Аукцион розовых бриллиантов Австралии назначен на 21 июня - 1 июля

Недавно в Брисбене, Австралия, была обнаружена частная коллекция редких бриллиантов. Ожидается, что входящие в нее одиннадцать розовых бриллиантов, добытых на алмазном руднике Аргайл (Argyle), превысят предыдущие ценовые рекорды, когда будут...

18 июня 2021

Акционеры АЛРОСА одобрили выплату дивидендов за второе полугодие 2020 года в размере 70,3 млрд руб.

Акционеры АК «АЛРОСА» (ПАО) на годовом общем собрании приняли решение выплатить дивиденды за второе полугодие 2020 года в размере 9,54 рубля на акцию.

18 июня 2021

TAGS сообщила о высоком спросе на алмазную продукцию, достигнув рекордных цен во всех товарных категориях

Торговая сессия компании Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) проходила в Дубае с 9 по 16 июня 2021 года. После введения локдауна в Индии TAGS исследовала возможность проведения торгов в Сурате. Но, несмотря на сохранение ограничений на поездки и...

18 июня 2021

Rio Tinto назначила Питера Каннингема финансовым директором

Крупная горнодобывающая компания Rio Tinto назначила своим финансовым директором Питера Каннингема (Peter Cunningham), который вступил в должность немедленно. Каннингем, занимавший должность временного финансового директора с 1 января 2021 года...

18 июня 2021

АО «АГД ДАЙМОНДС» переработало 30-миллионную тонну руды

12 июня 2021 года, в День России, на обогатительной фабрике ГОКа им. В. Гриба была успешно переработана юбилейная – 30-миллионная тонна руды с начала промышленной эксплуатации месторождения алмазов им. В. Гриба.

17 июня 2021

Хаим Эвен-Зохар анализирует итоги последнего десятилетия в мировой алмазной промышленности

02 марта 2010

От синтетических алмазов до бенефикации и алмазных картелей – таков круг тем, затронутых Хаимом Эвен-Зохаром в его представленном на портале IDI (Israeli Diamond Industry) эксклюзивном анализе итогов последнего десятилетия отрасли и ее перспектив в новом десятилетии.
 
“Алмазная промышленность в последнем десятилетии переживала подъёмы и спады. Считается, что прошлый год отмечен наихудшим кризисом, который мировая алмазная промышленность и израильская алмазная отрасль пережили с 80-х годов прошлого столетия. Мы попросили международного эксперта по алмазам и бриллиантам Хаима Эвена-Зохара проанализировать события, происшедшие в мировой алмазной промышленности в течение прошлого десятилетия”, - пишут Рэйчел Либерман и Айрис Хортман в своем предисловии к интервью.
 
Вопрос: Новое тысячелетие началось на фоне больших надежд в отношении мировой экономики вообще и алмазной промышленности в частности. Вы можете сказать, что  прошедшее десятилетие (за исключением прошлого года) было действительно хорошим для алмазной промышленности?
 
Ответ: Прошлое десятилетие было, вероятно, самым травмирующим десятилетием для отрасли начиная со Второй мировой войны. В течение прошедших десяти лет мы стали свидетелями происходящих в ней фундаментальных, структурных преобразований; например, мы увидели, как картельная структура, просуществовавшая почти 100 лет, подошла к своему концу. De Beers довольно неохотно выпускала из своих рук рычаги управления и, используя систему избранных поставщиков, видоизменила свои средства управления поставками сырых алмазов. Поступая так, компания попыталась управлять поведением своих клиентов и влиять на их корпоративную структуру, настаивая на вертикальной интеграции и заставляя компании заключать несчастливые союзы с производителями ювелирных изделий и розничными продавцами драгоценностей.
 
Ряд благонамеренных, но неадекватно подготовленных служащих De Beers занимались оценкой маркетинговых программ по сбыту алмазного сырья, которые в некоторых случаях составлялись компанией McKinsey или другими крупными консалтинговыми фирмами, но зачастую эти служащие обнаруживали, что таковых программ вообще нет. В конечном итоге система избранных поставщиков не сработала.
 
Вслед за этим обнаружилось другое явление: горнодобывающие компании стали конкурировать в борьбе за своих собственных клиентов, стремясь найти способ получить прямой доступ к карманам потребителей. Производители алмазного сырья стали участвовать в изготовлении бриллиантов и розничной торговле ими – они занимаются этим по сей день.
 
В этой посткартельной атмосфере практически все производители алмазного сырья, включая русских, австралийцев, африканцев и даже новых канадцев, начали экспериментировать с новыми механизмами распределения алмазов. При этом не появилось ничего действительно постоянного или предсказуемого. Увеличение числа сырьевых тендеров и аукционов превратило поставки алмазного сырья в крупную лотерею.
 
Это было сумасшедшее десятилетие, с точки зрения финансовой перспективы. Дешевый, субсидированный индийский кредит сам по себе стал биржевым товаром. Я никогда не мог понять, продают ли люди алмазы, используя кредит, или же фактически они продают кредит, используя алмазы.
 
Затем обнаружился дополнительный фактор, связанный с так называемой бенефикацией, в рамках которой страны-производители (не только африканские страны, но и Россия, Канада и прочие) хотели, чтобы их собственные секторы производства бриллиантов полностью финансировались иностранцами из традиционных центров и в значительной степени находились бы в их собственности. В некоторых случаях (циник мог бы сказать во всех случаях) экономическая целесообразность или по крайней мере устойчивость бенефикации представлялись сомнительными. Но поскольку эти предложения увязывались с распределением алмазного сырья, много диамантеры стремились принять вызов бенефикации.
 
Все эти структурные изменения и трансформационные процессы все еще происходят на наших глазах по мере того, как мы вступаем в наше следующее десятилетие.
 
Вопрос: За последнее десятилетие в мире было открыто относительно немного новых алмазных месторождений. Как Вы полагаете, в ближайшие годы будут открыты новые месторождения? Если нет, то как это повлияет на цены на сырые алмазы?
 
Ответ: За прошедшие 20 лет не было обнаружено ни одного крупного месторождения мирового класса. Несколько маленьких дополнений, открытых к уже существующим месторождениям, о которых мы узнали и еще будем узнавать, не смогут компенсировать постепенное истощение многих больших алмазных шахт, срок производительной жизни которых подходит к концу.
 
Такие шахты, как Куллинан (Cullinan), эксплуатируются с 1904 года; добыча на месторождении в Танзании началась уже в 1940 году, а шахты Ботсваны относятся ко времени 70-х или начала 80-х годов предыдущего столетия; некоторые из российских шахт работают с 50-х годов прошлого века. На поиск новых месторождений необходимо время, и денег на разведку не хватает, но даже когда месторождение наконец обнаружено, может потребоваться 10 лет или больше, прежде чем оно станет действующей шахтой.
 
Так что, да, мы вступаем в период, в котором алмазное производство будет сокращаться с уровня 2008 года, когда было добыто 165 миллионов каратов, до более низкого и ровного уровня в 120 миллионов каратов ежегодно вплоть до 2020 года. Весьма вероятно, что потом мы станем свидетелями дальнейшего снижения.
 
Утверждать, что сокращение поставок должно привести к увеличению цен на алмазное сырье, значит чрезмерно упрощать проблему. Это не обязательно так. На сегодняшний день и в обозримом будущем нельзя делать скоропалительные выводы по поводу спроса. Мы не должны считать само собой разумеющимся, что потребители всегда найдутся и будут готовы платить более высокие цены.
 
Люди не очень хотят слышать о синтетических бриллиантах, но эти бриллианты уже являются фактом нашей жизни. Они станут намного более мощным фактором в мире. Лично я убежден, что рано или поздно, сама De Beers превратится в единственного крупнейшего и влиятельнейшего продавца синтетики ювелирного качества.
 
Все это делает отчасти опасным предсказывать, что цены на сырые алмазы могут только повышаться.
 
Вопрос: De Beers когда-то управляла алмазной промышленностью почти единолично – это положение решительно изменилось за эти годы, поскольку в отрасль вошли другие крупные игроки. Какой Вы видите промышленность в ближайшие годы с этой точки зрения?
 
Ответ: В обозримом будущем три или четыре горнодобывающие компании все еще будут контролировать приблизительно 70% рынка. Это положение быстро не изменится. Но что будет продолжать меняться, так это структуры маркетинга алмазного сырья. Мы, возможно, в ближайшие несколько лет станем свидетелями конца Diamond Trading Company. Мы также, вполне возможно, увидим, что правительства Ботсваны, Намибии и Южной Африки начнут управлять своими собственными маркетинговыми механизмами так же, как правительства Анголы и России делают это сегодня. Внешне сбыт алмазного сырья может находиться в руках частных компаний, но он определенно будет в большей степени контролироваться правительством.
 
Демонтаж картеля создал вакуум власти, который теперь заполняется правительствами. Например, в будущем алмазные игроки в Тель-Авиве будут должны во все большей и большей степени взаимодействовать с иностранными правительственными чиновниками. В течение кризиса последних лет некоторые ветераны промышленности с тоской стремились вернуться к старым добрым временам картеля. Это время ушло навсегда.
 
Вопрос: Как колебалась цена на алмазное сырье в течение прошедшего десятилетия? Вы полагаете, что цены на сырые алмазы будут продолжать расти?
 
Ответ: Мы обычно говорим о номинальных ценах в долларах, забывая при этом, что должны смотреть на алмазные цены в их реальном выражении. Поставки алмазного сырья выросли в четыре раза за прошедшие 30 лет, но рынок ювелирных изделий с бриллиантами вырос в гораздо меньшей степени. Цены на алмазы испытывали большие колебания, причем во многих категориях продукции. Мы сейчас ниже рекордных уровней 1989 года. Несколько месяцев назад кто-то провел сравнение прайс-листов Рапапорта в 2003 и 2008 годах; по многим позициям цены были выше в 2003 году. Таким образом, мы действительно вводим себя в заблуждение, если полагаем, что цены на алмазное сырье продолжат свой рост.
 
С другой стороны, это не имеет значения. Промышленность не покупает алмазы в инвестиционных целях; промышленность покупает алмазы, чтобы работать (то есть, чтобы изготовлять бриллианты и/или продавать свои изделия), а не спекулировать. Пока мы уверены, что мы не переплачиваем за алмазы, долгосрочные ценовые тенденции в действительности не настолько важны. В последнее время мы видим, что слишком много людей хотят покупать алмазы, чтобы спекулировать, а не работать с ними. Если кто-либо выходит на рынок алмазного сырья, рассматривая его как альтернативу фондовой бирже или рынку недвижимости, это законно, и часто деньги таким образом могут зарабатываться. Но это также опасно и, конечно, не благоприятно для промышленности в целом.