Во втором квартале Anglo American увеличила добычу МПГ на своих предприятиях

Компания Anglo American заявила, что во втором квартале этого года добыча металлов платиновой группы (МПГ) на ее предприятиях увеличилась на 65%, достигнув 709 200 унций после значительного восстановления производства по окончании связанного...

Вчера

200-миллионный рубеж АО «АГД ДАЙМОНДС»

21 июля из карьера месторождения алмазов им. В. Гриба, разработку которого осуществляет АО «АГД ДАЙМОНДС», был добыт 200-миллионый кубометр горной массы. Об этом сообщается в пресс-релизе на сайте компании.

Вчера

TAGS сообщает о стопроцентных продажах в ходе недавнего тендера

Компания Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) провела свой недавний тендер, намеченный на 14-21 июля, который, согласно пресс-релизу компании, был продлен на один день в связи с высоким уровнем интереса к просмотру товаров.

Вчера

Раскрыта франко-израильская сеть мошенничества с бриллиантами

Уголовная полиция Франции пресекла деятельность франко-израильской сети мошенников с инвестициями в бриллианты, пишет www.capital.fr.

Вчера

Lucapa Diamond завершила размещение второго транша своих акций

Lucapa Diamond заявила, что завершила выпуск 204,7 млн полностью оплаченных обыкновенных акций по цене размещения 0,05 доллара за акцию в рамках своих усилий по привлечению около 20 млн австралийских долларов.

Вчера

Свадебный бизнес компании Harry Winston остается устойчивым

23 июня 2009

Газета Yomiuri Shimbun взяла интервью у Томаса О’Нила (Thomas O'Neill), руководителя компании Harry Winston. О’Нил – уроженец Нью-Йорка, имеет ученую степень по международной торговле, экономике и истории бизнеса. Свой нынешний пост он занял в 2004 году, после того, как занимал должности в руководстве Tiffany & Co. и LVMH Fashion Group, Americas. Он также является президентом корпорации Harry Winston Diamond, которой принадлежат 100% акций Harry Winston.

Yomiuri Shimbun: Какова философия вашей марки?

Томас О’Нил: У Harry Winston есть две стратегии: первая – это получение алмазов и предложение нашим клиентам лучших бриллиантов в мире. Вторая заключается в том, чтобы взять лучшие в мире бриллианты и сделать самые прекрасные украшения.

В центре бизнеса марки - бриллианты. Harry Winston – это компания, создающая драгоценности с бриллиантами.

В основе нашего дизайна лежит очень простая философия – бриллианты лучше всего смотрятся на коже женщины. Поэтому бриллианты являются центральной частью наших драгоценностей. Когда вы надеваете наше украшение, металла практически не видно.

YS: Затронул ли текущий глобальный спад коммерческую стратегию вашей фирмы?

О’Нил: Конечно, финансово-экономические условия во всем мире отражаются на всех аспектах каждого бизнеса. И, разумеется, Harry Winston тоже не является неуязвимой. Но, как уже было сказано, наш основной бизнес связан с эмоциями. Это касается эмоционального воздействия бриллиантов – что нужно для них и что они олицетворяют.

Два крупнейших потребительских рынка бриллиантов – это США и Япония. В обеих странах наши бриллианты продаются как свадебные. А люди в Америке и Японии женятся даже во время кризиса.

Мы очень хорошо осознаем, что бриллиантово-свадебный бизнес связан с очень личными событиями и переживаниями клиента. И в наших салонах в Японии, где их теперь пять, прием клиентов идет только по предварительной записи. Почему так? Потому что мы считаем себя обязанными предоставить клиенту полный спектр услуг.

YS: Как вы оцениваете японский рынок?

О’Нил: Япония всегда будет одним из ведущих рынков для Harry Winston. Мы видим, что в Японии не только покупают свадебные драгоценности с бриллиантами, но все чаще японские женщины покупают украшения для себя. В самом дорогом сегменте есть элитная группа клиентов, которые коллекционируют наши драгоценности – каждое украшение обходится им не меньше, чем в $1 млн.

YS: В 2007 году вы открыли в Токио новый магазин, специализирующийся на продаже часов и ювелирных украшений для мужчин. Вы уделяете рынку для мужчин отдельное внимание?

О’Нил: Наши клиентки часто в свою очередь дарят своим мужчинам часы Harry Winston и иногда запонки. Драгоценности для мужчин многие годы являются частью марки Harry Winston. Мы не занимались активным продвижением драгоценностей для мужчин, пока не начали сотрудничать с американским дизайнером Томом Брауном. Нужно сказать, что одной из причин, по которой мы более активно занялись нашей мужской коллекцией, стал спрос на японском и американском рынке.

YS: Расскажите, как Гарри Уинстону пришла идея прибегнуть к помощи знаменитостей для продвижения бриллиантов.

О’Нил: Именно Гарри Уинстон начал сотрудничать с главными голливудскими студиями для того, чтобы привнести дух гламура на церемонии наград Киноакадемии в сороковые годы. Это был способ продвижения гламура и бриллиантов.

YS: Как происходило развитие компании после того, как в 2004 году алмазодобывающая фирма приобрела акции Harry Winston, и каковы ваши планы на будущее?

О’Нил: Цифры нашего роста из года в год велики - более 20%. Как у нас это получается? За счет сочетания новых товаров и размещения новых магазинов. Когда мы приобретали компанию, у нас по всему миру было шесть магазинов и салонов, и два из них были в Японии. Теперь у нас 20 магазинов, и пять из них находятся в Японии.

Алмазы – это природный материал, и в мире их количество ограничено. Гораздо меньше исключительных по своим качествам камней. Мы думаем, что максимально во всем мире мы никогда не будем иметь больше 40 салонов. Сейчас их 20, таким образом, мы находимся на полпути к нашей цели.

YS: Какова, по вашему мнению, миссия марки?

O'Neill: Нам необходимо быть ближе к нашему наследию, главным в котором являются бриллианты и замечательный дизайн. Существует граница, которую нельзя перейти. Например, у нас нет серебряных украшений, изделий из золота или платины без камней, кроме обручальных колец.

Для наших клиентов во всем мире главным является наш стиль; стиль никогда не выходит из моды. Когда наши клиенты покупают изделие Harry Winston, они знают, что смогут носить его всю жизнь сами и передать по наследству. В мире немного марок, которые могут привлечь клиента таким образом.