RZM Murowa снизила добычу из-за истощения ресурсов с высоким содержанием алмазов

В 2020 году компания RZM Murowa произвела 579 000 каратов алмазного сырья на своих предприятиях в зимбабвийской провинции Мидлендс по сравнению с 685 000 каратов годом ранее.

Сегодня

Экспорт драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии снизился на 28,46% в 2020–2021 финансовом году

Общий объем экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий из Индии в 2020-2021 финансовом году снизился на 28,46%, до 25,31 млрд долларов по сравнению с 35,37 млрд долларов в 2019-2020 финансовом году, согласно данным, опубликованным Советом по...

Сегодня

GSI открывает новую лабораторию в Джайпуре, Индия

Компания Gemological Science International (GSI) объявила об открытии своей новейшей лаборатории в Джайпуре, Индия. Лаборатория Джайпура будет предлагать все основные услуги GSI.

Сегодня

Бренд Forevermark представляет коллекцию Forevermark Icon™

Forevermark, бриллиантовый бренд De Beers Group, представляет коллекцию Forevermark Icon™, символизирующую характерный мотив бренда, который был неотъемлемой частью его ДНК с момента создания, говорится в пресс-релизе компании, распространенном по этому...

Сегодня

Танзания становится лидером Ассоциации африканских производителей алмазов

Танзания взяла на себя руководство Ассоциацией африканских производителей алмазов (African Diamonds Producers Association, ADPA) после Намибии.

Вчера

Об африканских «традиционных лидерах» и лицензиях на добычу

19 февраля 2009

Не смотря на то, что большинство добывающих компаний и международных компаний по развитию зачастую не обращают внимания на вождей и других «традиционных лидеров» в Африке, они по-прежнему обладают властью в большинстве африканских стран, невзирая на рост числа избираемых правительств, появление бюрократического управления и других аппаратов власти в постколониальных государствах.

Дональд Рей, профессор политологии в Университете Калгари, говоря об увеличении влияния роли традиционных лидеров на власть в Африке, вспоминает, как, будучи еще студентом, в середине 70-х он участвовал в проекте по составлению схемы сельских поселений в Замбии. Однако, когда проект был близок к завершению, местный вождь приказал им остановить работу, поскольку он контролировал данный регион, а с ним не посоветовались.

Это во многом соответствует действительности. В некоторых африканских странах вожди играют центральную роль, в то время как многие организации слепо недооценивают эту форму власти, не понимая того, что по этой причине могут сами оказаться в тупике.

Например, в Южной Африке министр энергетики и минеральных ресурсов Буйелва Сонджика недавно был вынужден приостановить выдачу лицензии на добычу австралийской компании Mineral Resources Commodities из-за того, что местные жители оказали сильное сопротивление добыче титана в местечке Ксолобени на побережье Уайльд Коуст. Сонджика заявил потом, что титановый проект стоимостью в миллиарды рандов из-за реакции населения «дал трещину».

В 2007 году парламент Замбии тоже высказалось на эту тему, отметив, что хотя каких-либо четких требований в отношении обращения к вождям племен по поводу выдачи или невыдачи лицензий на проведение горных работ не существует, в то же время отсутствие согласия вождей приводит к конфликтам. «Сейчас мы вплотную работаем с местными традиционными властями. В дальнейшем мы планируем отразить это в законодательстве с тем, чтобы обязать проводить консультацию с традиционными властями, прежде чем выписывать лицензию на добычу», - заявил один из членов парламента Замбии доктор Мванса.

Все это означает, что консультации с местными лидерами действительно проводятся в соответствии с африканскими традициями и укладом и что местные лидеры считаются хранителями земель, несмотря на то, что официально земля принадлежит государству.

Способность главы конголезской монархии вождя Уомбассы Ободжо Дель Бонго IV добиться нескольких судебных решений в пользу управления своими подданными (людьми) говорит о том большом влиянии, которое он может оказывать на компании, ведущие деятельность в его зоне, в связи с чем консультации с ним представляются важными для любого потенциального инвестора и даже правительства страны.

Помимо монархии, как и в любой африканской стране, в Конго существуют местные правители мелкого масштаба, такие, например, как вожди деревень, но если встает вопрос о планировании каких-либо инвестиционных мероприятий на их земле, никакие решения не могут быть приняты без обсуждения с ними условий.

В Зимбабве «традиционные лидеры» имеют свой собственный совет, тоже представлены в парламенте и обладают властью в регионах. Вожди, тесно связанные с правящей партией Zanu PF, располагают большим влиянием, поскольку именно они выдают свидетельства на право собственности на землю в своих деревнях; так что для инвесторов критически важно вступить с ними в контакт до начала работ по какому-либо проекту.

В Гане палаты вождей принимают участие в решении таких деликатных вопросов, как владение землей. По сообщениям, иностранные и местные инвесторы выражали недовольство трудностями, с которыми им пришлось столкнуться при получении прав на владение землями. Они вынудили правительство изменить систему с общинного землепользования – при которой землей владел вождь или глава расширенной семьи - на систему частной собственности. В ответ на это правительство начало переговоры с Национальной палатой вождей для решения этой проблемы. Национальная палата вождей пришла к заключению, что по многим причинам это будет являться социально деструктивным и может привести к появлению в обществе класса, не имеющего своих земель.

Каждый житель Ганы, по сути дела, имеет право на землю. Без данного традиционного законодательства Гана могла бы столкнуться с проблемой переселения большого количества людей в другие регионы, как, например, это случилось в Нигерии в 1983 году.

На данный момент правительства Африки пытаются вести тесную работу с традиционными вождями для принятия решений в области выдачи лицензий на разработку месторождений полезных ископаемых. Правительства понимают, что такие правила значительно замедляют процесс вступления в силу проектов по развитию и привлечению инвестиций в страну.

Насколько важна данная проблема, свидетельствует опыт одного геолога, проработавшего в африканских странах более 25 лет. Пару лет назад, рассказал он, проводя геологическую разведку в одной африканской стране, мы напали на большое месторождение алмазов. Нам пришлось вырыть огромные траншеи по обе стороны реки для водослива, чтобы осушить ее дно, и убить множество крокодилов, которые жили в этой дикой реке. Наконец, процесс расчистки дна был завершен, и мы подошли к самому волнующему моменту - стали копать. После того, как был убран всего лишь первый слой поверхностного песка, всё засияло, как во сне. Алмазов там было видимо-невидимо. Однако местное население прознало про нашу находку, и все бросились нам «на помощь». Они набивали сумки алмазами и гравием, дрались с охраной, а те счастливцы, кому всё-таки удавалось добраться до деревни, продавали свои сумки за 700 американских долларов, такова была такса, независимо от того, что и сколько находилось внутри. Нанятая новая охрана, только что прибывшая на подмогу, оказалась бесполезна, поскольку охранники, увидев эти богатства по приезде на место, совершенно забыли о своих обязанностях и тоже стали собирать алмазы. Мы, вложившие в этот проект столько денег и потратившие на него столько времени, остались ни с чем.

Вероника Новоселова, редактор африканского бюро Rough&Polished в Намибии