Petra Diamonds ведет переговоры с Танзанией о возобновлении производственной деятельности в 2022 финансовом году

Компания Petra Diamonds сообщила, что переговоры с правительством Танзании о достижении соглашения по ряду вопросов на руднике Вильямсон (Williamson) продолжаются и будут завершены в течение первого квартала 2022 финансового года.

Сегодня

В первом полугодии экспорт ювелирных изделий из Гонконга в денежном выражении увеличился на 39,1%

Согласно последним правительственным данным, в первой половине 2021 года поступления от экспорта ювелирных изделий из Гонконга выросли на 39,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что все еще ниже экспортных доходов, зафиксированных...

Сегодня

Zimplats будет вырабатывать собственную электроэнергию

Zimplats, подразделение компании Impala Platinum Holdings Zimbabwe, планирует построить две солнечные электростанции с генерирующей мощностью 185 МВт для обеспечения электроэнергией своих предприятий.

Сегодня

Переход на синтетику может навредить сообществам горняков - СМИ

Массовый переход на драгоценные камни лабораторного производства может иметь положительный экологический эффект и избавить компании от репутационных рисков. Но это может нанести вред тем самым сообществам, о которых беспокоятся потребители, пишет theguardian.com...

Сегодня

Уорикский университет и компания Element Six разработают цепочку поставок технологий, основанных на алмазах

Уорикский университет (Warwick University) объявил, что получил 5,2 млн фунтов стерлингов в рамках одного из партнерств во имя процветания (Prosperity Partnerships) правительства Великобритании, согласно сообщениям СМИ.

Вчера

Риск рецессии с двойным спадом нарастает

14 сентября 2009

«Мировая экономика начинает выходить из глубочайшего со времен Великой депрессии экономического спада и финансового кризиса. В четвертом квартале 2008 года и первом квартале 2009 года скорость, с которой происходило сокращение наиболее развитых экономик, была сопоставима с темпами ничем не сдерживаемого падения на ранних стадиях Великой депрессии. В связи с этим в конце прошлого года высшие должностные лица, наблюдавшие за кривой падения, начали наконец применять все средства, находившиеся в их арсенале.

Это усилие дало свои результаты, и свободное падение в экономической деятельности замедлилось. Но три вопроса, касающиеся перспектив, остаются открытыми. Когда закончится глобальная рецессия? Какую форму примет восстановление экономики? Есть ли риск повторного спада?». Этими вопросами задается Нуриэль Рубини, профессор экономики Школы бизнеса Леонарда Стерна при Университете Нью-Йорка, в статье, написанной для газеты Financial Times.

Что касается первого вопроса, то, по мнению автора, похоже, что рост мировой экономики возобновится во втором полугодии 2009 года. Во многих промышленно развитых экономиках (в США, Соединенном Королевстве, Испании, Италии и других странах еврозоны) и некоторых развивающихся рыночных экономиках (главным образом в Европе) рецессия технически не завершится к концу года, так как зеленые ростки там перемежаются с сорняками. Однако в некоторых промышленно развитых экономиках (Австралии, Германии, Франции и Японии) и многих развивающихся экономиках (Китае, Индии, Бразилии и в других регионах Азии и Латинской Америки) восстановление уже началось.

По второму вопросу дебаты идут между теми, кто, выражая консенсус большинства по экономической проблематике, ожидает V-образного восстановления, предполагающего быстрый возврат к росту, и теми, кто, подобно мне, полагает, что оно будет носить U-образный характер, то есть станет анемичным и без выраженной направленности на протяжении по крайней мере двух лет после нескольких кварталов быстрого роста, достигнутого за счет пополнения материальных запасов и восстановления производства с уровня, почти аналогичного уровню Великой депрессии.

Во-первых, в пользу сценария слабого U-образного восстановления экономики говорят несколько доводов. В США и других странах безработица по-прежнему растет быстрыми темпами и превысит 10% к 2010 году. Это плохие новости не только для спроса и банков в смысле потерь, но и для проблемы сохранения квалификации работников, что является ключевым фактором в отношении роста производительности труда в долгосрочном плане.

Во-вторых, мы имеем дело с кризисом платежеспособности, а не только ликвидности, однако реальное снижение доли заемных средств еще и не начиналось, так как убытки финансовых институтов были национализированы и приняты на государственные балансы. Это ограничивает способность банков кредитовать, способность населения тратить и способность компаний инвестировать.

В-третьих, в странах, имеющих дефицит текущих статей платёжного баланса, потребителям приходится сокращать расходы и намного увеличивать сбережения, однако при этом потребителям, обремененным долгами, грозит отражающееся на благосостоянии потрясение из-за падения цен на жилье и ценные бумаги, из-за сокращения доходов и из-за безработицы.

В-четвертых, финансовая система - несмотря на политическую поддержку – претерпела сильные разрушения. Теневая банковская система исчезла, а над традиционными банками нависла угроза измеряемых триллионами долларов убытков от ссуд и ценных бумаг, в то время как они по-прежнему испытывают серьезную нехватку капитала.

В-пятых, слабая доходность – по причине больших долгов и рисков неплатежей, низких темпов экономического роста и устойчивого дефляционного давления на доходы корпораций - будет тормозить желание компаний производить, нанимать работников и инвестировать.

В-шестых, изменение соотношения собственных и заемных средств в государственном секторе путем наращивания большого бюджетного дефицита несет в себе риск замещения государственными расходами процесса восстановления расходов в частном секторе. Более того, эффект политического стимулирования будет сведен на нет к началу следующего года, так как для поддержания постоянного роста будет необходим больший спрос со стороны частного сектора.

В-седьмых, сокращение глобальной несбалансированности подразумевает, что дефицит текущих статей платёжного баланса расточительных экономик, таких как американская, сузит профицит бюджета стран со сверхнакоплениями (Китай и другие развивающиеся рынки, а также Германия и Япония). Но если спрос на внутреннем рынке в профицитных странах не будет расти достаточно быстрыми темпами, это приведет к замедленному восстановлению роста мировой экономики.

Есть также две причины, по которым увеличивается риск W-образной рецессии с двойным спадом. Прежде всего следует упомянуть о рисках, связанных со стратегиями выхода из процесса послабления, включавшего в себя увеличение денежной массы и снижение налогового бремени: те, кто принимает решения в этой области, будут раскритикованы в том случае, если они пойдут на эти риски, и в том случае, если они на эти риски не пойдут. Если политики отнесутся к огромным дефицитам бюджетов серьезно и в ближайшее время поднимут налоги, сократят расходы и быстро уберут излишки ликвидности, они подорвут процесс восстановления и вновь подтолкнут экономику к стагдефляции (рецессии и дефляции).

Однако если они сохранят большие бюджетные дефициты, то будут наказаны бдительными активистами на рынке долгосрочного ссудного капитала. Это приведет к росту инфляционных ожиданий, доходность долгосрочных государственных облигаций увеличится, а ставки по кредитам стремительно пойдут вверх, что приведет к стагфляции.

Еще одной причиной, заставляющей опасаться рецессии с двойным спадом, является то, что цены на нефть, энергию и продовольствие в настоящее время растут быстрее, чем это позволяют основные экономические факторы, и могут быть подняты еще выше чрезмерной ликвидностью, гоняющейся за активами, а также спекулятивным спросом. В прошлом году цена на нефть в 145 долларов за баррель стала точкой сброса для мировой экономики, поскольку создала негативные условия для торговли и повергла импортирующие нефть экономики в шок в плане располагаемых доходов. Мировая экономика может не выдержать повторного шока сжатия, если спекуляция подобного же рода быстро доведет цену на нефть до 100 долларов за баррель.

Если резюмировать приведенные выше рассуждения, то следует сказать, что восстановление скорее всего будет анемичным и не будет носить выраженной тенденции в развитых экономиках и что существует большой риск рецессии с двойным спадом.