Зимбабве расширяет стимулы для крупных золотодобытчиков

Правительство Зимбабве будет и впредь предлагать стимулы для крупных золотодобытчиков страны, чтобы они производили драгоценный металл сверх установленных целевых показателей.

Сегодня

LME запретила поставки российского никеля с одобренных складов в Великобритании

Лондонская биржа металлов (LME) запретила поставки российского никеля со своих двух утвержденных складов в Великобритании, начиная с 20 июля, сообщил интернет-ресурс mining.com.

Сегодня

Субподрядчик компании Murowa Diamonds в Зимбабве не платит рабочим более пяти месяцев

По сообщениям местных СМИ, компания Capafare Investments, субподрядчик Murowa Diamonds, не выплачивает зарплату своим рабочим уже более пяти месяцев. В связи с этим рабочие начали забастовку. В ответ Capafare Investments уволила 43 сотрудника.

Сегодня

Canada Nickel Company подтвердила обнаружение никеля на руднике Делоро

Canada Nickel Company Inc. объявила о результатах анализа проб на принадлежащем ей руднике Делоро (Deloro), которые подтверждают второе важное открытие залежей никеля на недавно приобретенных объектах компании.

Сегодня

Минфин России: попытки поставить под сомнение полное соблюдение Россией Системы сертификации Кимберлийского процесса (ССКП) необоснованны и спекулятивны

Министерство финансов Российской Федерации, комментируя статью, опубликованную в газете New York Times, заявило, что Россия всегда была и остается исключительно ответственным участником Кимберлийского процесса и попытки поставить под сомнение полное...

Вчера

ЮАР: добыча алмазов – дело не вечное

01 сентября 2009

Сверкающих алмазов здесь больше почти не осталось, и по мере того как блеск Алмазного берега в Южной Африке все больше блекнет, оставшиеся там города-призраки стремятся сохранить последние признаки жизни, пишет агентство Франс пресс.

Горячие деньки для алмазодобытчиков, может быть, и прошли, однако восстановление когда-то девственного ландшафта вдоль западного побережья страны должно превратить эти пустующие земли, испещренные шрамами выработок, в туристический рай.

Этот район, в течение 80 лет бывший охраняемой изолированной зоной, где велась добыча и где теперь по всему побережью разбросаны отвалы шахт высотой в десятки метров, стал теперь местом осуществления одного из самых амбициозных на сегодня проектов по восстановлению природной среды после горных работ.

Трудно поверить в то, что видишь сейчас в этой зоне. Единственный покупатель, с которым как-то пришлось столкнуться в местном супермаркете в одном из шахтерских городков под названием Клайнзее сказал, что эта местность после ухода отсюда алмазной промышленности выглядела так, будто «на нее сбросили атомную бомбу».

С 2007 года De Beers, ведущая алмазодобывающая компания в мире, стала резко сокращать свои работы на шахтах Намакваленда по мере того, как там стали истощаться запасы драгоценных камней, уменьшив число рабочих с 3000 человек до 250.

Если говорить о запасах алмазов во всем мире, то, как ожидается, они иссякнут через 30 лет.

Клайнзее, расположенный примерно в 600 километрах к северу от Кейптауна в самой большой и малонаселенной провинции Норт Кейп, целиком принадлежит алмазодобывающему гиганту.

Школы, центры отдыха и развлечений, дома стоят в большинстве своем пустые.

Шахта в городе уже закрыта, а его жители с нетерпением ждут, когда чиновники объявят о том, что его существование в качестве находящегося в частном владении шахтерского города, завершилось, что позволит людям покупать там для себя дома и попытаться вновь оживить в нем бизнес.

«Все мои друзья потеряли работу. Это шахтерский город, чем они там должны заниматься?» - задается вопросом владелица местного супермаркета Энн Энгельбрехт, у которой продажи упали на 60 процентов и которой удается держаться на плаву только благодаря ручейку туристов и местных покупателей.

Она занялась магазином в 2007 году, до этого проработав в компании De Beers с 1984 года, и, как рассказывает, перенесла уже два инфаркта от стресса, будучи вынуждена все позже и позже открывать своей супермаркет и совсем закрывать его на выходные дни.

De Beers, пытаясь решить проблему своего ухода из города, вступила в партнерские отношения с участниками движения за охрану природы с целью вдохнуть жизнь в эту зону путем развития туризма, разведения рыбы и других видов хозяйственной деятельности.

Этот проект иллюстрирует растущую озабоченность по поводу тех экологических последствий, которые сопровождают добычу полезных ископаемых, и ответственности компаний за смягчение этих последствий.

Герт Клоппер, представитель компании De Beers в Намакваленде, говорит, что, как компания надеется, этот проект будет способствовать улучшению имиджа алмазной промышленности, которому вот уже сколько времени наносится вред конфликтами и применением силы.

«Я думаю, что восстановительные работы такого масштаба проводятся впервые в мире», - заявил он агентству Франс пресс, рассказывая о проекте стоимостью 56 миллионов долларов.

Компании De Beers принадлежит примерно 10 процентов береговой линии Южной Африки протяженностью 2 500 километров, на большей части которой ведется интенсивная добыча полезных ископаемых.

Специалисты по охране окружающей среды заняты теперь заполнением зияющих в земле дыр и пересадкой нежных растений с целью восстановления былой красоты этих обширных пространств.

«Эта плодородная полупустыня является одной из всего лишь двух подобных засушливых высокотемпературных зон в мире, где произрастает более 4 500 видов растений. Во всей Европе нет такого количества видов растительности», - утверждает чиновник природоохранного ведомства Вернель Нель.

По словам Клоппера, в то время как шахтные работы затронули площадь примерно в 10 000 гектаров, 90 000 гектаров оставались вне доступа для людей в течение десятилетий, а это означает, что «огромные пространства земли были сохранены в первозданном виде».

Густая и разнообразная растительность, которую оживляют дикие цветы, распускающиеся весной, тянется на многие мили к белым песчаным дюнам и идиллически красивым пляжам, прекрасно подходящим для серфинга.

Поскольку остальное побережье Южной Африки освоено в чрезмерной степени, есть надежда на то, что в этом самом тихом уголке страны появится новая туристическая достопримечательность, которая к тому же даст еще и сотни рабочих мест.

Насосы для откачки морской воды, использовавшиеся в шахтном деле, теперь применяются для того, чтобы заполнить ею штреки, которые превращаются в фермы по выращиванию устриц и морских ушек.

К обнажившемуся скалистому основанию берега присматриваются с целью установки там примерно ста ветряных турбинных генераторов – для производства столь необходимой возобновляемой энергии в бедной в этом отношении стране.

Разрабатываются также планы по созданию объектов ландшафтного искусства в морском стиле, морских оранжерей и туристических троп и даже по превращению одной из больших шахт в место проведения концертов.

«Потребуется 10, 20, 30 лет, чтобы наступило время, когда нельзя будет заметить, что здесь когда-то велась подземная добыча», - говорит Адре Мейер, сотрудник проекта Nurture, Restore, Innovate, в рамках которого осуществляется восстановление земель для компании De Beers.