Результаты Signet Jewelers за 1-й квартал превзошли ожидания

Компания Signet Jewelers Limited, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты продаж за 13 недель, закончившихся 1 мая 2021 года.

Вчера

Открыта регистрация на онлайн-трансляцию ювелирного конгресса J-1 Kazakhstan

Международная ювелирная выставка-конгресс J-1 Kazakhstan пройдет 30 июня-2 июля в Нур-Султане. Как сообщили организаторы, увидеть выступления спикеров смогут все желающие благодаря прямому эфиру, организованному совместно с онлайн-университетом Skillbox...

Вчера

Обзор WGC: центральные банки продолжают относиться к золоту позитивно

Центральные банки по-прежнему позитивно относятся к золоту, и около 21 процента центральных банков по всему миру намерены увеличить свои золотые резервы в течение следующих 12 месяцев, согласно исследованию, проведенному Всемирным советом по золоту (World...

Вчера

Riozim требует более 2 млн долларов компенсации за украденную хромовую руду

Многопрофильная горнодобывающая компания RioZim обратилась в суд с просьбой взыскать с компании Falcon Resources более 2 млн долларов США за хромовую руду, которая якобы была украдена во время спора с данной компанией.

Вчера

АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

Настоящий стандарт – это золото (часть первая)

14 сентября 2010

Портал Asia Times Online (www.atimes.com) опубликовал следующее интервью с Анталом Э. Фекете (Antal E Fekete), заказанное хедж-фондом, работающим с золотом. С 2001 г. Антал Э. Фекете является профессором-консультантом Университета Сапиентиа (Sapientia University) в г. Клуж-Напока (Румыния). В 1996 г. Фекете получил первую премию на международном конкурсе эссе по валютным проблемам International Currency Essay, организованном Bank Lips Ltd (Швейцария).

Часть 1

Профессор Фекете, Вы известны как убежденный сторонник возвращения к золотому стандарту. Но ведущие экономисты утверждают, что золотой стандарт практически невозможен, и противостоят этой идее всеми имеющимися у них средствами. Как Вы отвечаете на их критику?

Говорить, что золотой стандарт практически невозможен, - это то же самое, что говорить о невозможности честности и утверждать, что конституции принимаются для того, чтобы игнорировать их, когда это выгодно. Американская конституция, например, прямым текстом предусматривает для Соединенных Штатов металлический денежный стандарт. Противникам золотого стандарта никогда не хватало силы морального духа внести изменение в конституцию, чтобы официально утвердить отмену золотого стандарта. Тем не менее, в 1933 г. президент Франклин Рузвельт конфисковал золото у граждан, в обмен на это выдал бессрочные ценные бумаги и осуществил повышение стоимости золота в перерасчете на эти бумаги на 75%. Сила всегда права: если что-то нельзя сделать честно и законно, то можно сделать это сильной рукой правительства путем крючкотворства, опирающегося на полицейский аппарат и тюремные камеры.

Совсем недавно, уже в нашем веке, Швейцария изменила свою конституцию, в которой также был закреплен золотой стандарт, проведя референдум. Граждане получили один уик-энд, чтобы обсудить достоинства и недостатки предложенного изменения конституции. Неподобающая поспешность, с которой быстро протолкнули конституционный процесс, продемонстрировала нечистую совесть авторов.

Один из ключевых принципов в поддержку золотого стандарта состоит в том, что юриспруденция не может допускать двойного стандарта в области права. Правительство, министерства и ведомства должны руководствоваться теми же самыми нормами договорного права, что и граждане. Нет веских оснований для того, чтобы позволить Казначейству и Центральному банку выпускать долговые обязательства, для выполнения которых у них нет ни средств, ни желания, в то время как со всеми прочими так поступающими лицами будут обращаться в соответствии с уголовным кодексом. Утверждать, что золотой стандарт не осуществим практически – это то же самое, что говорить о том, что на правительство не распространяются положения уголовного кодекса, касающиеся исполнения им своих обязанностей.

Какие основные шаги следовало бы предпринять с целью возврата к золотому стандарту? Как следует действовать?

Следовало бы осуществить три обязательных мероприятия.

Во-первых, правительство должно открыть монетный двор для золота. Это значит, что все желающие конвертировать имеющееся у них золото должного количества и качества в золотые государственные монеты должны иметь возможность сделать это на монетном дворе без уплаты пошлины за чеканку монет и без количественных ограничений. Иными словами, они будут получать золото обратно унция за унцию в виде монет, а расходы за чеканку будет нести правительство таким же образом, как оно несет расходы по содержанию дорог в исправном состоянии. В свою очередь, владельцы золотых государственных монет должны иметь право накапливать, переплавлять или экспортировать их по своему усмотрению. Это предусматривается для наделения людей правом регулирования денежной массы в обращении, а не бюрократов, которые никем не избирались.

Во-вторых, защита бумажных денег как «законного платёжного средства» должна быть раз и навсегда провозглашена неконституционной. Это предусматривается, чтобы не допускать принуждения, посредством которого трудящихся могут заставить принимать неконвертируемую валюту за оказанные услуги.

Такого рода принуждение впервые было легализовано во Франции и Германии в 1909 г., всего лишь за пять лет до того, как разразилась Первая мировая война. Эти страны хотели быть уверенными, что гражданским служащим и военнослужащим можно платить бумажками, передавая тем самым в случае войны все самодеятельное население в распоряжение правительства – независимо от состояния бюджета и собираемости налогов. Мотивировка второго мероприятия заключается в том, чтобы правительство не могло оплачивать необъявленные и непопулярные войны, как это могли делать короли в прежние времена, а должно было повышать налоги. Первая мировая война должна была бы гораздо быстрее завершиться, если бы не правовые нормы о законном платёжном средстве. Как только казначейства израсходовали бы золото, находящиеся в состоянии войны государства были бы вынуждены заключить мир, если только электорат не согласился бы на продолжение кровопролития и уничтожение имущества. И благодаря этому мир стал бы лучше.

В-третьих, должен соблюдаться принцип, известный как «Доктрина реальных векселей» (Real Bills Doctrine) Адама Смита. Векселя, выставленные на ходовой товар, пользующийся самым большим спросом потребителей, и подлежащие оплате золотом в течение 91 дня (длительность времен года), должны быть допущены в рамки спонтанного денежного обращения. Это гарантирует гибкость денежного обращения не мерами принуждения со стороны правительства, а путем добровольного взаимодействия производителей и потребителей в удовлетворении человеческих потребностей.

Очевидно, что рынок реальных векселей представляет собой расчётную палату золотого стандарта. В 1918 г., в конце Первой мировой войны, победившие союзники решили не позволить миру вернуться назад к многосторонней международной торговле. Разумеется, они хотели вернуться к золотому стандарту, о чем свидетельствует принятое в 1925 г. решение Великобритании снова сделать фунт стерлингов конвертируемым в золото по довоенному обменному курсу, но допуская при этом только двустороннюю торговлю. Это означало не что иное, как выхолащивание золотого стандарта: он не мог действовать, если устранить его расчётную палату.

Союзные державы поступили таким образом от злости и стремления отомстить: они хотели навредить Германии сверх того, что было предусмотрено положениями Версальского мирного договора. Принуждение к двусторонней торговле было равнозначно блокаде в условиях мирного времени, так как союзные державы могли отслеживать и контролировать импорт и экспорт Германии. Эта мера имела обратный эффект. Великая депрессия и крах международного золотого стандарта в 1931-1936 гг.  произошли из-за принудительного исключения многостороннего финансирования мировой торговли с использованием реальных векселей.

Золотой стандарт потерпел крах не вследствие его «урезанной сущности», как полагал Джон Мэйнард Кейнс. Он исчез из-за блокирования его клиринговой системы, рынка векселей. Падение цен в 1930 г. не было причиной Великой депрессии: это стало ее следствием. Причина состояла в падении процентных ставок.

Кстати, падение процентных ставок было в свою очередь вызвано введением Федеральной резервной системой США в 1921 г. «операций на открытом рынке», в результате чего центральный банк в форме безрисковых прибылей давал взятки спекулянтам облигациями за предложение заоблачно высоких цен на облигации.

В какой степени деньги должны быть «покрыты» золотом?

Доктрина реальных векселей дает ответ на этот вопрос. В среднем один квартал насчитывает 75 рабочих дней. Поэтому за один рабочий день в среднем одна семьдесят пятая часть или 1,3 процента выпущенных реальных векселей подлежит оплате золотом. В любое время должно иметься в наличии достаточно золота, чтобы оплатить векселя при наступлении срока их погашения; больше – при повышении учётной ставки, меньше – при ее снижении.

 

В нормальных условиях коммерческие банки должны располагать таким количеством золота, которое поступает к ним в ходе обычного ведения бизнеса и которым они могут расплатиться за подлежащие погашению векселя. В исключительных обстоятельствах банки выходят на рынок векселей и продают из портфеля достаточное количество векселей ниже номинальной стоимости, чтобы получить золото. Это не должно быть проблемой: подлежащий погашению реальный вексель является лучшим приносящим доход активом, которым может располагать банк. В любое данное время где-то в мире существуют банки, переполненные золотом. Они стремятся приобрести доходные активы. Стоимость реального векселя ежедневно возрастает вследствие приближения срока его погашения. Векселя представляют собой «самостоятельно покрывающийся кредит». Продажа лежащих в их основе товаров конечному потребителю приносит капитал, необходимый для их оплаты.

Что происходит, если в государственной казне нет золота?

В такой стране будет происходить повышение учетной ставки. Появление положительного спреда между учетными ставками в двух странах улучшит условия торговли в пользу той из них, где ставка выше. Эта страна может предложить более низкие цены на свой экспорт, оплачивая при этом более низкие цены (в течение 91 дней со дня выставления счета) за импорт. Это значит, что такая страна получает золото за свой экспорт за 91 день до того, как наступает срок оплаты ее векселей золотом за импорт. Кроме того, более высокая учетная ставка стимулирует приток краткосрочного капитала, что способствует финансированию как экспорта, так и импорта. Следует помнить, что импорт финансируется экспортом, а не золотом. Золото существует для того, чтобы консолидировать страну в случае временных дисбалансов.

Если такой поддержки недостаточно для восполнения дефицита золота, то потребители, чтобы одеться, обуться и согреться зимой, должны будут залезть в свои карманы и расплатиться золотыми монетами по векселям за импорт при наступлении срока его оплаты.

Суть в том, что дефицит золота не приведет к нужде: благодаря механизму учетной ставки, это условие является саморегулирующимся.

В августе Вы объявили, что в Будапеште, в Венгрии, откроете школу, которую назвали Новой австрийской школой экономики. Почему новая? Почему австрийская? Почему в Венгрии?

Новая австрийская школа экономики была учреждена Карлом Менгером (Carl Menger, 1840-1921), австро-венгром, который, как и Исаак Ньютон, заслуживает эпитафию humanis generis decus (гордость человечества). Первые участники школы, как и сам Менгер, все являлись выдающимися учеными-монетаристами, которые не переносили идею неконвертируемой валюты. Кейнс ввел представление о том, что золотой стандарт является «варварским реликтом» и должен быть отброшен. Путем взяток и шантажа новая доктрина была поддержана академией, а Австрийская школа была повержена.

Вследствие интеллектуального банкротства кейнсианства, которое перевернуло вещи с ног на голову своим осуждением бережливости и восхвалением пороков расточительства, стало ясно, что Австрийская школа переживает возрождение, особенно в Соединенных Штатах, призывая к здравому смыслу и возврату к золотому стандарту. Однако «американские австрийцы» со схоластических позиций рьяно выступают против доктрины реальных векселей Адама Смита, так как она противоречит их святая святых - количественной теории денег. Они не понимают, что обращение реальных векселей является спонтанным и его подавление является ничем иным, как неоправданным вмешательством в функционировании свободного рынка. Они не видят разницы между учетной ставкой (доход по реальным векселям) и процентной ставкой (доход по золотым облигациям).

Это побудило меня открыть мою школу в Венгрии, где я живу. Стало бы катастрофой, если американским австрийцам удалось сделать свой «100-процентный золотой стандарт» реальностью. Он не пережил бы первого рождественского сезона активных покупок. Рынок заклинило бы, а золотой стандарт во второй раз получил бы дурную славу.

Во времена Карла Менгера Австрия и Венгрия были дуалистической монархией, имея не только общую монархию, но также и научное и культурное наследие.

(продолжение следует)