Индийские алмазы с рудников Панны потеряли «блеск» на аукционе

В сезон дождей местные жители в больших количествах находили алмазы на рудниках Панны в Индии.  Но в октябре на торгах в коллекторате Панны большое количество алмазов, найденных на рудниках Панны, не могли уйти с молотка, так как покупатели...

Сегодня

Как россияне относятся к бриллиантам

Каждый десятый россиянин рассматривает покупку украшения с бриллиантами и алмазами как инвестицию, свидетельствуют данные совместного исследования ювелирного бренда Sokolov и аналитического агентства А2:Research.

Сегодня

Гана приказала горнодобывающим компаниям продавать 20% аффинированного золота центральному банку

По сообщениям СМИ, правительство Ганы выпустило приказ, согласно которому крупные горнодобывающие компании, работающие в стране, должны продавать 20% своего аффинированного золота Банку Ганы с 1 января 2023 года.

Вчера

OreCorp продвигается в финансировании проекта Нянзага гоулд

Компания OreCorp, зарегистрированная на Австралийской фондовой бирже (Australian Stock Exchange, ASX), получила ориентировочные предложения по заемному финансированию для разработки и строительства своего золотого проекта Нянзага (Nyanzaga)...

Вчера

Доклад ООН призывает запретить торговлю ртутью и ее использование в добыче золота

Маркос Орельяна (Marcos Orellana), специальный докладчик ООН по токсичным веществам и правам человека, призвал к прекращению добычи, экспорта и торговли ртутью, а также к запрету на использование ртути в мелкомасштабной добыче золота в презентации...

Вчера

Сможет ли первоклассное полицейское подразделение успешно бороться с незаконными горнодобывающими синдикатами?

27 октября 2022

Автор: Дэвид Маккей (David McKay)

(miningmx.com) - По словам генерального директора Minerals Council Роджера Бакстера (Roger Baxter), ситуация с незаконной добычей полезных ископаемых в ЮАР «плоха как никогда», поэтому он призвал правительство страны реализовать должным образом предложение создать «специализированное полицейское подразделение».

Для этого правительству, которому недостает возможностей, должно обратиться к частному бизнесу, а также интегрировать другие ведомства.

«Горнодобывающий сектор может решить проблемы, связанные с добычей полезных ископаемых; у нас есть возможности, но преступная деятельность ведется во многих других областях: отмывание денег, торговля оружием, проституция. Все эти вещи взаимосвязаны с организованной преступностью», — высказывается Бакстер в статье, опубликованной в журнале Financial Mail.

«В горнодобывающей промышленности ситуация с преступностью плоха как никогда», — сказал Бакстер, который сравнивает такую незаконную добычу полезных ископаемых с растущим кризисом в железнодорожной и портовой инфраструктуре страны, где кража медного кабеля, умышленное повреждение имущества и коррупция наносят ущерб экспорту полезных ископаемых.

В сентябре министр минеральных ресурсов и энергетики ЮАР Гведе Манташе (Gwede Mantashe) объявил о создании полицейского подразделения, заявив, что незаконная добыча полезных ископаемых представляет «существенную угрозу» для сектора. По оценкам Совета по минеральным ресурсам ЮАР (Minerals Council), в 2019 году из-за незаконной добычи полезных ископаемых было потеряно 49 млрд рэндов.

Бывший высокопоставленный сотрудник полиции, ныне покойный Джейки Селеби (Jackie Selebi), перед тем как потерял должность в 2010 году, остановил расследование по делу незаконной добычи золота и алмазов.

Эксперт-криминалист (Crime Scene Investigator, CSI) полиции ЮАР, много лет работавший по делам незаконной добычи полезных ископаемых, сказал Financial Mail, что восстановление утраченных навыков в области разведки, охраны правопорядка и расследований является огромной задачей. «Партнерства больше нет. Когда подразделение [по борьбе с незаконной добычей полезных ископаемых] было закрыто, сотрудники ушли из полиции или состарились. Так что их знания ушли. Вы никогда не сможете заменить их, и это то, чего полиция не понимает», — сказал он.

Также необходимы новые подходы к устранению слабых мест в законодательстве, регулирующее добычу полезных ископаемых, согласно которому лицензии на добычу ошибочно выдаются преступным организациям, особенно в секторе по производству хрома, где реализация заброшенных запасов способствует незаконному экспорту, составляющему 5% от общего ежегодного объема производства хрома в ЮАР.

Ожидание экологических разрешений от Министерства полезных ископаемых и энергетики в течение двух-трех лет является одной из причин, по которой простаивает так много открытых месторождений.

Компания по разведке и разработке недр Orion Minerals, зарегистрированная в Йоханнесбурге, имеет отвалы горных пород, из которых она может производить медь в течение двух недель, говорит генеральный директор компании Эррол Смарт (Errol Smart). Однако появляются нелегальные старатели, которые добывают медь по их собственным разрешениям, выданным либо ошибочно из-за нарушения лицензирования, либо полученным коррупционным путем.

Кроме того, Министерство полезных ископаемых и энергетики должно выдать сертификаты о закрытии на порядка 6100 бесхозных или заброшенных шахт, внутри которых синдикаты сейчас находят легкую добычу.

Незаконная добыча полезных ископаемых также осуществляется организованными и хорошо финансируемыми преступными синдикатами, которые способны обойти даже самые жесткие меры безопасности действующих шахт.

По словам бывшего бригадира полиции ЮАР Нэша Латчманна (Nash Lutchmann), когда Селеби был у власти, синдикаты часто нелегально работали на рудниках, таких как глубокие золотые рудники компании Sibanye-Stillwater, где он возглавлял службу безопасности.

Латчманн сообщил Financial Mail, что синдикату может потребоваться от 20 до 40 тыс. рэндов, чтобы их нелегальный шахтер проник в действующую шахту. Это та сумма денег, которую «исполнитель» должен отработать, прежде чем он заработает деньги для себя. Этих «шахтеров» часто передают от синдиката к синдикату, часто запугивают и часто совсем не платят, поскольку в сообществе нет реальной работы. «Его прижимают к ногтю из-за долгов. Он раб», — объясняет Латчманн.

Это опасная работа. Шахтеров не пускают в участки взрывов в течение трех часов, но нелегальный шахтер немедленно направляется в добычный участок, чтобы «собрать» как можно больше взорванной руды, прежде чем спрятаться в укромном, закрытом месте шахты.

Перед этим служба безопасности Sibanye-Stillwater обычно получает взятки за разрешение запустить нелегальных шахтеров. По словам Латчманна, семья с двойным доходом, в которой один из кормильцев работает в охране шахт, может зарабатывать 12 тыс. рэндов в месяц. Он добавляет: «Люди поддаются давлению. Иногда жизни тех, кто не берут взятки, угрожает опасность».

Незаконная добыча полезных ископаемых наряду с общественными беспорядками является основным источником беспокойства для международных инвесторов, которые отказываются вкладывать средства в горнодобывающий сектор ЮАР. Они также обеспокоены неопределенной политикой в сфере горнодобывающей промышленности и плохим соблюдением законодательства.

Старший советник английской горнодобывающей группы компаний Rothschild&Co Фиона Перротт-Хамфри (Fiona Perrott-Humphrey) говорит, что сложные отношения с шахтерами, запутанные законы наделения полномочиями и высокая капиталоемкость новых глубоких рудников «просто стали слишком тягостными» для офшорных инвесторов.

Хотя незаконная добыча полезных ископаемых вряд ли уникальное явление для ЮАР, правительство здесь «не имеет даже смутного представления о том, в какой степени оно должно вмешиваться в кризис», — комментирует Перротт-Хамфри.

Крайне важно, чтобы правительство рассматривало возможность создать специализированное полицейское подразделение не только как хорошую идею. По словам Бакстера, которому платят за оптимизм, «обещание — это одно, а результат - другое».