США (по цене 270,39 доллара за карат), несмотря на продолжающиеся ограничения...

Вчера

Debswana добыла третий по величине алмаз в мире

Компания Debswana, являющаяся совместным предприятием De Beers и правительства Ботсваны, извлекла из руды алмаз весом 1 098 каратов, который считают третьим по величине в мире.

Вчера

Шаг вперед в отношении конфликтных ископаемых, но как это повлияет на Конго?

21 сентября 2010

Как пишет Даг Баннерман (Doug Bannerman), старший консультант североамериканской консалтинговой фирмы по устойчивому развитию Two Tomorrows, на сайте www.reuters.com, вопрос о конфликтных полезных ископаемых наконец находится в центре внимания благодаря положению в новом федеральном законе США о реформе Уолл-Стрит Додда-Франка (Dodd-Frank Wall Street Reform) и о защите прав потребителей (Consumer Protection Act), которое требует, чтобы производители США подтверждали, что их практика привлечения сторонних ресурсов не способствует нарушению прав человека с применением жестокости в Демократической Республике Конго (ДРК).

Этот вопрос стал также новостью по другую сторону океана, где неправительственная организация по правам человека Global Witness предъявила иск правительству Великобритании, обвиняя его в том, что оно «закрывает глаза» на британские фирмы, торгующие «прибыльными» конголезскими конфликтными ископаемыми.

ДРК обладает колоссальными запасами ископаемых, и предметом обсуждения являются колумбит-танталит (колтан), касситерит, вольфрамит (и золото) – ряд минералов с труднопроизносимыми названиями, которые используются в разнообразных промышленных изделиях и потребительских товарах, включая многие столь любимые нами высокотехнологичные средства электроники.

И хотя термин «конфликтные ископаемые», может, и не приходит нам на ум, когда мы печатаем короткие сообщения друзьям, но волшебная сила всех этих устройств становится возможной в значительной степени благодаря олову, используемому для соединения электронных деталей. Вольфрам применяется в нитях накаливания электроламп и заставляет звучать сотовые телефоны, а металлический тантал – это термостойкий порошок, способный держать электрический заряд.

ДРК вряд ли является крупнейшим в мире производителем каких-либо из этих веществ, но именно она стала олицетворением «конфликтных ископаемых». И хотя природные богатства этой страны должны были бы обеспечивать социально-экономическое развитие, вместо этого они подогревали годы противостояния и привели к росту нищеты на протяжении большей части этого десятилетия. С конца 90-х годов, когда разразился нынешний конфликт, умерло более 5 миллионов человек, и восточное Конго заслужило злополучное клеймо «мирового центра насилия».

На самом деле большинство людей там умирает вследствие малярии, диареи, пневмонии и недоедания, то есть все эти причины ненасильственные и в обычных условиях предотвратимые. Как в 2003 году утверждала ООН, «потоки оружия, эксплуатация и длящиеся конфликты безнадёжно переплетены между собой».

Даже не говоря о самом конфликте, с самого первого раза, когда я увидел фотографии людей, добывающих колтан (на самом деле они копались в грязи всеми имеющимися орудиями), я долго раздумывал, когда же потребители в конце концов обнаружат связь между своими покупательскими предпочтениями и страданиями людей в ДРК. Кустарные старатели, даже те из них, которые работают не в принудительном порядке, надрываются в жутких условиях.

Помимо человеческих страданий, добыча колтана и других промышленных минералов наносит также экологический ущерб и разрушает среду обитания. Однако такой вид кустарного горного промысла критически важен для экономики, где немного других альтернатив. Рабочие, добывающие 1 кг колтана в день, могут зарабатывать от 10 до 50 долларов в неделю, а по стандартам Конго это хороший заработок.

И хотя закон Додда-Франка не предусматривает запрета на импорт ископаемых из ДРК, легальные операторы в этом регионе опасаются такого исхода. Глава ассоциации экспортеров Северного Киву Джон Каньони (John Kanyoni) заявил ассоциации горной промышленности, добывающей олово (ITRI), следующее: «Требовать, чтобы все производители отслеживали каждую единицу метала в каждом производимом ими изделии, это то же самое, что сказать им, чтобы они не производили закупок в ДРК и прилегающих странах, и фактически это означает эмбарго. Следствием принятия этих нормативных требований США станет то, что тысячи конголезцев потеряют работу и весьма вероятно, что они могут присоединиться к вооруженным группировкам».

Металлургические предприятия в Малайзии и Руанде являются главными пунктами назначения полезных ископаемых из ДРК, и только в прошлом году по меньшей мере два предприятия прекратили получение сырья в этом регионе. Полный уход из ДРК – это автоматическая реакция, которая не решает проблем этой страны. Несомненно, помогло бы создание в полной мере эффективного правительства, способного принести мир и стабильность в регион, где ничего этого нет.

В то же время представляется неизбежной в каком-то виде система сертификации, подобная Кимберлийскому процессу. Без этого невозможно обеспечить какую-либо степень уверенности тем, кто находится еще ниже в этой цепочке поставок, что они не замешаны в нарушении прав человека. Как отмечает Генеральный директор Apple Стив Джобс (Steve Jobs), сертификация источника ископаемых для всех будет непростой задачей.

Далее, как свидетельствуют Кимберлийский процесс и другие многосторонние инициативы, потребуются годы, чтобы разработать, осуществить и увидеть какое-то реальное действие таких международных соглашений.

Тем не менее уже сейчас по крайней мере одна работа ведется с целью создания более ответственных правил ведения горного дела в ДРК. Ассоциация ITRI, «преследующая цель продвигаться к устойчивой оловодобывающей промышленности», работает над разработкой добровольных деклараций промышленности или проверяемых сертификационных программ по касситериту. Хотя они только зарождаются, эти усилия являются шагом в правильном направлении, который, возможно, сможет опереться на более широкую поддержку правительства, гражданского общества и частного сектора.

Между тем, многие фирмы в высокотехнологичном секторе, включая Dell, HP, Intel, Motorola, в течение ряда лет пытаются гарантировать, что их поставщики не используют конфликтные ископаемые. HP одна их тех, кто с 2001 года работает со своими ключевыми поставщиками, чтобы совсем отказаться от тантала, источником которого является ДРК, и HP выступила с заявлением, поддержавшим закон Додда-Франка. И хотя Intel также публично поддержала этот закон, это не остановило страстных потребителей и защитников вопроса от того, чтобы использовать страничку компании в Facebook, чтобы обвинить компанию в попытках обойти эту проблему.

Что касается других производителей, усилия которых по созданию ответственных цепочек снабжения являются менее развитыми, чем у вышеперечисленных знаковых компаний Кремниевой долины, то они, несомненно, будут бороться за то, чтобы сертифицировать источники получаемого ими сырья и ускорить прохождение добросовестной практики привлечения сторонних ресурсов через EICC и другие промышленные форумы.

После вступления в силу закон Додда-Франка дает компаниям около шести месяцев, чтобы отчитаться перед Комиссией по ценным бумагам и биржам США (Securities and Exchange Commission, SEC) относительно их рисков, связанных с ДРК. Закон не налагает санкций на компании, которые сообщат, что не принимают мер, обнаружив, что получают сырье из ДРК. Но информация об их практике получения ресурсов должна быть самостоятельно проверена и опубликованы на их Интернет-сайте.

Одним из последствий этого закона может стать то, что производители прекратят раскрывать подробности о партнерах по цепочке поставок, производственных процессах, конструкции изделий и операционных системах, об обмене которыми прежде они не могли и мечтать. Однако может потребоваться такой уровень прозрачности, чтобы помочь потребителям, регулирующим органам и другим  заинтересованным лицам лучше понять, являются ли конфликтные ископаемые существенными для их бизнеса и настроены ли компании позитивно, чтобы влиять на изменение ситуации.

Понятно, что раскрытие такой информации доставит неудобство многим компаниям, и я предвижу жесткую дискуссию относительно того, что является конфиденциальной информацией и что действительно может быть раскрыто. Однако я надеюсь, что компании раскроют достаточно информации, чтобы обучить заинтересованных лиц этим вопросам, дать им возможность принимать действительно обоснованные решения и делать правильные выводы относительно практики компаний в деле получения ими ресурсов со стороны.

И хотя принятие этого закона является важным шагом, в такой же степени важно, чтобы сами потребители были озабочены этими вопросами, не говоря уж об изменении их поведения. Возможно, сейчас потребители лучше, чем когда-либо, осведомлены о социальной ответственности бизнеса, особенно с учетом прав трудящихся и условий труда на фабриках, производящих потребительские товары.

В то же время известие о последствиях закона о финансовой реформе для конфликтных ископаемых разошлось очень широко: газета New York Times сообщила о стремлении компании Nike выплатить «выходное пособие» рабочим после того, как производители в Гватемале закрыли свои фабрики, а в начале этого года появились сообщения о серии самоубийств среди рабочих. Принимая во внимание успех таких кампаний, как «Нет грязному золоту», и то, что потребители говорили о «кровавых алмазах», я уверен, что не потребуется много времени, чтобы побудить потребителей озаботиться вопросами конфликтных ископаемых.

И самое главное, в чем суть закона Додда-Франка: повысить осведомленность о критически важном вопросе, побудить компании стать более прозрачными и дать потребителям возможность принимать более осознанный выбор. Следует надеяться, что эти усилия положат конец торговле конфликтными ископаемыми и хоть в какой-то небольшой мере будут способствовать наступлению новой эпохи мира и стабильности в ДРК, где законная горнодобывающая промышленность сможет процветать и способствовать приходу более благополучного и обнадеживающего будущего.