Часовое общество Нью-Йорка анонсировало часы для благотворительного аукциона HSNY: 2022

Часовое общество Нью-Йорка (Horological Society of New York, HSNY) объявило о проведении онлайн с 6 по 13 июля 2022 года Благотворительного аукциона HSNY 2022 года аукционным домом Phillips совместно с фирмой Bacs & Russo.

Сегодня

Anglo American согласовала объединение программы перевозки грузов с нулевым углеродным выбросом с компанией First Mode

Anglo American ведет эксклюзивные переговоры с холдингом First Mode Holding и согласовала необязательные условия для объединения осуществляемой Anglo American программы по организации перевозки грузов с нулевым уровнем выбросов nuGenTM Zero Emissions...

Сегодня

IBDH подтвердила наличие второго пласта алмазов на месторождении L-Чэнел в районе рудника Эллендейл в Австралии

В ходе оценки аллювиального месторождения L-Чэнел (L-Channel) на руднике Эллендейл (Ellendale) в Австралии выявлено два отдельных слоя алмазоносных гравийных залежей — верхний более молодой слой гравия (слой A) и более глубокий...

Сегодня

Результаты продаж Petra Diamonds на шестом тендере 2022 финансового года

Petra объявила результаты шестого тендера 2022 финансового года, в ходе которого было продано 569 496 каратов алмазного сырья на общую сумму 93,0 млн долларов США, в результате чего общий объем продаж за 2022 финансовый год по горнодобывающим предприятиям...

01 июля 2022

Star Diamond разочарована решениями Rio Tinto по проекту Стар — Орион Саус

Компания Star Diamond сообщила, что на заседании комитета по управлению совместным предприятием Fort à la Corne, состоявшемся во вторник, компания Rio Tinto Exploration Canada использовала свое право голоса, чтобы поставить проект Стар – Орион Саус (Star...

01 июля 2022

Подробности исследования работы вахтовым методом

13 июня 2022

Автор: Эмили Блейк (Emily Blake)

В то время как многие люди возвращаются домой после долгого рабочего дня, тем, кто работает на рудниках в Северо-Западных территориях Канады, приходится проводить много времени на рабочих местах вдали от дома.

(cabinradio.ca) - Исследователи и рабочие говорят, что уникальный образ жизни, известный как работа вахтовым методом с прибытием и убытием самолетом или наземным транспортом и распространенный в Северо-Западных территориях (СЗТ) Канады, имеет как преимущества, так и проблемы.

Этот вахтовый тип занятости превалирует с тех пор, как в 1998 году в СЗТ начал работу первый алмазный рудник. Тысячи жителей были заняты непосредственно или в качестве подрядчиков на рудниках.

Несколько человек, в настоящее время работающих на алмазных рудниках СЗТ, которые поговорили с Cabin Radio на условиях анонимности, чтобы защитить свою работу, сказали, что некоторые из преимуществ включают высокий доход, хорошие льготы и длительные периоды отдыха между сменами. Но они сказали, что быть вдали от дома в течение нескольких недель может быть тяжело.

«Самое большое преимущество — это то, что вы дома и в отпуске более полугода, — сказал один из рабочих радиостанции Cabin Radio. — Но пять с половиной месяцев в году тебя нет дома. И это самое худшее».

Они сказали, что это может вызывать беспокойство, зная, что, если дома возникла проблема, например, их дом затопило, а они не могут оставить работу, чтобы решить эту проблему. Они добавили, что длительное время на работе может быть особенно тяжело для людей с детьми.

По их словам, одной из самых больших проблем для них является поиск кого-то, кто позаботится об их питомцах и доме, пока они на работе.

«Иногда я чувствую себя виноватым, постоянно прося людей об этом», — говорят они.

Другие проблемы при работе на алмазном руднике могут включать в себя проблемы со сном на месте и невозможность проводить много времени на открытом воздухе, особенно зимой, когда темно и холодно.

«Вахтовая работа или работа в шахте не для всех, — говорят они. — Это непростая работа в том смысле, что вы так долго отсутствуете и вам нужно быть более психологически стойким, чтобы справляться с проблемами, когда вы там, и при этом быть способным работать».

Исследование выявляет преимущества и недостатки

Исследование работы в вахтовом режиме показывает, что она может обеспечить положительный образ жизни, карьеру и семью, но работники могут сталкиваться с высоким уровнем беспокойства, депрессии, эмоционального выгорания и психологического стресса.

Недавняя статья исследователей из Университета Альберты показала, что те, кто работает в нефтеносных песках провинции, сообщают об ухудшении психического здоровья, большем стрессе, связанном с работой, и более высоких показателях хронических заболеваний и использовании услуг по охране психического здоровья, чем население в целом.

Многие работники заявили, что длительное отсутствие дома означало, что они иногда пропускали важные события, что вызывало напряжение в их отношениях, одиночество и стресс. Другие сказали, что им трудно поддерживать здоровое питание, заниматься спортом и спать на работе.

Участники опроса также указали на неопределенность с работой, требовательную и непредсказуемую рабочую среду, дискриминацию и домогательства, а также на мужскую культуру труда как факторы, способствующие ухудшению психического здоровья и благополучия.

Исследования в Австралии, где находятся сотни действующих шахт, показали аналогичные результаты.

Социолог Сара Дороу (Sara Dorow), руководившая канадским исследовательским проектом, сказала, что в целом ее не удивили результаты, поскольку они соответствовали ее опыту проведения предыдущих исследований трудовых лагерей. Однако она была «неприятно удивлена» тем, насколько непреклонны участники исследования в отношении того, чтобы не пользоваться услугами здравоохранения.

В то время как 79 процентов опрошенных работников сказали, что они имели доступ к медицинским услугам во время ротации, более половины заявили, что не будут пользоваться ими из-за опасений по поводу увольнений, потери времени и потери уважения.

«Метание между двумя жизнями»

Один горняк в СЗТ сказал Cabin Radio, что есть «две стороны медали», когда речь идет о психическом здоровье и работе вахтовым методом.

Рабочие объяснили, что структурированный характер лагерной жизни помогает им функционировать, а выработка рутинного порядка полезна для их психического здоровья. Но они сказали, что на руднике у них нет такой же социальной поддержки, а когда они на рабочем месте, они полностью сосредоточены на работе, и это означает, что их отношения дома могут пострадать.

«В конечном итоге блокируешь все остальное, — рассказывает один из них. — Я бываю немного ошеломлен, пытаясь сбалансировать общение с семьей или знакомыми… Когда я вернусь, мне придется столкнуться с тем, что я долго не разговаривал с кем-то, с кем я должен был разговаривать каждый день».

Двое других рабочих сказали, что одной из самых больших проблем вахтовой работы является напряженность в отношениях с супругами.

«Трудно чувствовать, что вы каким-то образом не выполняете свои обязанности, потому что вас просто нет рядом, чтобы делать то, что вам нужно», — сказал один из них.

Третий работник сказал, что переход между работой и домом особенно труден.

«Когда ты вдали от кого-то, ты просто как бы привыкаешь жить своей жизнью, — говорили они. —В обязательном порядке каждый раз, когда я прихожу домой, у нас есть пара дней, когда мы как бы раздражены друг другом или просто весьма и весьма восприимчивы».

Рабочие описали переход между двумя разными средами с разными людьми как «дезориентирующий». Они сказали, что теперь у них обзавелись списком целей, хобби, вещей, которые они хотят делать, и друзей, с которыми они хотят общаться, когда они дома.

«Быть ​​в той другой жизни так долго может быть так неприятно, что не веришь, что запомнишь, что нужно делать, — поделились они. — Трудно чувствовать, что живешь в линейном времени, как нормальный человек, в то время как ты просто мечешься туда-сюда между двумя жизнями, и у тебя всего несколько недель в каждой».

Ограничения Covid-19

Рабочие заявили, что меры, принятые на рудниках для предотвращения распространения Covid-19, были особенно сложными для их психического и физического здоровья. Они сказали, что это означает большое количество тестов на Covid-19, меньший доступ к удобствам и более длительные периоды ротации.

«Был период времени, когда ничего не открывалось. Ты не мог есть в столовой, ты не мог пойти в комнату отдыха, ты не мог пойти в спортзал, ты не мог ничего делать, кроме как идти на работу и быть в своей комнате», — описал один рабочий.

Другой рабочий сказал, что ему было особенно трудно не ходить в спортзал, поскольку упражнения являются важной частью их распорядка дня на шахте и помогают им сосредоточиться.

«Для меня это огромный, огромный удар, потому что это то, от чего я завишу, чтобы выдержать смену», — сказал один из них.

Они добавили, что ограничения снижают дух товарищества среди сотрудников, поскольку люди не могут общаться, как обычно, после работы.

Третий рабочий сказал, что они обнаружили, что увеличение рабочих смен привело к «состоянию длительной усталости».

«Начинаешь сильно уставать примерно на 10-й день непрерывной работы, независимо от продолжительности смены, — объяснили они. — Если смена продолжительностью 21 или 28 дней, это значит, что придется долго находиться в «красной зоне» усталости. И вы можете уйти в довольно темные области».

Периоды изоляции могут означать, что «вы буквально заперты в своей комнате размером с камеру, и вы не видите ни одного человека, кроме людей, приходящих в полной химзащите, чтобы взять у вас мазок».

«Честно говоря, — сказал рабочий, — я был удивлен, что там ни у кого не было психического срыва. Это тюремная камера».

«Когда тебя вызывают на эту процедуру, иногда просто ломаешься и плачешь», — сказал другой рабочий.

Гендерные и общественные воздействия

Исследования показывают, что вахтовая работа может иметь различные последствия для женщин и далеко идущие последствия для семей и сообществ.

Из женщин, опрошенных Дороу в ходе исследования рабочих, трудившихся на нефтеносных песках и составивших 31 процент всех участников опроса, 68 процентов сообщили, что сталкивались с дискриминацией на работе, чаще всего в форме сексизма. Среди всех респондентов опроса 46 процентов сообщили, что сталкивались с той или иной формой дискриминации, начиная от фаворитизма и дискриминации по росту и заканчивая расизмом.

В недавнем отчете о культуре на рабочем месте в горнодобывающей группе Rio Tinto, которая владеет алмазным рудником Даявик (Diavik) в СЗТ и насчитывает более 45 000 сотрудников в 35 странах, было обнаружено, что издевательства, сексуальные домогательства и расизм были в компании системными.

Из более чем 10 000 респондентов почти половина заявили, что подвергались издевательствам за последние пять лет, при этом 28,2 процента женщин и 6,7 процента мужчин сообщили, что подвергались сексуальным домогательствам на работе.

Генеральный директор Rio Tinto Якоб Стаусхолм (Jakob Stausholm) назвал выводы отчета «глубоко тревожными» и обязался выполнить содержащиеся в нем рекомендации.

В СЗТ поступали сообщения о сексизме и сексуальных домогательствах в горнодобывающей промышленности, в которой долгое время преобладали мужчины. Согласно сообщениям, женщины составляют 19 процентов всех сотрудников на алмазном руднике Гачо Куэй (Gahcho Kué), 17 процентов — на алмазном руднике Экати (Ekati) и 14 процентов — на руднике Даявик (Diavik).

В 2017 году канадская полиция в Йеллоунайфе объявила, что проводит расследование после того, как в женской туалетной комнате на руднике Экати была обнаружена камера. Хотя замешанный в этом мужчина был арестован и обвинен в вуайеризме в связи с инцидентом, эти обвинения были сняты в начале 2018 года.

Ребекка Холл (Rebecca Hall), доцент Королевского университета, изучавшая гендерные последствия добычи полезных ископаемых в СЗТ, сказала, что женщины, работавшие на алмазных рудниках этой территории, рассказывали истории о пристальных взглядах, более пристальном внимании и откровенных сексуальных домогательствах. Женщины, которые работали в качестве обслуживающего персонала и занимали должности с более низкой заработной платой, описали наиболее явный и распространенный опыт гендерной дискриминации и насилия.

Для других женщин, по словам Холл, разделение между работой и домом означает, что карьера на алмазном руднике им недоступна, потому что это помешает им заботиться о семье и обществе. По ее словам, это «разделение, связанное с заботой о семье», может усугубить гипермужскую культуру горной добычи.

Холл обнаружила, что вахтовая работа может увеличивать нагрузку на супругов горняков, чаще всего на женщин, что приводит к финансовому неравенству в домохозяйствах и затрудняет для женщин разрыв оскорбительных отношений.

По ее словам, многие женщины описывали, как они чувствуют себя одинокими родителями в течение полугода и несут большую ответственность за повседневные обязанности. Даже когда их партнер возвращается домой, говорит Холл, многим женщинам трудно добиться «пересмотра условий домашнего труда».

Холл сказала, что многие женщины, с которыми она разговаривала, соотносят свой опыт работы на алмазных рудниках с продолжающимся процессом колониализма поселенцев.

Она сказала, что работа вахтовым методом также оказала более широкое влияние на отношения и обязанности в людских общинах, поскольку некоторые члены общин отсутствуют в течение длительного времени.

«Многие люди говорили об этом реальном ощущении опустошения людских общин», — отметила она.

Тем не менее, по словам Холл, некоторые люди разделяют положительное влияние алмазных рудников, например, возможности трудоустройства и средства, поступающие в общины.

Ресурсы, предлагаемые горнодобывающими компаниями

Владельцы рудников в СЗТ говорят, что они предлагают сотрудникам и их семьям льготы для поддержания психического и физического здоровья, такие как доступ к спортзалам на месте и бесплатные консультации.

Согласно опросу 2068 горняков в СЗТ, проведенному в 2019 году, почти три четверти респондентов заявили, что использовали доступные фитнес-центры на работе, а 17 процентов заявили, что использовали учебные центры.

Десять процентов сказали, что они использовали либо программу помощи сотрудникам, либо другие программы консультирования или лечения от злоупотребления психоактивными веществами, причем жители СЗТ чаще делали это, чем работники, живущие за пределами территории. Еще 6,5 процента респондентов заявили, что им нужна помощь в связи с употреблением психоактивных веществ, но они не пользовались никакими программами.

Анджела Бигг (Angela Bigg), президент и генеральный директор алмазного рудника Даявик, сказала, что на руднике возросло признание необходимости поддержания психического здоровья.

По ее словам, в начале каждой встречи сотрудники проводят брифинги по безопасности, на которых они могут обсудить физическое и психическое здоровье. По ее словам, рудник предлагает программу помощи сотрудникам, и на месте есть персонал, обученный оказанию первой помощи в области психического здоровья и оказывающий поддержку коллегам.

«Если сравнить сегодняшний день с тем, что было даже 10 лет назад, то психическое здоровье — это то, о чем люди говорят гораздо более свободно в сообществе, и это отражается на руднике», — сказала она.

Бигг признала, что ограничения, связанные с пандемией, были сложными, но сказала, что рудник пытался по возможности предлагать физически дистанцированные социальные мероприятия, такие как «летние Олимпийские игры» на открытом воздухе и игры на хоккейной площадке.

Бигг сказала, что существуют формальные и неформальные сети поддержки для женщин, работающих на руднике, и политика против дискриминации.

Джастин Фабелла (Justin Fabella), суперинтендант на руднике Гачо Куэй по безопасности, здоровью и рискам, сказал, что некоторые сотрудники на месте обучены оказанию первой помощи в области психического здоровья, а недавние инициативы были сосредоточены на психологической безопасности. Он сказал, что сотрудники награждаются за групповое обдумывание проблем и поощряются за то, что делятся своими чувствами.

«Очень важно сделать рабочее место безопасным не только физически… но и убедиться, что вы полностью вовлечены в игру, — сказал представитель De Beers Терри Крюгер (Terry Kruger). — В рамках психологической безопасности, когда вы сосредоточены на своей личной безопасности, вы можете определять риски и опасности, и вы можете свободно говорить и решать их со своими руководителями и коллегами».

Крюгер сказал, что De Beers ввела политику нулевой терпимости к гендерному насилию, будь то на рабочем месте или дома. В августе 2021 года рудник Гачо Куэй стал партнером Совета по статусу женщин СЗТ (Status of Women Council), чтобы предложить новые ресурсы по планированию безопасности для женщин, подвергающихся насилию со стороны интимного партнера.

Arctic Canadian Diamond Company, которая приобрела рудник Экати в начале 2021 года, заявила Cabin Radio, что благополучие ее работников «имеет первостепенное значение».

«Мы стремимся создать здоровую рабочую среду, которая позволяет нашим сотрудникам каждый день вносить свой вклад, — говорится в заявлении компании. — Психическое здоровье является ключевым компонентом, и мы понимаем, что поддержка общего благополучия наших сотрудников приводит к устойчивости рабочей силы и процветанию на рабочем месте».

В рамках своей программы помощи сотрудникам Arctic Canadian заявила, что предлагает шахтерам и членам их семей консультации, ресурсы по управлению стрессом, поддержку в деле избавления от зависимостей и поддержку баланса между работой и личной жизнью.