Индийские алмазы с рудников Панны потеряли «блеск» на аукционе

В сезон дождей местные жители в больших количествах находили алмазы на рудниках Панны в Индии.  Но в октябре на торгах в коллекторате Панны большое количество алмазов, найденных на рудниках Панны, не могли уйти с молотка, так как покупатели...

Сегодня

Как россияне относятся к бриллиантам

Каждый десятый россиянин рассматривает покупку украшения с бриллиантами и алмазами как инвестицию, свидетельствуют данные совместного исследования ювелирного бренда Sokolov и аналитического агентства А2:Research.

Сегодня

Гана приказала горнодобывающим компаниям продавать 20% аффинированного золота центральному банку

По сообщениям СМИ, правительство Ганы выпустило приказ, согласно которому крупные горнодобывающие компании, работающие в стране, должны продавать 20% своего аффинированного золота Банку Ганы с 1 января 2023 года.

Вчера

OreCorp продвигается в финансировании проекта Нянзага гоулд

Компания OreCorp, зарегистрированная на Австралийской фондовой бирже (Australian Stock Exchange, ASX), получила ориентировочные предложения по заемному финансированию для разработки и строительства своего золотого проекта Нянзага (Nyanzaga)...

Вчера

Доклад ООН призывает запретить торговлю ртутью и ее использование в добыче золота

Маркос Орельяна (Marcos Orellana), специальный докладчик ООН по токсичным веществам и правам человека, призвал к прекращению добычи, экспорта и торговли ртутью, а также к запрету на использование ртути в мелкомасштабной добыче золота в презентации...

Вчера

Африка должна заявить о своих правах на долю в инвестициях в «зеленые» металлы в размере $160 млрд в год

26 сентября 2022

Автор: Дэвид Маккей (David McKay)

(miningmx.com) - Если мировые горнодобывающие компании не удвоят капиталовложения, у мира практически нет шансов ограничить глобальное потепление на 1,5°C, как предусмотрено Парижским соглашением (Paris Agreement). В этом ключевом выводе июньского отчета Банка Америки (Bank of America, BoA) говорится, что расходы горнодобывающего сектора на развитие производства металлов должны составлять $160 млрд в год вместо среднего исторического значения в $99,5 млрд.

«Исходя из текущей обеспеченности ресурсами и рыночного баланса, мы не ожидаем достижения цели глобального потепления в 1,5°C к 2050 году: более вероятным выглядит значение 1,7-1,8°C. Как всегда, одним из решений проблемы дефицита и ограничений являются инвестиции», - заявляет BoA.

Требуется не открытие одного или двух ключевых ингредиентов, а множества металлов из всей периодической таблицы. BoA описывает их как «металлы, важные для технологий будущего», необходимые для изготовления аккумуляторов для электромобилей (EV) и двигателей для выработки солнечной и ветровой энергии.

Крупнейшие горнодобывающие компании мира уже ищут медь и кобальт. Есть значительный спрос также на литий и никель. Но есть менее известные полезные ископаемые, которые играют не менее важную роль для технологии декарбонизации, такие как марганец, или менее известные элементы, такие как галлий, который контролируется Китаем, что беспокоит Запад.

Помимо дефицита ресурсов, озабоченность вызывает, особенно у США, доминирование Китая в цепочке поставок электромобилей. Что касается лития, используемого в литий-ионных аккумуляторах, Китай контролирует более половины мощностей по его переработке и аффинированию. По данным Международного энергетического агентства (International Energy Agency), в Китае также находится три четверти крупнейших заводов по производству литий-ионных аккумуляторов в мире. Учитывая, что производители автомобилей поставили перед собой амбициозные цели по росту продаж электромобилей (крупнейший в мире производитель автомобилей Toyota заявляет, что к 2030 году планирует продавать 3,5 млн электромобилей в год), Запад рискует потерпеть неудачу. В настоящее время он сильно отстает в переработке: лишь 1% мирового объема лития добывается и перерабатывается на Западе, сообщает Геологическая служба США (US Geological Survey). Что касается добычи сырья, то около 80% добывается в Австралии, Чили и Китае.

«Географическая концентрация создает риски снабжения и логистики», - говорит компания Fast Markets, занимающаяся исследованием рынка. Хотя ожидается, что эти риски начнут снижаться с 2025 года, Fast Markets заявляет, что они «продолжат оказывать огромное влияние на рынок» из-за сохраняющегося значительного распространения штаммов Covid, конфликтов и ресурсного национализма.

Таким образом, на горнодобывающие компании оказывается огромное давление, чтобы они проявляли инициативу. Проблема в том, что у них есть собственные внутренние конфликты. Инвесторы воздерживаются давать разрешения на неконтролируемые расходы на тот вид роста, который разрушал сектор в течение четырех лет с 2012 по 2016 год. И, как указано в этой публикации, разрешение на новые проекты представляют большую проблему: это отнимает много времени и денег и все чаще вызывает разочарование.

Квантовый скачок

Еще один способ взглянуть на кризис предложения металлов связан с определением того, что горнодобывающая промышленность должна производить для достижения целей по борьбе с изменением климата. Чтобы достичь пути развития, необходимого для достижения нулевых выбросов к 2050 году, объем производства меди должен составить 9,98 млн тонн в год к 2030 году, а это означает совокупный средний темп роста в 14%, считает BoA. Однако в случае с никелем, совокупный годовой темп роста (compound annual growth rate, CAGR) для достижения необходимого объема производства составляет 40% (рост с 94 983 тонн, произведенных в 2020 году, до 2,84 млн тонн к 2030 году). Аналогичная картина для лития (CAGR +38%), платины (+78%) и кобальта (+28%).

Дефицит производства новых металлов также привел к инфляции цен. В 2021 году литий вырос в цене на 280%, что вызвало дальнейшее удорожание производства аккумуляторов и двигателей.

Рост затрат на первичные материалы неизбежно будет переложен на автопроизводителей, например, на Tesla и, вполне возможно, на потребителей, что потенциально может ударить по спросу на электромобили.

Довольно часто в таких сценариях ученых призывают найти более дешевую технологию. Подводя итог, можно сказать, что смелые предположения о содержании металлов в сегодняшних аккумуляторах могут оказаться неверными в будущем, что сделает долгосрочное планирование для горнодобывающих компаний сложным, нестабильным и финансово рискованным.

Нил Фроунмэн (Neal Froneman), генеральный директор Sibanye-Stillwater, считает, что у отрасли, скорее всего, будет широкий ​​выбор, особенно в отношении мобильности. «У аккумуляторных электромобилей есть своя роль, особенно в Европе и в городах, а у двигателей внутреннего сгорания и у двигателей, использующих топливные элементы на основе водородной технологии, есть своя роль, - говорит он. - Мы находимся в удачном положении, нам не нужно продвигать один металл за счет другого, поскольку все они имеют место в секторе мобильности».

Сторонники радикальных реформ

Однако, чтобы быть ясным, горнодобывающие компании вряд ли окажутся в тяжелом финансовом положении, особенно те, у которых есть специализированный интеллектуальный капитал, или юниорные горнодобывающие компании, которые проявили дальновидность и поняли, куда движется рынок. Согласно ежегодному отчету PwC, опубликованному в июне, рыночная капитализация пяти ведущих производителей лития, графита и редкоземельных металлов выросла на 56%, 101% и 154% соответственно в прошлом году. Для сравнения, рыночная капитализация 40 крупнейших компаний мира повысилась всего на 7%.

Робин Бёрчалл (Robin Birchall), генеральный директор Giyani Metals, зарегистрированной на Фондовой бирже Торонто, оптимистично оценивает способность своей фирмы участвовать в новой волне открытия и разработки ресурсов, которые BoA считает необходимыми. «Мы, безусловно, видели гораздо лучшие рынки капитала и более высокую доступность капитала», - сказал он в интервью. По его оценкам, существует 27 различных потенциальных поставщиков капитала для его компании, включая частный капитал или фирмы, которые вкладывают капитал в обмен на продажу металлов, и другие компании, которые получают роялти, или те, которые предоставляют прямой капитал, а также провайдеры обычных облигаций. «Сейчас проявляется большой интерес», - говорит он.

Giyani Metals находится в Ботсване, где ее основным проектом является K-Hill. Компания основана на ранее разрабатываемом рудном теле, и Бёрчалл хочет производить марганец. Это не «редкий» металл, мировые поставки его составляют 20 млн тонн в год, в основном для сталелитейной промышленности, где он используется в качестве добавки, повышающей твердость. Но 0,5% объема производства сейчас поставляется производителям литий-ионных аккумуляторов. Интересно то, что Giyani производит особый сорт марганца, известный как электролитический металлический марганец высокой чистоты.

По данным PwC, ориентация на такой продукт характерна для «новых» горнодобывающих компаний, заинтересованных в производстве для поставки «материалов-прекурсоров (предшественников)». «Материалы-прекурсоры - это более совершенные материалы для технологий передачи энергии, такие как гидроксид лития, а не концентрат сподумена, или сульфат кобальта, а не концентрат кобальта», - говорится в PwC в «Mine». За последние три года только в Западной Австралии в проекты по производству гидроксида лития было инвестировано $5 млрд.

Неудивительно, что Австралия стала эпицентром новых инвестиций в литий, поскольку страна, наряду с Чили, Аргентиной и Китаем, обладает самыми крупными ресурсами. Зимбабве стала новым источником лития, а к другим новым участникам относятся такие места, как страны бывшего Содружества Независимых Государств, состоящие из постсоветских стран. По данным McKinsey & Company, распространение вариантов ресурсов означает, что новых запасов лития достаточно для удовлетворения роста производства аккумуляторов, на которые будет приходиться 90% всего лития, произведенного через пять лет.

«Несмотря на ожидания того, что спрос на литий вырастет примерно с 500 000 тонн в эквиваленте карбоната лития в 2021 году до примерно трех миллионов тонн в 2030 году, мы считаем, что литиевая промышленность сможет обеспечить достаточное количество продукта для обеспечения растущей отрасли литий-ионных аккумуляторов», - говорит МакКинзи. Прогнозируется, что традиционные поставки лития увеличатся на 300% в период с 2021 по 2030 год за счет разработки новых технологий обработки, таких как прямая экстракция лития и прямое получение лития. Эти технологии «могут стать движущей силой способности отрасли быстрее реагировать на растущий спрос», говорится в сообщении.

По словам Ванессы Уши (Vanessa Ushie), директора Африканского банка развития (African Development Bank), в этом отношении у Африки есть конкурентные преимущества. Исследование, проведенное по заказу банка, показало, что создание завода по производству прекурсоров для аккумуляторов в Демократической Республике Конго стоит в три раза дешевле, чем в США, Китае или Европе. Однако необходимы политические реформы и беспрецедентное региональное сотрудничество, создающее правильные условия для инвестиций. Уши предлагает сделать Африку зоной свободной торговли. «Мы хотим, чтобы Африка вошла в цепочку создания стоимости полезных ископаемых и аккумуляторов для электромобилей, - сказала Уши в презентации на конференции Mining Indaba в Кейптауне в этом году. - Существует огромная возможность, историческая возможность».

Плата за происхождение

Деметриос Папатанасиу (Demetrios Papathanasiou), глобальный директор по энергетике и добыче полезных ископаемых Всемирного банка (World Bank), считает, что Африка находится в идеальном положении с точки зрения поставок экологически чистой энергии. Поскольку на континенте не развита инфраструктура, связанная с ископаемым топливом, он является естественным местом для развития более экологически безопасного производства аккумуляторных металлов.

«Важным моментом является то, что в Африке по сравнению с другими местами в мире еще не развита инфраструктура, которая в значительной степени связана с ископаемым топливом. Возможность, которая есть у Африки, состоит в том, чтобы перейти непосредственно к более чистым и более эффективным способам использования энергии. Аккумуляторы являются ключевой частью для достижения этого, - сказал он на Конференции по инвестированию в африканскую горнодобывающую промышленность. - Африка обладает замечательными возобновляемыми ресурсами, и там больше всего солнца в мире».

Для многих производителей аккумуляторных металлов происхождение приобретает все большее значение. Социальная сознательность является ключевым фактором потребления, но цепочка поставок, которая не может в достаточной мере доказать свою экологическую безопасность, является неконкурентоспособной. Вот где у Африки и остального мира есть потенциальное преимущество, говорит Джордж Беннетт (George Bennett).

Беннетт является генеральным директором компании Rainbow Rare Earths, зарегистрированной на Лондонской бирже и проводящей модернизацию существующего рудника Фалаборва (Phalaborwa) в южноафриканской провинции Лимпопо. Редкоземельные элементы, особенно неодим и празеодим, используются в ветроэнергетике и имеют решающее значение для производства долговечных магнитов, приводящих в действие ветряные турбины. Беннетт говорит: «Я чувствую, что для «зеленого» электромобиля и этой «зеленой» экономики производители аккумуляторных металлов захотят знать происхождение, потому что нам известно, что китайские редкоземельные элементы очень вредны. Они разрушили окружающую среду».

Следствием этого является то, что после производства минералы-предшественники, произведенные Rainbow Rare Earth, будут стоить дороже. Это помогает бизнесу, особенно когда дело доходит до организации финансов. Беннетт говорит, что время разработки Фалаборва и, скорее всего, второго проекта компании в Бурунди сократилось по сравнению с ранее проводимым финансированием и развитием горнодобывающих проектов.

«Полный цикл существования составляет от 12 до 20 лет, - говорит Беннетт о нормальном жизненном цикле шахты. - Я собираюсь искать финансирование и начать строительство в 2024 году. Я установил контроль над проектом только в январе 2021 года, поэтому это является невероятно быстрым выходом на рынок новых поставок неодима и празеодима. Очень быстрый».

Как и в случае с Бёрчаллом из Giyani, Беннетт не думает, что возникнут проблемы с финансами. Бёрчалл в равной степени спокойно относится к некоторым другим факторам давления, возникающим в отрасли, таким как перспектива того, что инфляция, недостаточные ресурсы и геополитические стрессовые факторы сведут на нет производственные планы компаний, выпускающих аккумуляторные металлы. По его словам, электропривод пришел всерьез и надолго.

«У вас может быть в совокупности меньше автомобилей из-за дефицита, но производители не собираются отступать, - говорит Бёрчалл. - Когда инвестиции делает крупный промышленный концерн, например автомобилестроительная компания, это означает как минимум 10-летний цикл». Коммерческая катастрофа стать нишевым поставщиком ДВС в мире растущей популярности электромобилей - это страх, подталкивающий всех автопроизводителей хотя бы к частичному внедрению аккумуляторных технологий.