АЛРОСА возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа

АЛРОСА в июне возобновила добычу на карьере «Заря» Айхальского ГОКа. Началась отгрузка руды на рудный склад фабрики № 14 для последующего обогащения и повторной оценки качества алмазов, сообщила пресс-служба компании.

Сегодня

Lucara Diamond добыла алмаз весом 1 174 карата на руднике Карове

Компания Lucara Diamond извлекла из руды алмаз размером 1 174,76 карата на полностью принадлежащем ей руднике Карове (Karowe) в Ботсване.

Сегодня

Ведущие отраслевые субъекты примут участие в сентябрьской выставке Vicenzaoro

Рынок золотых украшений с уверенностью на успех ожидает предстоящую сессию международной ювелирной выставки VOS Vicenzaoro September-The Jewellery Boutique Show, которая пройдет 10-14 сентября 2021 года в итальянском Виченце.

Сегодня

Южноафриканцы узнают на собственном горьком опыте, что не все то алмаз, что сверкает

Недавно в деревне Квахлати в южноафриканской провинции Квазулу-Натал возникла «алмазная лихорадка» после того, как пастух первым выкопал блестящий камень в открытом поле.

Сегодня

De Beers увеличила доход от последней продажи алмазного сырья

De Beers выручила 470 млн долларов в ходе своего пятого цикла продаж по сравнению с 385 млн долларов в предыдущем цикле продаж, по данным ее материнской компании Anglo American.

Вчера

Рецессия лишь отсрочила неизбежное: нехватку алмазного сырья

11 января 2010

На фоне глобального финансового спада мысль о нехватке алмазов может показаться смешной, однако аналитики сходятся во мнении, что спад лишь отсрочил наступление такого положения, утверждает портал Antwerp Facets.

Это не проблема, требующая срочного решения в связи падением спроса на ювелирные изделия с бриллиантами в течение прошедшего года, но тем не менее она вполне обоснованно занимает умы многих в алмазной промышленности. Может показаться странным выносить данный вопрос на обсуждение в то время, когда западный мир в лучшем случае надеется на медленное восстановление после финансовой неразберихи в последние 15 месяцев. Но все же действительно ли в алмазной отрасли приближается время, когда наступит нехватка алмазного сырья?

Основанием для таких расчетов является то, что в последние годы в эксплуатацию было введено мало новых крупных шахт, а это означает, что, когда экономический спад закончится и объем сбыта вернется на характерные для многих лет уровни,  предложение будет приблизительно соответствовать спросу. Но добавьте к этому растущий спрос со стороны зарождающихся рынков, таких как Китай, Индия и страны Персидского залива, и станет ясно, что предложение, весьма возможно, может оказаться недостаточным, чтобы удовлетворить спрос. Это неизбежно означает, что ценам суждено существенно вырасти, и, кроме того, встает вопрос о том, не предоставит ли такая ситуация возможность совершить крупномасштабный выход на рынок изготовителям синтетических алмазов?

Что касается предложения алмазного сырья, то последнее крупное месторождение было открыто 15 лет назад, и на тех месторождениях, которые планируется запустить в эксплуатацию, приготовления занимают больше времени, чем планировалось. Даже если бы алмазное месторождение было найдено сегодня, оно не было бы введено в строй по крайней мере до 2015 года, утверждает аналитик RBC Capital Markets Дес Килалеа. Добыча алмазов - чрезвычайно дорогой бизнес, сказал он, и на то, чтобы найти месторождения и доказать их коммерческую пригодность может уйти несколько лет, а также десятки или даже сотни миллионов долларов.

Мировая алмазодобывающая промышленность сконцентрирована в нескольких районах, которые не отличаются гостеприимностью. Они включают в себя холодные Северо-Западные Территории Канады и не менее холодный Дальний Восток России. Кроме того, алмазные месторождения располагаются в ряде африканских стран, где – например, в Зимбабве – уровень должного управления и прозрачности представляется в лучшем случае сомнительным.

Ввод алмазной шахты в действие - долгий процесс. В Ботсване карьер Орапа (Orapa)  находится на поверхности, и все же на его разработку ушло четыре года, отмечает Килалеа. На переход от открытия месторождения к его разработке в случае с рудником открытого типа Жваненг (Jwaneng), также находящимся в Ботсване, размер которого вполне подходит для того, чтобы преодолеть будущую нехватку алмазов, ушло 10 лет, в то время как на ввод в строй рудника Венеция (Venetia) в Южной Африке потребовалось 12 лет. В Канаде 10 лет ушло на то, чтобы найти месторождение Экати (Ekati), и еще семь, чтобы доказать осуществимость проекта,  и на строительство, в то время как на рудник Дьявик (Diavik) ушло еще больше времени. На одно строительство зимней дороги к этим рудникам, которая открыта только в течение семи недель в году, было затрачено 20 миллионов долларов США. В Анголе BHP Billiton вместе с Petra вложили 50 миллионов долларов, не добившись никакого результата, в то время как в Демократической Республике Конго ушли миллионы долларов на геологоразведку, подчеркивает Килалеа.

Четыре крупнейших производителя алмазов – De Beers, АЛРОСА, Rio Tinto и BHP Billiton – добывают 90 процентов всей продукции; менее крупные игроки алмазного рынка - Harry Winston Diamond Corp, Petra Diamonds и Gem Diamonds. «Кроме того, существует множество средних и небольших фирм; они мелкие и зачастую плохо финансируются», - говорит Килалеа. Из более чем 100 фирм, вовлеченных в алмазодобывающую промышленность, меньше 20 имеют «что-либо значащее производство», добавил он.

Корень проблемы, как представляется, в том, что, несмотря на инвестиции сотен миллионов долларов на геологоразведку во всем мире, алмазная промышленность к настоящему времени не смогла обнаружить достаточных с коммерческой точки зрения залежей алмазов, которые заменили бы существующие истощающиеся шахты. Следовательно, производству суждено оставаться на прежнем уровне в течение по крайней мере следующего десятилетия. Даже ввод в эксплуатацию новых рудников не сможет восполнить нехватку алмазов по мере истощения старых рудников, утверждает Килалеа. Рудник Аргайл (Argyle) в Австралии, который обычно давал 30 миллионов каратов алмазов, теперь не производит и половины этого количества.

Джеймс Аллан, руководитель находящейся в Иоганнесбурге фирмы James Allan and Associates, занимающейся финансовым консультированием других компаний, сказал, что ввод новых добывающих мощностей большого масштаба представляется настоятельным. По его словам, необходимы новые алмазные шахты, эквивалентные по ежегодному выпуску продукции ведущему алмазному производителю - Ботсване, чтобы уравновесить разрыв между спросом и предложением, ожидаемый в алмазной отрасли. Ботсвана производит намного больше 30 миллионов каратов алмазного сырья ежегодно и является ведущим поставщиком этой продукции в мире по ее физическому объему.

Есть ли признаки того, что в ближайшие годы будет необходимо больше алмазов? В 2006 году индийский Совет по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (GJEPC) уполномочил выпуск доклада группы консалтинга по менеджменту фирмы KPMG, в котором указывается, что нехватка алмазов может начаться в наступающем десятилетии. Главные заключения доклада «Положение в мировой ювелирной промышленности. Перспектива до 2015 года. Преобразование ради роста» состояли в том, что глобальный сбыт драгоценностей может расти ежегодно на 4,6 процента, достигнув 185 миллиардов долларов США в 2010 году и 230 миллиардов в 2015 году. Это сравнимо с текущим уровнем ежегодных глобальных продаж объемом приблизительно в 150 миллиардов долларов. Еще более поразительно то, говорится в докладе, что с учетом коллективных действий объем продаж может вырасти к 2015 году до 280 миллиардов долларов, если принять во внимание Индию и Китай, вместе представляющие собой зарождающийся эквивалент американскому рынку, на который приходится примерно 31 процент глобальных продаж.

Управляющий директор De Beers Гарет Пенни также полагает, что спрос опередит производство алмазного сырья из-за нехватки новых крупных алмазных месторождений в последние годы и повышающегося спроса на бриллианты в развивающихся экономических системах. «На сегодняшний день не было открыто новых крупных шахт, - заявил Пенни на встрече, организованной De Beers в мэрии Антверпена в 2009 году. – Так что, если посмотреть на соотношение спроса и предложения в следующие несколько лет, спрос должен опередить предложение». По его словам, повышающийся спрос со стороны крупных рынков в Китае и Индии и увеличение объема покупаемых драгоценностей в России, Персидском заливе и Южной Америке объясняет этот прогноз повышения спроса.

Аналитик алмазной промышленности Кен Гассман, однако, не столь убежден в том, что повышающиеся цены на природные алмазы неизбежно приведут к постоянному росту цен на бриллианты. «Учитывая, что цены на бриллианты определяются спросом и предложением, они будут повышаться, пока рынок больше не сможет выносить их дальнейшего увеличения, - сказал Гассман. – Когда наступит такой момент, потребители начнут искать замену бриллиантам, включая синтетические алмазы, муассанит и другие похожие на них драгоценные камни».

Аллан, однако, считает, что промышленность, производящую природные алмазы, не должно беспокоить то, что дефицит алмазного сырья предоставит изготовителям синтетики возможность масштабно войти в рынок. Хотя в ювелирной промышленности есть место для синтетических камней, ограничивающим фактором являются ее производственные мощности, а она пока не производит бриллиантов в достаточном количестве, объяснил он.

В настоящий момент алмазная промышленность, кажется, уверена, что ненатуральные камни не смогут играть все более важную роль в бизнесе. Один высокопоставленный представитель антверпенской алмазной отрасли сказал: «Ясно, что предложение не будет успевать за спросом, как только мы преодолеем финансовый кризис и восстановление экономики наберет темп. Результатом этого будет, конечно, повышение цен на бриллиантовые ювелирные изделия в розничной торговле. Но можно ли, в самом деле, представить мужчину, делающего предложение женщине и дарящего ей при этом искусственный бриллиант? Согласится ли женщина на то, чтобы символом их любви было нечто, выращенное в лаборатории? Я не могу поверить в то, что такое может случиться».

Вопрос о прогнозируемой нехватке алмазного сырья поднимался до того, как в четвертом квартале 2008 года разразился финансовый кризис. Хотя цены на сырье с середины 2009 года резко пошли вверх, цены на бриллианты не двинулись сколь-либо похожим образом, и спрос остается довольно вялым, особенно на самом важном ювелирном рынке в мире - в Соединенных Штатах. Так лишается ли в связи с этим оснований утверждение о дефиците предложения или это только несколько отодвигает наступление дефицита по времени?

Со своей стороны, Гассман полагает, что экономический спад просто задержал неизбежное наступление нехватки алмазов на пару лет. Он считает, что эффект финансового спада на рынке драгоценностей был завышен и что уже появляются признаки того, что потребители в Соединенных Штатах возвращаются к покупкам ювелирных изделий.

«Во-первых, невозможно перечеркнуть романтику любви, переживаемую человеческим родом в течение последних 50 000 лет и сопровождающуюся изготовлением драгоценностей и их приобретением, - говорит Гассман. - Во-вторых, я не верю в то, что американцы возьмут и в одночасье распростятся со свойственной их культуре склонностью к расходам. Мне кажется, я один предсказывал, что в рождественский период продажи ювелирных изделий вырастут. Я абсолютно убежден, что рост составил по крайней мере 2,8 процента, хотя точные цифры мы  узнаем только через 60 дней или около этого».

«Экономика уже оправляется от трудностей 2008-09 годов, и мы увидим, что потребители возвращаются к своим дорецессионным привычкам расходовать деньги. Экономический спад не уничтожит человеческую тягу к драгоценным камням и металлам. Нужно помнить, что американский рынок в культурном отношении рожден, чтобы тратить. Я полагаю, что дефицит алмазного сырья был отсрочен приблизительно на два года, то есть до его наступления осталось пять-семь лет, но он наступит».

Алекс Шишло, редактор Европейского бюро Rough&Polished в Брюсселе