Gemfields заработала 59 млн долларов на рубиновом аукционе после 15-месячного перерыва в торгах

Gemfields получила выручку в размере 58,9 млн долларов от продажи 343 952 каратов рубинов разного качества, купленных по средней цене 171,33 доллара за карат. Последний раз компания проводила рубиновый аукцион в декабре 2019 года, на котором было продано...

Сегодня

ICMM выступает за ответственный майнинг

Международный совет по горному делу и металлам (International Council on Mining and Metals, ICMM), организация, посвящающая свою деятельность безопасному, справедливому и устойчивому развитию горнодобывающей и металлургической промышленности...

Сегодня

Возобновление экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Мумбая на фоне ограничений

Правительство индийского штата Махараштра в очередной раз разрешило возобновить экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Мумбая, введя ограничения на число работающих в экспортных подразделениях отрасли, в то время как остаются в силе ночной...

Сегодня

Standard & Poor's повысило кредитный рейтинг Petra Diamonds после реструктуризации

Рейтинговое агентство Standard & Poor's (S&P) Global повысило долгосрочный кредитный рейтинг эмитента Petra Diamonds с «D» до «B-» после реструктуризации.

Сегодня

GJC просит правительство Махараштры разрешить ювелирам работать в условиях изоляции

Всеиндийский совет по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC) направил главному министру штата Махараштра Уддхаву Теккерею (Uddhav Thackeray) письмо с просьбой разрешить ювелирам работать...

Сегодня

Для роскоши настали тяжелые времена, но жизнь продолжается

22 мая 2009

Жители Нью-Йорка пытаются сократить расходы даже на самые маленькие излишества, и, пожалуй, трудновато будет убедить их купить пару сережек-обручей с бриллиантами весом 17 каратов за $22 000. Делия Дуэк-Флэкс (Dalyah Duek-Flaks) признает, что открытие ее нового магазина с бриллиантами на Мэдисон-авеню столь же своевременно, как открытие кондитерской накануне французской революции, пишет New York Times.

Но тем не менее она торжественно открывает свой магазин в присутствии около 185 друзей и  завзятых модниц и модников, сгрудившихся в небольшом помещении. Они потягивают шардоне и шампанское, закусывают его шоколадными трюфелями и мило воркуют вокруг витрин с драгоценностями. На пальце у Делии ее 4,5-каратное помолвочное кольцо, которое она обычно держит запертым дома в сейфе.

Ее отец Моше Дуэк (Moshe Duek), который управляет материнской компанией, поставляющей бриллианты, прилетел на вечеринку из Южной Африки. Он нервно кивает, когда гости поздравляют его с открытием. «Ужасно, что приходится открываться сейчас, но мы подписали договор еще в прошлом году, - говорит он, отпивая шардоне. – Так что ничего не поделаешь».

Такие же рассказы с удивительной частотой сейчас можно услышать от представителей малого бизнеса по всему городу. Даже во время глубочайшей рецессии новые магазины и рестораны открываются почти еженедельно и в богатых, и в бедных районах. В районе, где открылся магазин Дуэк, живут состоятельные люди, но это не значит, что возможности достичь успеха, по крайней мере, в данный момент, у нее выше.

Дуэк-Флэкс, миниатюрная 35-летняя женщина, прибыла в США, чтобы работать бриллиантовым дилером-оптовиком на 47-ой улице, в 2007 году, как раз в то самое время, когда на рынке субстандартных кредитов проявились первые признаки неблагополучия. Вместо работы на оптовом рынке она решила заняться розничной торговлей и подписала арендный договор на свой магазин за неделю до того, как рухнул Lehman Brothers. Как раз накануне вечеринки по поводу открытия несколько магазинов в округе закрылись, а крупнейшие общенациональные ювелирные компании сообщили о крупных убытках и банкротствах.

«Если торговля будет идти хотя бы на уровне текущих ожиданий, мы выживем, - говорит Делия. – Наш товар это то, что делает людей счастливыми. Это не походит на продажу надгробных плит».

В последние годы на Мэдисон авеню появилось много ювелирных магазинов; ювелиры – одни из тех немногих розничных продавцов, которые могли себе позволить платить высокую арендную плату. Мэтью Бауэр (Matthew Bauer), президент организации Madison Avenue Business Improvement District, говорит, что между 57-ой и 86-ой улицами на авеню есть примерно 55 магазинов по продаже драгоценностей и высококлассных часов. С августа полдюжины ювелирных компаний открыли новые магазины или реконструировали прежние. Еще два ювелирных магазина расширяются.

Однако рецессия нанесла удар даже по Мэдисон-авеню. Дуэк-Флэкс смотрит из окна и указывает на находящиеся по соседству магазин деликатесов и ресторан, которые закрылись тогда, когда она подписала арендный договор. Она обсуждает с владельцем своего помещения вопрос о пересмотре арендной платы.

Пострадали и некоторые из наиболее устойчивых фирм по продаже бриллиантов. Корпорация Zale объявила в феврале, что планирует закрыть 115 магазинов. Fortunoff, компания, где покупали помолвочные кольца несколько поколений жителей Нью-Йорка, в феврале объявила о банкротстве. Даже Tiffany & Company сообщила, что ее прибыль в четвертом квартале снизилась более чем на 75%.

Дуэк-Флэкс может утешить та теория, что рецессия способна создать новые возможности для предпринимателей. Джеффри Карр (Jeffrey A. Carr), руководитель Центра исследований по вопросам предпринимательства в Бизнес-школе Стерна в Университете Нью-Йорка, говорит, что предприниматели могут преуспевать и в период рецессии, потому что они могут извлекать выгоду из фиксированных расходов на арендную плату и персонал. Когда у потребителей меньше денег, они проявляют больше готовности попробовать новые марки, объясняет он.

«Если дела идут хорошо и у потребителей есть деньги, они склонны следовать определенным шаблонам, - говорит он. – Сейчас есть много причин, чтобы начать новый бизнес».

Дуэк-Флэкс хочет продолжить семейный бриллиантовый бизнес. Ее отец начал работать в Иерусалиме как сортировщик алмазов, когда ему было 14 лет и переехал в ЮАР в 23 года, чтобы работать на Protea Diamonds. В конечном счет он купил компанию, а Делия и два ее брата последовали за ним в семейный бизнес.

Она надеется выжить, предлагая бриллианты по оптовым ценам, о которых она договаривается, покупая их у своей семьи. Она также пытается сыграть на предпочтении жителей Нью-Йорка в пользу более броских бриллиантов. «Здесь любят все большое, - говорит она. – То, что поменьше и поскромнее, здесь не подходит»

Героиня светской хроники Энн Рэпп (Ann Rapp), которая прибыла на вечеринку в шляпке с большими полями, надев на себя небольшое количество украшений, сказала, что среди богатых жительниц Нью-Йорка развернулся «жаркий спор» о том, должны ли они во время рецессии носить большие бриллианты на публике. «Кто-то говорит да, кто-то нет», - отмечает она.

Модный стилист Черил Симмонс (Cheryl Simmons), рассматривая цветные драгоценные камни, отвечает: «Да, но в пределах разумного». По ее словам, рецессия дает женщинам возможность носить меньше бриллиантов, и она считает, что в этом больше вкуса. «Два года назад люди были просто увешаны драгоценностями. В этом не было ничего хорошего, - говорит она. – Выглядело это просто ужасно».