Ввоз платины в Индию многократно вырос в силу злоупотребления дифференциальными импортными пошлинами

Как сообщает Reuters, в сентябре импорт платины в Индию многократно увеличился до рекордно высокого уровня, поскольку участники рынка импортировали большое количество золота, содержащего небольшое количество платины. Импортеры регистрировали эти покупки...

Сегодня

Запасы золота на руднике Асанко будут восстановлены

Компания Galiano Gold завершила металлургические испытания на золотом руднике Асанко (Asanko) месторождения Эсаасе (Esaase) в Гане. Испытания показали положительные результаты и позволили приступить к восстановлению запасов золота на...

Сегодня

Зимбабве горнодобывающим компаниям: платите половину роялти алмазами, золотом и платиной

Правительство Зимбабве хочет, чтобы горнодобывающие компании выплачивали половину роялти алмазами, золотом и платиной, а другую половину – наличными, поскольку оно намерено увеличить свой запас драгоценных металлов.

Вчера

Lucapa получила 3,1 млн австралийских долларов от SML в счет погашения кредита

Компания Lucapa Diamond получила еще один транш в размере 3,1 млн австралийских долларов от компании Sociedade Mineira Do Lulo (SML). Это произошло после того, как Национальный банк Анголы (National Bank of Angola) одобрил выплату всего...

Вчера

Трейдер Paloma Precious DMCC завершил первую транзакцию с банком ОАЭ

Член Дубайской биржи золота и сырьевых товаров (Dubai Gold and Commodities Exchange, DGCX) Paloma Precious DMCC завершил первую сделку с одним из самых авторитетных банков ОАЭ. Paloma Precious стал первым трейдером, получившим доступ к краткосрочной...

Вчера

Поддерживать честность горнодобывающих компаний сложнее, чем кажется

15 сентября 2022

Автор: Шарлотта Мэтьюз (Charlotte Mathews)

(miningmx.com) - Вопросы окружающей среды, социальные вопросы и внутрикорпоративные отношения (environmental, social and governance, ESG) стали удобным рекламным девизом в залах заседаний и отделах маркетинга компаний. Критики говорят, что корпорации лишь на словах поддерживают ESG-вопросы и вводят в заблуждение акционеров и широкую общественность относительно своих «зеленых» достижений - практика, называемая «зеленым пиаром», «эковтирательством».

Трейси Дэвис (Tracey Davies), основательница некоммерческой группы акционеров Just Share, говорит, что несмотря на всю шумиху вокруг вопросов окружающей среды, социальных вопросов и внутрикорпоративных отношений, все сводится к ответственной деловой практике. «”Зеленый пиар” может быть таким же тонким и сложным, как и ESG-вопросы. Тот факт, что компания виновна в «эковтирательстве», не обязательно означает, что она не делает ничего правильного, она может просто преувеличивать свои усилия и достигнутые успехи», - заявляет она.

Организация Just Share была детищем Дэвис и членов группы корпоративной ответственности Центра экологических прав (Centre for Environmental Rights), группы юристов-активистов, которые работают с сообществами и организациями гражданского общества, помогая продвигать идеи о здоровой окружающей среде.

«Причиной ее основания было признание того, что корпоративное сообщество Южной Африки подвергается слишком малому контролю со стороны гражданского общества и что оно не несет ответственности за многие негативные последствия, которые оно оказывает на наиболее уязвимых членов нашего общества», - говорит она.

«Бизнес не отделен от общества, в котором он работает: ему требуется стабильная демократическая основа для процветания, и часть усилий по достижению этой стабильной среды должна заключаться в том, чтобы действовать ответственно, не усугубляя существующую несправедливость», - добавляет она.

«Зеленый пиар» или невежество?

По словам Дэвис, при определении приверженности компании принципам ESG и достигнутого ею прогресса она должна быть в состоянии продемонстрировать, что все меняется к лучшему в реальном мире, а не только на страницах отчета об устойчивом развитии.

«Тот факт, что уйма разговоров об устойчивом развитии со стороны корпораций и близко не соответствует каким-либо изменениям в реальном мире, - дает простой способ установить масштабы “эковтирательства”», - сказала она.

Just Share была одним из самых громких критиков, когда Anglo American разделила свои угольные активы и продала их в 2021 году недавно созданной Thungela Resources. По словам Дэвис, Anglo приняла стратегическое решение продать свои угольные активы после того, как определила слабые долгосрочные перспективы для этого вида полезных ископаемых. «Anglo переложила на Thungela множество экологических обязательств, а также климатических и финансовых рисков», - отметила она.

По ее словам, в этом разделе активов есть «аспект “зеленого пиара”», так как «Anglo рекламировала эту сделку как ответственную практику и вклад в справедливый переход, хотя это явно совершенно противоположно тому, что они заявляли».

(Не)справедливый переход

За несколько недель до переговоров по климату COP26, состоявшихся в 2021 году в Глазго, Южная Африка обновила свои цели по снижению выбросов углерода. Несмотря на эту более амбициозную цель, президент Сирил Рамафоса (Cyril Ramaphosa) и министр горнодобывающей промышленности и энергетики Гведе Манташе (Gwede Mantashe) часто подчеркивали на публичных платформах, что Южной Африке и другим партнерам следует предоставить пространство для развития и роста, даже если это означает разведку месторождений ископаемого топлива; любой переход от угля должен происходить реалистичным и устойчивым образом.

Дэвис говорит, что концепция «справедливого перехода» возникла в рабочем движении и отражает стремление к «достойной работе для всех, социальной интеграции и искоренению бедности».

«Отраслевые органы и государственные ведомства, заинтересованные в сохранении экономики, основанной на ископаемом топливе, использовали этот термин для того, чтобы утверждать, что наша большая зависимость от ископаемого топлива означает, что осуществляемый нами переход должен быть чрезвычайно медленным и длительным, - сказала она. - Отстаивающие эти интересы организации не в состоянии признать, что справедливый переход в основном связан с переосмыслением нашей экономики и общества. Речь идет о создании систем, которые стимулируют создание новых рабочих мест, улучшают доступ к энергии и повышают продовольственную безопасность, уменьшают неравенство и предотвращают вредное воздействие на окружающую среду», - продолжает она.

По словам Дэвис, преимуществами индустриализации, основанной на ископаемом топливе, в Южной Африке всегда непропорционально пользовались немногие привилегированные слои, в то время как вред доставался многим обездоленным людям.

«Раньше Южной Африке не удавалось превратить развитие, основанное на ископаемом топливе, в достойное качество жизни и удовлетворение основных потребностей подавляющего большинства нашего общества, и нет оснований предполагать, что если делать то же самое в большем масштабе, то это приведет к другому результату. Разрыв исторической связи между ископаемым топливом и развитием является ключевым в борьбе с растущим неравенством и опасным изменением климата».

Сохранение экономики, основанной на ископаемом топливе, приведет Африку к новому неустойчивому пути развития: «Путь, который укрепит существующую социальную и экологическую несправедливость и будет держать континент в стратегически невыгодном положении, когда глобальный Север перейдет к низко-углеродной экономике», - заявила она.

«Зеленые ростки»

Хотя Дэвис считает, что с появлением вопросов окружающей среды, социальных вопросов и вопросов внутрикорпоративных отношений горнодобывающие компании стали больше «говорить, чем делать», все же есть компании, которые серьезно относятся к ESG-вопросам.

Например, Anglo American Platinum [Amplats]. Компания демонстрирует реальную готовность понять системные риски ESG, с которыми она сталкивается, а также выражает приверженность управлению этими рисками и стремлению понизить их».

Amplats также представляет собой редкий пример компании, честно рассказывающей о трудностях, с которыми она сталкивается в этом отношении, и о своих недоработках, говорит Дэвис.

«Единственный способ узнать, серьезно ли горнодобывающая компания относится к ESG, - это установить, превращаются ли заявления и обязательства, которые она берет на себя, в реальные изменения», - говорит она.

Ощутимые изменения начинаются с постановки значительных, существенных краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных целей, а затем предоставления прозрачной отчетности о том, как компания намерена достичь своих целей.

«Мы узнáем, что сектор действительно серьезно относится к соблюдению принципов ESG и активно сокращает выбросы углерода, когда увидим доказательства произошедших изменений на местах», - подчеркивает Дэвис.

Состояние постоянного изменения

Дэвис отмечает, что связи между отраслью и вопросами окружающей среды, социальными вопросами и вопросами внутрикорпоративных отношений нестабильны. «Недавний рост цен на уголь привел к тому, что угледобывающие компании перестали даже делать заявления о том, что они обеспокоены изменением климата, и вести борьбу с его изменением. Они ясно осознают, что, когда их продукт приносит огромную прибыль акционерам, снижается вероятность того, что их эффективность в ESG-вопросах будет тщательно изучаться», - сказала она.

Ответственность также лежит на финансовом секторе, в частности на институциональных инвесторах и управляющих крупными активами, которые часто не желают жертвовать прибылью ради совершения добрых дел.

Тем временем Just Share продолжит проводить подробные исследования для поддержки своих кампаний по защите экологии, а также тщательно изучать отчеты и цели компаний, чтобы установить, в какой степени слова соответствуют делам.

«Нет никаких сомнений в том, что мы увидим увеличение числа резолюций в защиту экологии, подаваемых акционерами в местных компаниях [как со стороны Just Share, так и других ответственных инвесторов-активистов]», - говорит Дэвис.

Она считает, что также будет расти уровень противодействия переизбранию правления в компаниях, которые не могут продемонстрировать достаточную приверженность делу и достигнутый прогресс, и будет увеличиваться, как и в остальном мире, количество судебных разбирательств для проведения насущных общесистемных изменений, необходимых для достижения любой из целей устойчивого развития, - тех самых целей, к достижению которых стремятся все горнодобывающие компании, как они утверждают.

«Как мы можем видеть на глобальном уровне, очень трудно перевести внимание финансового сектора от его близорукой, краткосрочной одержимости прибылью, но если он искренне и активно примет ответственные методы ведения бизнеса (какой бы аббревиатурой они ни обозначались), у него есть реальная сила для достижения позитивных изменений, которые могут распространиться на все сферы жизни нашей страны», - говорит она.

«Мы видим проблески надежды, но предстоит очень трудная борьба», - добавляет Дэвис.