Результаты Signet Jewelers за 1-й квартал превзошли ожидания

Компания Signet Jewelers Limited, крупнейший в мире ритейлер ювелирных изделий с бриллиантами, объявила результаты продаж за 13 недель, закончившихся 1 мая 2021 года.

Вчера

Открыта регистрация на онлайн-трансляцию ювелирного конгресса J-1 Kazakhstan

Международная ювелирная выставка-конгресс J-1 Kazakhstan пройдет 30 июня-2 июля в Нур-Султане. Как сообщили организаторы, увидеть выступления спикеров смогут все желающие благодаря прямому эфиру, организованному совместно с онлайн-университетом Skillbox...

Вчера

Обзор WGC: центральные банки продолжают относиться к золоту позитивно

Центральные банки по-прежнему позитивно относятся к золоту, и около 21 процента центральных банков по всему миру намерены увеличить свои золотые резервы в течение следующих 12 месяцев, согласно исследованию, проведенному Всемирным советом по золоту (World...

Вчера

Riozim требует более 2 млн долларов компенсации за украденную хромовую руду

Многопрофильная горнодобывающая компания RioZim обратилась в суд с просьбой взыскать с компании Falcon Resources более 2 млн долларов США за хромовую руду, которая якобы была украдена во время спора с данной компанией.

Вчера

АЛРОСА представила результаты продаж за май 2021 года

АЛРОСА сообщила предварительные результаты продаж алмазного сырья и бриллиантов за май 2021 года. Общий объем продаж алмазно-бриллиантовой продукции АЛРОСА в мае составил $365 млн, в том числе алмазного сырья – $346 млн, бриллиантов − $19 млн.

11 июня 2021

С повышением спроса возникает необходимость в новом крупном месторождении алмазов

20 апреля 2010

Закончилась ли эпоха великих алмазных шахт? Добывающие компании уже потратили и ежегодно продолжают тратить десятки миллионов долларов в поисках следующего крупного алмазного месторождения. Но может ли статься так, что месторождения такого эпического размаха, как первоначальный прииск Кимберли в Южной Африке или огромная шахта Жваненг в Ботсване, никогда больше открыты не будут, задается вопросом портал Antwerp Facets и далее предлагает ознакомиться с мыслями, высказанными на эту тему аналитиком RBC Capital Markets Дезом Килали в его докладе на Антверпенском алмазном симпозиуме в 2009 году.

Если судить по прошлому десятилетию, то перспективы еще одной находки «главной жилы» представляются совсем неопределенными. Хотя новые месторождения открываются и разрабатываются, а существующие шахты расширяются, все это – операции лишь небольшого или среднего масштаба. Даже когда компании публикуют обновленные и улучшенные ресурсные оценки, итоговые цифры выглядят низкими, если их сравнивать с данными о мировой добыче алмазного сырья.

Аналитик RBC Capital Markets Дез Килали считает, что в течение следующих пяти лет спрос в Китае на бриллианты удвоится, достигнув $1 миллиарда или 10-15 миллионов каратов. Одно только это эквивалентно всему объему производства алмазного сырья в Южной Африке в 2008 году. «Кроме того, даже если предположить хотя бы медленный рост продаж ювелирных изделий с бриллиантами в Соединенных Штатах, то понадобится еще пять миллионов каратов ежегодно. Другими словами, через пять лет с данного времени может возникнуть спрос еще на 15-20 миллионов каратов в течение каждого года», - утверждает он.

«Добавьте к этому уменьшающееся производство в Южной Африке, Ботсване и Австралии, и вам уже трудно будет понять, где именно начнется нехватка алмазного сырья. Добыча на шахте Венеция в Южной Африке уменьшится приблизительно до 5,5 миллиона каратов в год с восьми миллионов, а в Ботсване она упадет приблизительно до 30 миллионов каратов с 32 миллионов. Шахты в Канаде и Ботсване, которые сейчас разрабатываются, будут давать приблизительно пять-шесть миллионов каратов продукции в год. Сюда же можно добавить и добычу на некоторых аллювиальных месторождениях в Демократической республике Конго (ДРК) и на других шахтах в Западной Африке и Бразилии, но даже все эти источники, взятые вместе, не смогут восполнить будущую нехватку», - отметил эксперт.

При существующем положении вещей в настоящее время производство алмазного сырья отвечает потребностям рынка. В самом деле, ведь даже De Beers, самый большой в мире производитель сырья и исторически ведущая фигура в алмазном бизнесе, кажется, не спешит расширять производство на своих шахтах. В Ботсване, где De Beers совместно владеет национальной алмазодобывающей компанией Debswana, этот производитель, судя по сообщениям, работает только в пределах 80 процентов своей производственной мощности.

Килали указывает, что корпорация De Beers способна добывать приблизительно 45 миллионов каратов ежегодно в течение следующих 10-12 лет. Тем не менее, согласно некоторым аналитикам, компания, возможно, удерживает объем ежегодной добычи на значительно более низком уровне в стремлении сохранить свои ресурсы и использовать в своих интересах намного более высокие цены, которые, по прогнозам, установятся тогда, когда спрос опередит предложение.

Однако это – кратко- и среднесрочная стратегия. В долгосрочном плане промышленность будет нуждаться в последовательном и существенном увеличении количества добытых сырых алмазов. Судя по тому, как обстоят дела в настоящее время, сказать с уверенностью, что это получится, нельзя. «На динамику алмазной промышленности могут повлиять только изменения в Ботсване, России и Канаде», - сказал Килали.

«Я полагаю, что производство в России снизится, потому что ее шахты старые и на разработку требуется значительное количество денег. В Канаде добыча уменьшится, хотя и не сразу, в силу того, что на прииске Дайавик придется перейти на подземную добычу. Канада никогда не вернется на уровень пика добычи, достигнутого пару лет назад и составлявшего восемь миллионов каратов в год», - заявил он.

Килали сказал, что деньги на геологоразведку выделяются и сосредоточиваются во многих странах и регионах. Кроме государств, являющихся главными производителями сырья - Канады, Ботсваны, России, Южной Африки и Анголы, - деньги уходят в Демократическую республику Конго, многие другие страны в Восточной и Западной Африке, Финляндии, Лесото и Южной Америке.

«Несмотря на все эти инвестиции, гарантий тем не менее никаких нет – компания BHP Billiton, например, потратила в Анголе совместно с Petra Diamonds  $50 миллионов, не добившись никакого результата. Точно так же ДРК поглотила миллионы долларов инвестиций, предназначенных на геологоразведку», - говорит Килали.

Еще одним фактором для алмазодобытчиков являются трудности, связанные с местными условиями. По данным Килали, добыча в Ботсване обходится примерно в $10-15 за метрическую тонну руды, в то время как эта цифра вырастает до $45-50 в Анголе и ДРК, а в холодных Северо-Западных территориях Канады взлетает до $85-110. «Как вы полагаете, было бы экономично разрабатывать южноафриканскую шахту Венеция в Северо-Западных территориях?» - задается вопросом аналитик.

Получение финансирования для геологоразведочных работ является особенно трудным делом по двум главным причинам. Во-первых, алмазодобывающие компании, являющиеся открытыми акционерными обществами - довольно необычное явление, и в результате ни у юридических, ни у физических лиц, изыскивающих инвестиционные возможности, нет глубокого знания того, что предлагают эти алмазные компании, или нет интереса к этому. Данная проблема была еще более осложнена финансовым кризисом, который начался полтора года назад. В результате инвесторы, у многих из которых большая часть их активов была уничтожена, не очень-то хотят вкладывать свои деньги в относительно неизвестную и поэтому, очевидно, опасную область.

Другая проблема состоит в том, что алмазная промышленность сравнительно маленькая, и это обычно отпугивает инвесторов, утверждает Килали. Объем алмазного производства до финансового кризиса 2008 года составлял приблизительно $13 миллиардов в год по сравнению с нефтью - $2,2 триллиона, медью - $120 миллиардов, золотом - $80 миллиардов и алюминием, объем производства которого оценивался в $70 миллиардов. Но, указывает аналитик, алмазы - один из самых доходных секторов горной промышленности,  в котором прибыль иногда достигает 80 процентов.

Тем не менее, несмотря на широко распространенное мнение инвесторов об алмазной промышленности, восстановление экономики в прошлом году не обошло стороной алмазные компании. Зарегистрированная на американской фондовой бирже ювелирная компания Harry Winston Diamond Corp, которая владеет 40-процентной долей на шахте Дайавик и акции которой торгуются на Нью-Йоркской фондовой бирже, в прошлом году отметила рост более чем на 200 процентов. В течение этого же времени зарегистрированные на фондовой бирже в Лондоне компании Gem Diamonds и Petra Diamonds, занимающиеся добычей алмазов и геологоразведочными работами, отметили рост на 130 и 135 процентов соответственно.

Но они - маленькие игроки в мировой алмазной промышленности. В 2008 году De Beers произвела приблизительно 50 миллионов каратов алмазов на сумму $5,5-6 миллиардов, в то время как продукция АЛРОСА составила 36 миллионов каратов на сумму $2,5 миллиарда. Rio Tinto произвела 25 миллионов каратов на сумму $1,1 миллиарда. И даже продукция BHP Billiton составила 3,2 миллиона каратов на сумму $440 миллионов.

Такие цифры резко контрастируют с показателями небольших алмазодобытчиков, таких как Petra Diamonds, добывшей 1,1 миллиона каратов в 2008 году, Gem Diamonds, добыча которой составила 300 000 каратов, и Trans Hex, произведшей 200 000 каратов. Продукция Petra Diamonds в денежном выражении достигла $150 миллионов, в то время как два других алмазодобытчика вдвоем заработали $100 миллионов.

Хотя разведка месторождений и ведется, то количество алмазов, которое они, по планам, должны произвести, не может восполнить потерю, вызванную сокращением добычи на главных шахтах в мире. В числе наиболее многообещающих перспектив Килали упоминает месторождение Гачо Кью (Gahcho Kue) в Канаде, на разработку которого уже ушло более 10 лет и которое может начать добычу в конце 2012 года. Даже в этом случае, отмечает он, объем добычи там составит лишь три миллиона каратов в год в течение 15 лет.

Кроме того, есть прииск Ренар (Renard), принадлежащий Stornoway Diamonds и Soquem, где работа началась в 1999 году, но он вряд ли будет запущен в эксплуатацию до 2013 года. Объем ежегодной добычи там оценивается только в один миллион каратов. В проект Star Project, принадлежащий Shore Gold, на данный момент вложено $300 миллионов, однако добыча там начнется лишь через несколько лет и ее объем, возможно, составит 1-2 миллиона каратов в год.

Точно так же месторождение AK6 в Ботсване, как представляется, будет давать относительно небольшой объем продукции, равный 1 миллиону каратов или меньше, в течение 12 лет, в то время как прииск Лейс (Lace) в Южной Африке с 2012 года и далее может производить 500 000 каратов в год.

«В течение десяти лет спрос в Китае может вырасти на 20 процентов, в то время как спрос в Соединенных Штатах может увеличиться только на 4-5 процентов, - подчеркивает Килали. - Если это случится, то количество ювелирных изделий с бриллиантами, закупаемых Китаем, сравняется с их количеством, закупаемым Америкой. Некоторые аналитики полагают, что это может произойти через пять лет, но мне этот срок кажется слишком коротким. Я полагаю, что такая ситуация наступит через 10 лет».