«Норникель» продолжает поставки металлов в соответствии с контрактными обязательствами

Компания «Норильский никель» («Норникель»), крупнейший в мире производитель палладия и рафинированного никеля, заявила, что подтверждает производственный прогноз на 2022 год и продолжает поставки металлов в соответствии с контрактными обязательствами...

Сегодня

Virtual Diamond Boutique создала новый инструмент для продажи бриллиантов

Virtual Diamond Boutique (VDB), ведущая технологическая компания ювелирной отрасли и крупнейшая рыночная платформа для виртуальной торговли, вчера объявила о запуске своего нового приложения VDB Sales Genie. Это приложение позволяет торговым...

Сегодня

Минфин не рассматривает отмену НДС на покупку бриллиантов физлицами

Замминистра финансов Алексей Моисеев отметил, что «рассматриваются инициативы для стимулирования продажи бриллиантов на внутреннем рынке»

Вчера

«Полярный фонд» представил итоги экспедиции на Таймыре

Накануне Дня полярника, который отмечался 21 мая, в Совете Федерации были представлены итоги большой научной экспедиции, проведенной на территории Таймыра и Норильского промышленного района в 2021 г. Она была организована Фондом полярных исследований...

Вчера

ВТБ направил в российский Минфин предложения по стимулированию обращения бриллиантов в России

Председатель правления банка ВТБ Андрей Костин считает правильным освободить от НДС не только операции по покупке и продаже бриллиантов физлицами, но также продажу драгкамней алмазодобытчиками банкам и населению, сообщила газета «Ведомости» в опубликованной...

Вчера

Правда о манипулировании рынком

09 мая 2022

Свободные, честные и прозрачные рынки - это фикция. По словам Джонатана Комптона, инвесторы должны быть внимательны к их недостаткам и слабым сторонам.    

Автор: Джонатан Комптон (Jonathan Compton)

(moneyweek.com) - В марте прошлого года художник Майк Винкельманн (Mike Winkelmann), более известный под псевдонимом «Beeple», продал на аукционе цифровое произведение искусства Everydays: The First 5000 Days (Ежедневно: первые 5 000 дней) в виде уникального токена (non-fungible token, NFT) за $69 млн. Покупатель просто купил «повод для гордости», поскольку любой человек может сохранить копию изображения на своем компьютере или распечатать ее.

Покупателем стал Вигнеш Сундаресан (Vignesh Sundaresan), программист из Сингапура, который заплатил криптовалютой Ethereum (Эфириум). Сундаресан также владеет огромной коллекцией цифрового искусства, которую часто приобретает за копейки, и имеет другие крипто-интересы. Результатом его рекордного ценового предложения стал всплеск интереса к уникальным токенам: к ним ринулись игроки, замаскированные под инвесторов. С тех пор цены в основном снизились. Криптовалютный токен B20, в котором участвовал Сундаресан и который вращался вокруг долевого владения художником Beeple 20-ью другими NFT, упал на 95%.  

Мир искусства, который никогда не испытывал недостатка в рекламе, назвал продажу, совершенную художником Beeple, «решающим моментом». Для меня это просто еще один ложный рынок. В какой-то степени все рынки ложные - по разным причинам. Наиболее очевидным являются процентные ставки центральных банков, которые являются эталоном для государственных облигаций (и, как следствие, для всех других активов). Их фальсифицируют все правительства, поскольку они тратят больше, чем могут собрать в виде налогов, и им необходимо обеспечить низкие затраты на погашение долга. Количественное смягчение было не чем иным, как глобально скоординированной попыткой подавить процентные ставки, в то время как, несмотря на весь политический шум о возвращении инфляции, министерства финансов устраивает, что реальная процентная стоимость их долга является отрицательной.

Скандал с процентной ставкой Libor 2003-2012 годов можно квалифицировать как крупнейшее финансовое преступление в истории. Несколько крупных международных финансовых учреждений в Лондоне вступили в сговор с целью снижения исходных процентных ставок во всех основных валютах. В то время это было широко известно - за исключением, что невероятно, самих центральных банков. Это было установление цен в гигантских масштабах, но, поскольку оно удерживало официальные ставки ниже реальных рыночных, это вполне устраивало правительства, банки, покупателей жилья и большинство инвесторов (основными проигравшими были вкладчики). Следовательно, возможно, только несколько торговцев были успешно привлечены к ответственности, и в основном они получили короткие сроки.

Фиксирование цен и монополизация товаров

Если рынками облигаций манипулируют, то это ничто по сравнению с товарами. Некоторая фиксация цен была официальной и полезной. В Лондоне до сих пор два раза в день «фиксируются» цены на золото, когда дилеры из пяти крупнейших банков, имеющих слитки, устанавливают цену в соответствии со спросом и предложением. Соглашения на другие товары оказались менее полезными. Когда-то олово считалось таким стратегическим металлом, что после Второй мировой войны 22 страны профинансировали создание буферного запаса на Лондонской бирже металлов (London Metal Exchange, LME) для того, чтобы регулировать цены. Это развалилось в 1985 году из-за жадности и политики.

Самым успешным манипулированным рынком были и, на мой взгляд, остаются бриллианты. Когда в 19-ом веке в Южной Африке были открыты алмазные месторождения Кимберли (Kimberley), мировые поставки резко возросли. Поэтому компания De Beers, безусловно, являвшаяся крупнейшим производителем алмазов, в первой половине 20-го века учредила Diamond Trading Company с целью установления цен. После этого цены на бриллианты росли каждый год. Однако после ввода в эксплуатацию новых рудников, от России до Бразилии и Австралии, к 2001 году контроль над поставками был утрачен. В начале 2000-х годов мы стали свидетелями первого из нескольких успешных судебных процессов против De Beers по поводу ценового сговора. Даже сегодня цены на бриллианты остаются очень непрозрачными. Вы теряете как минимум 20% как только выходите из магазина, и, учитывая давление на цены ввиду появления безупречных искусственных бриллиантов, они также не являются хорошей долгосрочной инвестицией.

Попытки сокращения предложения сырьевых товаров за счет монополизации предложения имеют долгую и, как правило, безуспешную историю. Братья Хант (Hunt) в 1979-1980 годах за 13 месяцев подняли цену на серебро с $6 до $49 за унцию. Затем они потеряли все это после того, как биржа изменила правила привлечения заемного капитала. В 1996 году трейдер медью Ясуо Хаманака (Yasuo Hamanaka) из компании Sumitomo попытался захватить рынок меди, потеряв свою фирму стоимостью $2,6 млрд. Инвестиционная группа Armajaro завладела рынком какао в 2002 и 2010 годах; ее подразделение по торговле сырьевыми товарами позже было продано «по цене ниже шоколадного батончика Mars» после серьезных убытков, которые она понесла в 2012 году.

Если вы считаете, что такие случаи сокращения предложения относятся к временам, когда наблюдается более низкое регулирование, учтите, что Лондонская биржа металлов закрыла рынок никеля на несколько дней в прошлом месяце. Санкции против России - третьего по величине производителя никеля в мире - привели к сокращению объема предложения, но Сян Гуанда (Xiang Guangda), основатель китайской компании Tsingshan Holding, крупнейшего в мире производителя нержавеющей стали и никеля, имел огромную короткую позицию. Цена выросла более чем на 250% всего за два дня, что принесло ему потенциальный убыток в размере $8 млрд, прежде чем биржа отменила торги и приостановила работу рынка.

Верховенство закона и отсутствие регулирования

Что касается акций, то все фондовые рынки ложные в той или иной степени. В некоторых из них верховенство закона настолько слабо, а роль правительства настолько велика, что в них невозможно инвестировать. В России такая ситуация существовала всегда. Активы компании конфискуются и передаются по прихоти правительства в пользу того аппаратчика, который находится на его стороне. Почти во всех секторах энергетики, СМИ и горнодобывающей промышленности активы были отобраны у акционеров.

В Китае подобные практики применяются более тонко. В марте 2021 года президент Си Цзиньпин решил, что коммерческое частное репетиторство - это «трудноизлечимая болезнь», оказывающая слишком большое давление на детей; несколько месяцев спустя целой индустрии стоимостью $150 млрд было приказано стать «некоммерческой», что привело к резкому падению акций многих образовательных компаний. Или возьмем попытки привести в соответствие сверхмощные технологические компании и предпринимателей, которые начались после того, как в октябре 2020 года Джек Ма (Jack Ma), основатель и крупнейший акционер группы электронной коммерции Alibaba, выступил с критикой компетенции регулирующих органов. Сам Ма исчез на несколько недель, а первичное публичное размещение акций (IPO) Ant Financial, дочерней компании Alibaba, было приостановлено, и Alibaba была оштрафована в соответствии с требованиями регулирования антимонопольной деятельности. Инвесторы потеряли более 70% с момента пика 2020 года.

Оба случая также обнажают другую проблему. Многие из этих фирм зарегистрированы в США, где есть лазейки для раскрытия сделок, проводимых инсайдерами, в иностранных компаниях. В некоторых случаях топ-менеджеры совершали своевременные продажи до того, как акции их компаний падали, о чем не знала бόльшая часть инвесторов.

Даже в странах, пригодных для инвестиций, остается много ложных рынков, несмотря на множество правил, принятых после кризиса 2008 года. Самым широким из них является хищнический высокочастотный трейдинг (high frequency trading, HFT) - торговля акциями, сырьевыми товарами и облигациями с использованием очень мощных компьютерных программ и выделенных сверхбыстрых соединений с биржами для совершения огромного количества сделок за доли секунды, многие из которых реверсируются также в течение миллисекунд. Участвующие фирмы утверждают, что они улучшают рыночную ликвидность и сокращают разницу между ценами покупки и продажи. Результаты исследований сильно оспаривают оба эти утверждения. На практике HFT-фирмы опережают клиентские заказы, т. е. получают свой заказ раньше вашего, а затем продают его вам по более высокой цене, зарабатывая доли цента на каждой сделке. В настоящее время на HFT приходится около 40% оборота на фондовом рынке США и 15-20 процентов оборота в Великобритании.

Рядом работают «темные пулы», анонимные внебиржевые площадки, частично перекрывая HFT. Эти частные рынки были созданы для того, чтобы учреждения могли обойти зачастую строгие и обходящиеся дорого правила, действующие на фондовой бирже, и оставаться анонимными, что означает, что они могут совершать крупные транзакции, не будучи замеченными и, таким образом, не влияя на цену на рынке. Поскольку они работают за пределами бирж, издержки на сделки удивительно низкие, на уровне одной сотой процента. Однако отсутствие прозрачности может легко создать ложную цену как внутри пулов, так и на рынке. Они также позволяют инвесторам накапливать или сбрасывать большое количество акций, о которых рынок временно не знает, и даже позволяют менеджерам торговать против своих клиентов. Поскольку HFT переместились в «темные пулы», ложное ценообразование и опережающие сделки становятся еще большей проблемой.

«Снятие сливок»

Более мелкие инвесторы также, как правило, сильно страдают от других форм ложного рынка и неправильного ценообразования. Время от времени друзья просят меня взглянуть на их портфели, шокированные перечнем сборов и платежей, которые они платят. Во многих случаях некоторые сборы либо разумны (взимание 0,5% за действительно сделанный на заказ международный портфель акций и облигаций кажется справедливым), либо находятся вне контроля менеджера, например, в случае гербового сбора. Но постоянно есть некоторые области, где клиентов «доят».

Во-первых, это обмен иностранной валюты (foreign exchange, FX). Скажем, розничный инвестор из Великобритании хочет купить акции Apple. Сбор за покупку долларов обычно варьируется от 0,75% до 1% сверх рыночной ставки. Истинная институциональная стоимость транзакций доллар- стерлинг составляет около 0,02%, поэтому наценка превышает стоимость раз в 50. И клиенты не обязательно получают истинную рыночную ставку. The Bank of New York Mellon, крупнейший американский банк-депозитарий, был оштрафован на миллионы долларов в 2015 году за многолетнее предоставление клиентам ложных курсов обмена валют.

Есть также комиссии за сделки. Недавно я просмотрел три портфеля акций компании Nestlé, которые являются одними из самых ликвидных и торгуемых акций в мире. С каждого взималась комиссия в размере 0,95% за покупку швейцарских франков, затем комиссия в размере 0,75% за «дополнительную сложность» покупки иностранной ценной бумаги. Таким образом, чтобы купить, а затем продать акции Nestlé, клиент платит 3,4% до комиссии за банковский сбор за хранение ценных бумаг. Это просто грабеж. Это до того, как вы заплатите банковский сбор за хранение акций от вашего имени. В прошлом году, опять же в Америке, где регулирующие органы более компетентны, один из крупнейших банков-депозитариев, State Street, был оштрафован на $115 млн за обман клиентов путем завышения платы за хранение в течение 17 лет.

Последней и наихудшей практикой является взимание платы за ценные бумаги внутри портфелей. Мои друзья понесли огромные первоначальные расходы, чтобы купить их, заплатив комиссию за обслуживание своих портфелей и еще одну комиссию за управление средствами в своих портфелях, которое также осуществлял тот же самый менеджер. Такая двойная оплата по-прежнему является широко распространенной.

Мой список ложных и вводящих в заблуждение рынков и практик можно было бы значительно расширить. Тем не менее, это не должно никого отпугивать от инвестиций. Сборы неуклонно снижаются из-за острой конкуренции. Падение большинства комиссионных ставок было еще более резким. Медленно и мучительно вводятся и применяются правила, направленные на пресечение многих из этих порочных практик. Конечно, будут открываться новые способы «снятия сливок». Это неизбежно там, где речь идет о больших деньгах. Тем не менее, на мой взгляд, фондовые рынки остаются единственным наилучшим способом сохранения и создания богатства в долгосрочной перспективе.