Emerald Jewel планирует расширение торговых точек Jewel One

Компания Emerald Jewel Industry India Ltd, расположенная в городе Коимбатур на юге Индии, планирует расширить свою розничную сеть по всему штату за счет своих фирменных магазинов.

Сегодня

Производство золота в компании Rio Zim упало на 27%, никелевый завод остается законсервированным

Компания Rio Zim сообщила, что в 2020 году производство золота у нее снизилось на 27%, до 1,21 тонны с 1,66 тонны в предыдущем году.

Сегодня

RZM Murowa снизила добычу из-за истощения ресурсов с высоким содержанием алмазов

В 2020 году компания RZM Murowa произвела 579 000 каратов алмазного сырья на своих предприятиях в зимбабвийской провинции Мидлендс по сравнению с 685 000 каратов годом ранее.

Вчера

Экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии снизился на 28,46% в 2020–2021 финансовом году

Общий объем экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии в 2020-2021 финансовом году снизился на 28,46%, до 25,31 млрд долларов по сравнению с 35,37 млрд долларов в 2019-2020 финансовом году, согласно данным, опубликованным Советом по...

Вчера

GSI открывает новую лабораторию в Джайпуре, Индия

Компания Gemological Science International (GSI) объявила об открытии своей новейшей лаборатории в Джайпуре, Индия. Лаборатория Джайпура будет предлагать все основные услуги GSI.

Вчера

Гарет Пенни: «Последует резкий подъем цен на алмазное сырье»

30 июня 2009

Эксклюзивное интервью управляющего директора группы компаний De Beers Гарета Пенни журналу IDEX Online

Часть 2

Алмазные рынки

Х.Э.З.: De Beers активно рекламирует «вечную ценность» бриллиантов для покупателей, да и Вы сами прилагаете усилия к тому, чтобы привлечь внешних инвесторов на рынок не только для покупки бриллиантов, но и сырых алмазов. Традиционно компания De Beers всегда выступала против схем, предусматривавших «инвестиции в алмазы». Теперь, очевидно, эта позиция изменилась. Каковы Ваши взгляды на инвестиции в алмазы, связанные с этим устремления и ожидания? Вам удалось привлечь внешних инвесторов?

Г.П.: De Beers безоговорочно верит в вечную ценность алмазов и бриллиантов, и мы не осуществляем инвестиций и не принимаем долевого участия где-либо за пределами алмазного бизнеса. То, что мы вложили новые миллиардные капиталы в этот бизнес, является свидетельством того, что наши акционеры в него верят. В последнее время нам поступило много предложений от инвесторов, которые понимают нас и соглашаются с нашей точкой зрения на тот исключительный продукт, который мы продаем. В эти смутные времена они пытаются найти новый класс активов, который стал бы более долгосрочным средством сохранения стоимости по сравнению с целым рядом других инвестиционных инструментов. Принимая во внимание тот изменчивый мир, в котором мы живем, De Beers вовремя поняла, что появилась возможность привлечь на рынок новых игроков (таких, например, как суверенные фонды благосостояния), которых алмазы могли бы заинтересовать в качестве класса активов. Мы не приняли никаких окончательных решений, однако рассматриваем некоторые интересные и перспективные возможности и, что важно, это всегда будут ниши для долгосрочных инвесторов, которые не будут оказывать негативного влияния на основной бизнес по производству ювелирных изделий с бриллиантами.

Х.Э.З.: Вы можете искренне поддерживать идею развития инвестиционного рынка, если будете убеждены в том, что в долгосрочном плане цены на алмазное сырье и бриллианты будут увеличиваться. Почему Вы так думаете? Вы можете привести какую-либо цифру в отношении ожидаемого темпа роста? График? Вы ожидаете большей волатильности цен в будущем? И как это повлияет на политику компании, направленную только на повышение цен, если Вы верите в устойчивость цен на более высоком уровне?

Г.П.: Мы действительно верим в то, что в долгосрочном плане цены на сырые алмазы и бриллианты вырастут. Если посмотреть на данные прошлых лет, становится ясно, что сразу же за спадом в экономике следует резкий подъем цен на алмазное сырье, и мы ожидаем наступления такой же ситуации вскоре после того, как нынешний спад окажется позади. Так было даже после Великой депрессии, когда цены в своем большинстве восстановились в течение года. Мы также твердо сознаем, что рынок ожидает мало новых поступлений, и действительно, общее предложение алмазного сырья будет уменьшаться по мере того, как истощаются существующие шахты. Что касается спроса, то за последние годы он значительно вырос с появлением новых растущих рынков, таких как Индия и Китай, и мы видим, что разрыв между предложением и спросом в предстоящие годы будет увеличиваться. Наша ценовая стратегия всегда проводилась таким образом, чтобы учитывать значительное количество привходящих моментов и стараться обеспечить для наших клиентов долгосрочные и устойчивые цены.

Х.Э.З.: То, как работает большинство крупных ювелирных цепей, является достоянием общественности. Ювелирное предприятие De Beers в какой-то степени покрыто туманом в плане результатов его деятельности. Сколько у вас магазинов? Какова прибыль? Каковы перспективы? Собираются ли De Beers и LVMH вкладывать дополнительные средства помимо тех, о которых была достигнута договоренность, когда этот проект был запущен (полагаю, всего было выделено 400 миллионов долларов)?

Г.П.: Будучи частной компанией, мы имеем то преимущество, что не обязаны раскрывать конфиденциальную с точки зрения конкуренции информацию. Тем не менее я хотел бы сказать, что компания De Beers Diamond Jewellers в последние несколько лет добилась значительного прогресса в создании сети из более чем 40 магазинов в большей части крупных мировых рынков и быстро довела товарооборот до уровня свыше 100 миллионов долларов в год. Как и в случае с большинством розничных предприятий, торгующих изделиями верхнего ценового сегмента, кризис сказался и на работе DBDJ начиная с четвертого квартала 2008 года. В 2009 году, опять же как и большинство предприятий ювелирной розничной торговли, DBDJ сократила планы своего развития, сосредоточившись на работе с накопленными запасами и управлении издержками, направив свои усилия на более здоровые области бизнеса, как, например, торговля обручальными кольцами, в ожидании времени, когда улучшится атмосфера для торговли. Говоря о среднесрочном и долгосрочном планах, мы верим, что восстановим энергичный рост предыдущих четырех лет и сумеем превратить компанию De Beers Diamond Jewellers в один из ведущих международных ювелирных брендов.

Х.Э.З.: В отношении De Beers DJ на рынке высказывались жалобы по поводу задержек с платежами поставщикам, что рассматривается как нарушение Принципов наилучшей практики ведения бизнеса. Полагают, что один сайтхолдер намеревается прибегнуть к правовым мерам. Вас эти вопросы не беспокоят?

Г.П.: Насколько я понимаю, неожиданное и резкое изменение условий торговли в Рождественский период сказалось на кассовых планах многих ритейлеров, однако компания De Beers Diamond Jewellers, насколько мне известно, вовремя осуществляет все свои платежи поставщикам и, конечно же, не нарушает Принципов наилучшей практики ведения бизнеса.

Х.Э.З.: De Beers в последнее время прибегал к двухуровневой системе продажных цен, допуская скидки для покупателей больших объемов. Компания DTC утверждает, что эта продукция не отражает стандартного ассортимента сайтов, однако у рынка на это другая точка зрения. Как вы примиряете эти продажи со скидкой с обязательствами  De Beers перед ЕС придерживаться принципов справедливой конкуренции среди сайтхолдеров? Такая практика станет постоянным атрибутом торгов DTC, резко усилив позиции так называемых клиентов-«супертанкеров»? Те, кто много покупает, будут и в дальнейшем вознаграждаться?

Г.П.: Прежде всего разрешите мне сказать, что отраслевая мельница слухов работает уже сверхурочное время по этому поводу, распространяя во многом неточные сведения в отношении величины скидок и товаров, о которых идет речь. DTC открыто и ясно заявила о своей стратегии в отношении сделок большого объема. По окончании срока действия «намерения предложить товар» (ITO) данная программа применяется только к товарам, которые движутся медленно или вообще стоят, а также в случаях, когда наши стоки становятся в значительной степени несбалансированными. Скидки на быстро движущиеся товары не применяются, и мы не собираемся сделать это постоянным фактором, а применять их лишь в отдельных и чрезвычайных рыночных ситуациях в какое-то время.

Финансовые вопросы

Х.Э.З.: Поскольку глобальный экономический кризис является прежде всего «кредитным кризисом», мы бы хотели, чтобы Вы охарактеризовали глубину и широту проблем, стоящих перед перерабатывающими предприятиями отрасли, затронув вопросы, относящиеся к собственному и заёмному капиталу компаний. Система избранных поставщиков заставила многих диамантеров уменьшить величину собственного капитала и больше полагаться на займы; со времени введения системы избранных поставщиков отраслевой долг увеличился вдвое. Чему научил Вас этот кризис? Если взглянуть на крупные неудачи отрасли в последние несколько лет, то все они связаны либо с сайтхолдерами или с компаниями, привязанными к группе сайтхолдеров. Не стали ли сайтхолдеры наиболее слабыми звеньями в цепочке создания добавленной стоимости?

Г.П.: Вопреки Вашему предположению критерии системы избранных поставщиков направлены на то, чтобы улучшить соотношение между собственным и заёмным капиталом компаний с целью обеспечить финансовую устойчивость всех ее клиентов. Однако всем нам известна история последнего десятилетия, когда во всех отраслях промышленности и для всех клиентов оказались доступны дешевые кредиты, что привело к большему использованию заёмного капитала для увеличения прибыли – проблеме, с которой теперь борется весь корпоративный и финансовый мир. Так что увеличение задолженности алмазной промышленности не является чем-то необычным.

Вместе с тем это напомнило всем нам о необходимости проявлять осмотрительность и добиваться того, чтобы в любом виде бизнеса соблюдался баланс между заёмным и собственным капиталом компаний. Ваше замечание о том, что крупные неудачи отрасли были связаны с сайтхолдерскими группами, мне кажется неверным в том плане, что сайтхолдеры представляют самые крупные и наиболее значимые в мире компании, занимающиеся изготовлением и сбытом бриллиантов и располагающие контактами и связями с большинством, если не со всеми ритейлерами. Было бы удивительно, если бы было иначе. Я определенно не считаю, что они являются наиболее слабыми звеньями в цепочке создания добавленной стоимости.

Х.Э.З.: В последнее время привлекательность алмазной промышленности для специализированных банков была поставлена под вопрос. Несмотря на то, что один или два банка участвуют в финансировании отрасли, намного большее их число резко сокращают свои риски в этой области и пересматривают свои обязательства. Что может и должно быть сделано, чтобы внушить уверенность банковскому сообществу? Банкиры (и агентства, присваивающие кредитный рейтинг компаниям) сетуют на низкую доходность сектора, занимающегося переработкой алмазного сырья. Вызывает ли это у Вас озабоченность и что Вы можете сделать как руководитель отрасли, чтобы изменить ситуацию?

Г.П.: Алмазная промышленность предоставляет привлекательную возможность для кредитных банков, которые в течение многих лет получали хорошие доходы от займов, представляемых отрасли, при относительно низком уровне неисполнения обязательств. Ясно, что мы переживаем необычное время, однако я верю, что, как только рынок вернется к нормальному состоянию, банки с удовольствием вернутся в наш сектор. Конечно, никто из нас не должен расслабляться или полагать, что наша промышленность вернется к практике недавнего прошлого. Банки должны продолжать требовать от своих клиентов, чтобы они управляли своим бизнесом с выгодой, эффективно и на здоровой основе.

Заключительные вопросы

Х.Э.З.: Мы все стремимся увидеть лучики надежды. Мы все надеемся, что у кого-то найдутся волшебные слова на тему о том, что мы, отрасль, должны сделать, чтобы выйти из кризиса более сильными, в лучшей форме, способными противостоять трудностям и идти к светлому будущему. Если бы я попросил Вас резюмировать то, что, по Вашему мнению, должно быть сделано, какими были бы эти слова?

Г.П.: Хорошо, что Вы упомянули про лучики надежды. Хотя ни один руководитель компании не пожелал бы попасть в сложившуюся сейчас ситуацию, всегда важно, решая проблемы сегодняшнего дня, задумываться над теми возможностями, которые можно использовать только в этой обстановке для улучшения бизнеса, и для De Beers, в частности, это включает в себя: постоянно работать над изменением корпоративной культуры, добиваясь, чтобы все, чем мы занимаемся, делалось просто, быстро и эффективно; более тесно работать с нашими производственными партнерами и клиентами из числа сайтхолдеров; добиваться, чтобы на наших шахтах постоянно снижалась кривая издержек; сокращать размеры корпоративного центра, перемещая работу по составлению отчетности на производственные подразделения; разрабатывать новые маркетинговые подходы (например, создавая отраслевые маркетинговые ассоциации); консолидировать производственные процессы во избежание дублирования.

Х.Э.З.: И личный вопрос. Вы всегда упоминали о том, что смотрите на свое директорство в De Beers как на нечто, чем Вы можете заниматься год или пять лет, а затем переключитесь на что-то еще. Ваша карьера в De Beers подходит к концу или Вы поставили перед собой какие-то цели, которых Вы намерены достичь, перед тем как задумаетесь о смене своих занятий?

Г.П.: Ваш последний вопрос личного свойства, и я с удовольствием на него отвечу в том же духе. Я работаю в De Beers и в алмазном бизнесе в течение уже более 20 лет и не могу себе представить более захватывающей компании и более интересной отрасли, чем та, в которой я тружусь. Я также чрезвычайно горжусь той положительной ролью, которую компания De Beers играет в развитии стран, где она работает. Меня захватывают и увлекают нынешние обстоятельства и возможности, которые они предоставляют, и я надеюсь, что буду работать еще в предстоящие месяцы и годы совместно со всеми акционерами в нашем бизнесе с тем, чтобы нарастить успех, исходя из уроков прошлого, и найти новые инновационные пути к созданию добавочной стоимости в будущем.