Ана де Армас снова станет мировым послом NDC

Совет по продвижению природных алмазов (Natural Diamond Council, NDC) объявил, что актриса Ана де Армас (Ana de Armas) второй год подряд будет всемирным послом отраслевой организации и снимется в ее новой глобальной рекламной кампании...

Сегодня

Золотодобывающие компании должны стать более экологичными, чтобы достичь целей по выбросам к 2030 году

Глобальная золотодобывающая промышленность в целом приближается к достижению к концу текущего десятилетия целевого показателя по удержанию глобального повышения средних температур на Земле на уровне 2°C по сравнению с доиндустриальным уровнем. Однако...

Сегодня

Sociedade Mineira do Cuango удвоила выручку от продажи алмазов

Ангольская компания Sociedade Mineira do Cuango (SMC) удвоила свой февральский доход, доведя его до 12 млн долларов после продажи 23 000 каратов алмазов по сравнению с 6 млн долларов, вырученными годом ранее за 19 000 каратов.

Вчера

Зимбабве потеряла 11 тонн золота из-за контрабанды

Зимбабве потеряла треть своего годового производства золота из-за контрабандистов в прошлом году, сообщают СМИ со ссылкой на компанию Fidelity Printers and Refiners (FPR), являющуюся подразделением центрального банка с монополией на покупку...

Вчера

АЛРОСА возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа

АЛРОСА в июне возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа. Началась отгрузка руды на рудный склад фабрики № 14 для последующего обогащения и повторной оценки качества алмазов, сообщила пресс-служба компании.

Вчера

Долгосрочные контракты защитят алмазный рынок от колебаний цен - вице-президент АЛРОСА

03 августа 2010

Участники Всемирного алмазного конгресса, прошедшего в Москве в июле, заявляли о необходимости сделать этот рынок более прозрачным. Однако сделать это, видимо, не так-то просто: исторически он создавался как закрытый, "рынок продавца", причем наиболее непрозрачные его элементы - это формирование цены на алмазы и объемов продаж. Вице-президент АЛРОСА по сбыту Юрий Окоемов рассказал "Интерфаксу", что компания понимает под прозрачностью, как организует собственные продажи и как видит перспективы их развития.

Президент АЛРОСА Федор Андреев уже заявил о том, что алмазному рынку необходимо становиться более прозрачным. А что понимается под "прозрачностью"?

Прежде всего, стоит отметить, что с прозрачностью алмазного рынка все сейчас обстоит не так плохо. За последние 10 лет отрасль сделала огромный скачок вперед. Для решения задач Кимберлийского процесса на межправительственном уровне организован учет и публикация данных как по объемам добычи, так и по объемам всех экспортно-импортных операций с алмазным сырьем, любая экспортная поставка алмазного сырья сопровождается специально разработанным сертификатом КП, которым правительство страны-участника процесса подтверждает происхождение алмазов. В этом смысле отрасль сегодня по открытости, доступности данных о потоках сырья, пожалуй, обогнала любой другой сырьевой рынок.

И все же, судя по заявлению Андреева, прозрачности отрасли недостает.

Прозрачности скорее на уровне самих компаний. В первую очередь подразумевается раскрытие участниками рынка существенных данных о своей деятельности, таких как объемы производства, перспективные планы, финансовые показатели, критерии выбора партнеров, существенные моменты финансовой, сбытовой политики. В общем, все, что обычно требуют акционеры, инвесторы и кредиторы для понимания компании.

Исторически большинство участников алмазно-бриллиантового рынка являются закрытыми, непубличными компаниями, что объективно тормозит приток кредитных ресурсов и инвестиций в отрасль. АЛРОСА в этом смысле становится все более и более открытой компанией, мы регулярно публикуем результаты продаж, финансовые показатели, объемы добычи.

Видимо, необходимо что-то менять и в структуре самих продаж, поскольку формирование цены при продажах - это один из самых непрозрачных элементов рынка. Как этого можно достичь?

Необходимо понимать, что алмазный рынок по сути своей достаточно сильно отличается от большинства сырьевых товарных рынков в первую очередь отсутствием единой, общепризнанной классификации. Алмаз - действительно уникальный дар природы, разнообразие форм, цветов и качества таково, что создать некую унифицированную классификацию, которой могли бы пользоваться все участники рынка для оценки товара без его фактического просмотра, практически невозможно. Поэтому на нашем рынке нет биржевых торгов и котировок в классическом понимании этих терминов - практически при любой сделке покупатель должен знакомиться с товаром "вживую". Поэтому повысить прозрачность рынка, используя методы биржевых торгов, продаж товара по технологиям фьючерсных сделок, опционов невозможно.

Какие вообще сейчас есть способы продажи алмазов?

Основных способа три. Это разовые продажи на спотовом рынке, аукционные и конкурсные продажи, а также реализация по долгосрочным контрактам.

Как в каждом из них формируется цена? Насколько каждый из этих способов прозрачен для покупателя?

В ходе аукционных продаж цену устанавливает покупатель, исходя из понимания стоимости конечного продукта на момент продажи и своей оценки среднесрочной перспективы.

Здесь нужно помнить, что все сырьевые рынки - это во многом рынки ожиданий. От момента добычи сырья до момента продажи конечного продукта на потребительском рынке достаточно большой временной лаг, и зачастую стоимость сырья определяется в большой степени не только стоимостью конечного продукта в момент продажи сырья, но и текущей динамикой и прогнозами на ближайшую перспективу. Поэтому в фазе роста рынка, как правило, ожидания цены конечного продукта завышены, тогда как в периоды стагнации или спада они занижены.

Таким образом, ожидание роста дает дополнительный плюс продавцу, тогда как ожидание падения или стагнация дополнительный минус. В результате на достаточно коротком промежутке времени возможны сильные колебания цены. Сегодня вы получили, в результате ожиданий на рынке, фантастический прирост в цене на аукционе, заложили ее в планы (любое реальное производство требует хорошего планирования на перспективу), а завтра настроение на рынке поменялось, и все ваши планы полетели.

То есть, это скорее спекулятивные продажи?

Такая картина выгодна только талантливым дилерам, но для реальных производителей она губительна. Чтобы не быть голословным, приведу конкретный пример. Один из респектабельных добытчиков алмазного сырья, с небольшой долей на рынке, но под зонтиком очень крупной горнодобывающей транснациональной корпорации, практически всю свою продукцию реализует на конкурсной основе. В 2007-2008 году, на фоне роста потребления они получали очень хорошие цены, выше, чем у любого другого поставщика на рынке. В октябре 2008 года на очередном конкурсе цены на его продукцию рухнули на 60%. Это повлекло за собой состояние, близкое к панике, какого мы уже давно не видели. Можно ли говорить о том, что это были справедливые рыночные цены? Нет, это были цены мультиплицированных ожиданий и на растущем рынке, и на падающем. А представьте себе, что АЛРОСА и De Beers с их объемами продаж, ориентировались бы целиком и полностью на конкурсы? Это была бы катастрофа для всего алмазного рынка, для всех его участников.

Но ведь и сама АЛРОСА продает часть сырья на аукционах, и Гохран тоже их проводит.

Аукцион - это приемлемый и эффективный способ, если речь идет о продаже камней, содержание которых в добыче невелико. Все алмазы так называемых специальных размеров, массой более 10,8 карата, мы реализуем на аукционах. В общем объеме наших продаж это относительно небольшой стоимостной сегмент, поэтому легко можно регулировать объемы и ассортимент выставляемых на торги алмазов, снижая объемы в периоды спада и наращивая в периоды пикового спроса в этом сегменте без существенного влияния на общие результаты продаж. Мы также регулярно проводим конкурсные продажи в относительно небольших объемах практически во всем добываемом ассортименте - для тестирования рынка, отслеживая состояние и структуру спроса в разных категориях алмазного сырья.

А чем отличаются спотовые продажи от аукционных?

При проведении конкурсных продаж цена формируется по каждому реализуемому боксу по стоимости максимального предложения, во всех остальных случаях цены по одноименному товару одинаковы, устанавливаются решением конъюнктурного совета компании. Единственное различие - при реализации на экспорт фактические цены выше на размер выплачиваемой таможенной пошлины - 6,5%.

Насколько я понимаю, наиболее стабильную и понятную цену дают долгосрочные контракты?

По таким контрактам работает большинство крупных производителей сырья. Условия и сроки действия соглашений различны, они и не могут быть одинаковы. Многое зависит от законодательства стран, объемов и ассортимента добываемого сырья, видения и оценки перспектив развития событий на рынке. На конкурсных началах реализуется не больше 5% всего добываемого в мире сырья.

В соответствии с условиями наших соглашений, объемы и ассортимент минимальных ежемесячных поставок оговариваются на весь период соглашения. По договоренности сторон, в каждую продажу в зависимости от состояния рынка и наличия товара, может реализовываться товар сверх указанных в соглашении объемов. При этом продавец, то есть АЛРОСА, устанавливает цены на свою продукцию и они не подлежат обсуждению. Цены мы меняем, как правило, раз в три месяца.

А как формируются эти цены?

В АЛРОСА есть центр анализа рынка, который ведет мониторинг состояния спроса и цен во всех категориях алмазного сырья, уровня цен на бриллианты, занимается краткосрочным прогнозированием ситуации на рынке. Сбором рыночной информации занимаются наши дочерние компании за рубежом в основных и перспективных алмазных торговых центрах - Бельгии, Израиле, Китае, Англии. У нас есть собственное производство бриллиантов, поэтому мы хорошо чувствуем ситуацию и на бриллиантовом рынке тоже. Наблюдаем, естественно, и за объемами добычи и продажами зарубежных производителей сырья - De Beers, BHP, Rio, Endiama и других.

И каковы ваши ожидания по ценам?

С точки зрения ценовой политики в разрезе на три-пять лет, цены на сырье в конечном итоге отразят динамику цен на бриллианты, проданные конечным потребителям. На вторичном рынке возможны довольно сильные колебания цены на сырье в коротких периодах, могут надуваться и сдуваться ценовые пузыри, даже при незначительных отклонениях в потребительском спросе.

По прогнозам наших аналитиков, в целом на ближайшие 5-10 лет спрос на алмазы будет превышать предложение. Новых крупных месторождений нет, действующие постепенно истощаются. Ближайшие три года объемы добычи будут расти только потому, что в период последнего кризиса ряд компаний существенно снизил или приостановил добычу. На докризисный уровень в 160 млн карат объемы мировой добычи по нашим оценкам выйдут через три года, дальше мы ожидаем стагнации и падения. Объемы продаж ювелирных изделий, существенно упавшие в 2008-2009 гг, постепенно растут вслед за восстановлением мировой экономики. По нашим оценкам, к 2018 году объемы мировых продаж ювелирных изделий с бриллиантами могут вырасти до $89 млрд, что потребует сырья в объеме около $19 млрд при максимальных объемах добычи к тому моменту в сегодняшних ценах около $14 млрд.

Соответственно, цены будут расти из-за дефицита...

Да, но этот процесс не будет гладким и постоянным. В период роста потребления цены на сырье на вторичном рынке растут существенно более высокими темпами, чем на бриллианты, нарастает объем спекулятивных операций и запасов, через некоторое время это неизбежно приводит к коррекции цен на сырье. Кроме того, в краткосрочные периоды, в силу отсутствия глобального регулятора, предложение сырья на рынке может существенно отличаться от спроса в ту или иную сторону, и это тоже приводит к скачкам цен. Цены на сырье на вторичном рынке будут неизбежно волатильны. Соответственно, результаты аукционных продаж тоже будет отличать высокая волатильность, хотя мы уверены в том, что общий тренд будет растущим. И единственный способ застраховаться от таких скачков - это долгосрочные контракты.

Поэтому АЛРОСА и переходит на долгосрочные соглашения?

Мы заинтересованы в стабильном росте цен на свою продукцию, без резких перепадов. Достичь этого можно только путем достижений долгосрочных договоренностей с производителями бриллиантов в отношении объемов, ассортимента и условий поставок. Такого характера договоренности, зафиксированные подписанными соглашениями, позволяют нашим покупателям планировать как производство, так и реализацию своей продукции, осуществлять долгосрочные стратегии по продвижению своей продукции на рынок, обеспечивать стабильность кредитных линий, снижение производственных издержек и в результате усиливать свои позиции на рынке. Для нас это, если хотите, хеджирование рисков от неизбежных колебаний на рынке, повышение устойчивости продаж и цен, повышение доверия со стороны кредиторов. Реализация в больших объемах на аукционных продажах ничего этого дать не может.

Какую долю долгосрочные контракты сейчас занимают в ваших продажах?

Всего в первом полугодии наши продажи составили $1,97 млрд, около 60% пришлось на продажи по долгосрочным соглашениям. Еще около 10% реализовано на конкурсных торгах, включая аукционы по продаже алмазов спецразмеров. Остальные 30% - это продажи по разовым контрактам, на спотовом рынке.

В соответствии с концепцией продаж до 2012 года, которую одобрил набсовет компании, мы планируем не менее 70% по стоимости от общего объема продаж реализовывать в рамках долгосрочных соглашений. У нас сегодня есть долгосрочные соглашения с покупателями в четырех странах - России, Бельгии, Индии, Израиле, в общей сложности 24 компании. Это крупные производители бриллиантов и ювелирных изделий, с хорошо организованной системой продаж своей продукции, доказавшие свою состоятельность фактическими покупками у компании в периоды спадов на рынке. Ведутся переговоры с компаниями из Китая, Армении, Белоруссии, а также с рядом компаний в России, в Израиле и Индии. Завершатся ли они подписанием новых соглашений, говорить пока рано.

Возвращаясь к разговору о стабильности цен. Федор Андреев в том же выступлении на алмазном конгрессе говорил, что сейчас отрасли угрожает новый спекулятивный "пузырь", поскольку сформировался дефицит в объеме $0,7-1 млрд. И для сдерживания цен предложил продажу алмазов из стоков Гохрана.

Идея предельно понятна и логична. Сегодня на рынке существенный дефицит сырья, так как в период кризиса объемы продаж сырья снизились практически вдвое, в то время как продажи ювелирных изделий с бриллиантами упали на 10-15%. Кроме того, на фоне растущего рынка начинают накапливаться и откровенно спекулятивные запасы, в расчете на дальнейший рост цен. С рыночной точки зрения абсолютно логично увеличить продажи сырья на рынке, чтобы остудить спекулятивные настроения. Единственный поставщик, который сегодня может это сделать - Гохран. Правительство уже сыграло огромную роль регулятора рынка, купив у АЛРОСА излишки добытого ею сырья в 2008-2009 году, остановив панику на рынке. Теперь оно может выполнить и вторую роль регулятора, постепенно выпуская запасы на рынок, предотвращая рост спекулятивных настроений и снижая волатильность на рынке. При этом , естественно, получив неплохой доход на росте цен.

Как могли бы быть организованы такие продажи?

Как могут технически осуществляться эти продажи - это второй вопрос. Одно из предложений, которое делала АЛРОСА - начать продажи сырья из стока в Гохране нашим клиентам. Это помогло бы укрепить позиции нашей клиентуры на рынке, позиции АЛРОСА соответственно, и помогло бы остудить рост спекулятивных настроений. Но пока мы продолжаем обсуждать этот вопрос.

Мы надеемся, что при планировании и осуществлении продаж, руководство Гохрана проведет необходимые консультации с АЛРОСА. Вопрос сроков, объемов, цен и форм продаж очень важен. Ошибившись, вместо стабилизации ситуации можно легко получить негативный эффект. Учитывая профессионализм и ответственность всех принимающих в подготовке решения структур, уверен, что решение будет правильным.

Интерфакс