Игорь Прохоренко покинул Grib Diamonds

В Группе компаний «АГД Даймондс», включая дочерние структуры, продолжаются кадровые перестановки. Как стало известно Rough&Polished, возглавлявший Grib Diamonds NV (торговое подразделение АО «АГД ДАЙМОНДС» в Бельгии и ОАЭ) Игорь Прохоренко покинул...

Сегодня

De Beers увеличила добычу алмазов в третьем квартале до 9,2 млн каратов

В третьем квартале этого года производство алмазного сырья компанией De Beers увеличилось на 28%, достигнув 9,2 млн каратов, в то время как годом ранее оно составило 7,2 млн каратов.

Сегодня

Asian Eco Technology - новый «лабораторный ребенок» на рынке

Компания Metech International Limited, зарегистрированная на Сингапурской бирже (Singapore Exchange), объявила, что ее совместное предприятие Asian Eco Technology Pte. Ltd. (AET) создало подразделение по производству выращенных в лаборатории...

Сегодня

Первый экземпляр Patek Philippe Ref.2523 впервые выставляется на аукцион

Женевский аукцион Christie's объявил, что 8 ноября на торги будет впервые выставлен первый экземпляр часов “L'Heure d'Or” Patek Philippe Ref.2523. Являясь собственностью одного джентльмена, этот чрезвычайно изящный Patek Philippe стал первым...

Сегодня

Mountain Province объявила производственные результаты за третий квартал 2021 года

Mountain Province Diamonds Inc. объявила производственные результаты за второй квартал, закончившийся 30 сентября 2021 года, на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué). Было извлечено 1 562 105 каратов алмазов, что на 13% меньше показателя...

Сегодня

Алмазы и нефть несут с собой больше проблем, чем богатства

09 сентября 2009

Джон Стейнбек в своем романе «Жемчужина» рассказывает историю жизни бедного мексиканского ловца жемчуга Кино, которому случилось найти очень большую жемчужину, пишет Вивек Каул в статье, опубликованной порталом www.dnaindia.com. Как считал Кино, это была самая большая жемчужина в мире.

«От каждого человека вдруг потянулись какие-то нити к жемчужине Кино, и жемчужина Кино проникла в чужие сны, желания, вожделения, расчеты, планы, замыслы, мечты о будущем, нужды, страсти, и лишь один человек стоял на пути к их утолению, и этот человек был Кино. И, как ни странно, все вдруг почувствовали в нем врага», - пишет Стейнбек. Люди стали пытаться обмануть его. Кино подвергается нападениям и вынужден бежать в более крупный город, чтобы попытаться там продать жемчужину, но воры преследуют его и убивают его маленького сына.

Алан Биати, редактор торгового раздела газеты Financial Times, пересказывает эту историю в своей книге «Ложная экономика – Удивительная экономическая история мира». В своей книге он пытается доказать, что многие страны, которым на первый взгляд повезло иметь редкие и ценные полезные ископаемые, тоже оказались в связи с этим в худшем положении, чем до их открытия.

«Как и в истории с жемчужиной, открытие нефти или алмазов разжигает зависть и жадность, превращает торговцев в воров, а бизнесменов в охотников за сокровищами, подменяет сотрудничество соперничеством и в конечном счете чаще приносит больше вреда, чем пользы для их обладателей», - пишет автор книги.

Преобладание нефти и газа в экономике ослабляет демократию. Биати приводит в качестве примера Африку. «То, что в Африке четырьмя правителями, находящимися у власти наиболее продолжительное время, являются автократы из нефтеносных районов, не кажется случайностью. Их правительства заняты лишь тем, чтобы самим удержаться у власти, из-за чего они часто вступают в вооруженные конфликты, и, конечно же, совсем мало что делают для своих граждан», - пишет он.

На богатом нефтью Ближнем Востоке тоже довольно плохо обстоит дело с демократией. Страны, богатые полезными ископаемыми, «демонстрируют показатели, указывающие на возможность конфликта по причине бедности и низких темпов роста в экономике, и в них более высока вероятность возникновения гражданской войны».

«Жонас Савимби, руководитель повстанческого движения UNITA в Анголе, в течение почти 20 лет правил по существу альтернативным государством в джунглях. Он принял участие в гражданской войне, вспыхнувшей в Анголе сразу же после получения ею независимости от Португалии в 1975 году. Он продолжал вести боевые действия, прерывавшиеся на периоды проведения выборов и мирных соглашений вплоть до своей смерти в 2002 году», - говорится в книге.

Природные ресурсы являются хорошим источником финансирования гражданской войны. «Алмазы в особенности являются почти идеальным минералом для финансирования повстанческих движений или альтернативных правительств. Алмазы выступают почти в качестве всемирной валюты, будучи маленькими, легкими и хорошо сохраняющими стоимость. Несмотря на попытки развернутой Кимберлийским процессом кампании по регистрации источников происхождения алмазов, отследить их довольно трудно», - утверждает Биати.

Гражданская война в Сьерра-Леоне тянулась почти десятилетие с 1991 года, после того как Революционный объединенный фронт, основное повстанческое движение, захватил контроль над алмазными шахтами и стал использовать их для финансирования своих операций, пишет автор.

Кроме войны, богатые природными ресурсами страны могут также пострадать от так называемой «голландской болезни». «Это заболевание охватило Нидерланды в 70-е годы прошлого столетия. Взлетевшие вверх цены на нефть и газ превратили газовые месторождения страны… в источник ценного экспортного сырья. Деньги на покупку газа хлынули в страну со всех сторон, и по мере того как доллары, франки, немецкие марки и японские иены обменивались на гульдены, национальную голландскую валюту, ее обменный курс вырос», - рассказывает Биати.

Это сделало другие статьи голландского экспорта неконкурентоспособными. Партия тюльпанов стоимостью в одну тысячу голландских гульденов в 1970 году обходилась лондонскому оптовику в 665 фунтов стерлингов, но в декабре 1979 года он должен был выложить за нее уже 1168 фунтов стерлингов, пишет автор книги.

Поскольку тюльпаны на международном рынке стали дорожать, их продажи упали, что привело к повышению безработицы, учитывая, что в тюльпановодстве было занято больше людей, чем в газовой промышленности. Это произошло главным образом потому, что «в добывающих отраслях производство более капиталоемкое и в нем используется больше машин, чем людей», отмечается в книге.

«Добыча нефти и газа обычно требует применения гигантских высокотехнологичных буровых установок, оффшорных платформ и разветвленных трубопроводов, на которых работает относительно небольшое число рабочих», - пишет Биати.

Не обремененный чрезмерным количеством рабочих мест путь развития имеет и иные последствия, кроме экономических. Биати указывает на то, что «на богатом нефтью Ближнем Востоке, например, полно молодых людей, живущих в экономиках, которые представляются успешными. В Саудовской Аравии, например, доход на душу населения достигает почти 15 000 долларов США, что ставит ее на третье место в мире по этому показателю».

Вместе с тем уровень безработицы там, по оценкам, достигает 25%, и она охватывает в основном молодежь, продолжает автор. И поскольку в демографическом отношении страна молодеет – возраст половины мужского населения страны составляет 22 года и меньше, - в ней образовался неестественно большой круг электората, в котором находят отклик идеи радикального исламизма.

Решением этих проблем представляется диверсификация экономики, как это сделано в Дубае. «Давно превратившись в торговый центр, большей частью занимающийся контрабандными операциями с золотом и другими товарами при поставке их в Индию, Дубай сумел расширить эту деятельность, став банковским и финансовым центром. К этому прибавился туризм и даже комплекс биотехнологических исследований, развернутый с нуля», - пишет Биати.

Тем не менее даже диверсификация такого рода временами не срабатывает. Возьмите, например, богатую медью Замбию, где попытки диверсифицировать экономику не увенчались успехом. Как отмечает автор, «замбийцев правильно побуждали… меньше полагаться на медь. И они ответили на это развитием отрасли по выращиванию цветов, фруктов и овощей, которые отправлялись на европейские супермаркеты».

Однако по мере того, как экспорт меди из страны стал расти, замбийская денежная единица квача также поднялась в цене. «Другими словами, - пишет Биати, - увеличение цены на медь и последовавшее за этим увеличение цены национальной валюты означало, что целый ряд новейших, ценных, трудоинтенсивных видов экспортного бизнеса, доходы от которого главным образом получались замбийцами в квачах, был поставлен под угрозу давним присутствием в стране опасных и грязных шахт, которые, получая прибыль, осуществляя капитальные затраты и выплачивая заработную плату, вынудили страну сдать эти виды бизнеса иностранцам в обмен на доллары, фунты, рупии и юани. Более вопиющего примера «голландской болезни» трудно себе представить».