Выращенные бриллианты в коллекции Millenium от MIUZ Diamonds

Уникальная коллекция Millenium от MIUZ Diamonds — современный ответ на изменения, происходящие на ювелирном рынке. Линия украшений включает самые популярные модели из флагманских серий Solo 1920, Brilliance и Grace, но с одним существенным обновлением...

Сегодня

«Норникель» продолжает поставки металлов в соответствии с контрактными обязательствами

Компания «Норильский никель» («Норникель»), крупнейший в мире производитель палладия и рафинированного никеля, заявила, что подтверждает производственный прогноз на 2022 год и продолжает поставки металлов в соответствии с контрактными обязательствами...

Сегодня

Virtual Diamond Boutique создала новый инструмент для продажи бриллиантов

Virtual Diamond Boutique (VDB), ведущая технологическая компания ювелирной отрасли и крупнейшая рыночная платформа для виртуальной торговли, вчера объявила о запуске своего нового приложения VDB Sales Genie. Это приложение позволяет торговым...

Сегодня

Минфин не рассматривает отмену НДС на покупку бриллиантов физлицами

Замминистра финансов Алексей Моисеев отметил, что «рассматриваются инициативы для стимулирования продажи бриллиантов на внутреннем рынке»

Вчера

«Полярный фонд» представил итоги экспедиции на Таймыре

Накануне Дня полярника, который отмечался 21 мая, в Совете Федерации были представлены итоги большой научной экспедиции, проведенной на территории Таймыра и Норильского промышленного района в 2021 г. Она была организована Фондом полярных исследований...

Вчера

Почему этот человек считает ответственный выбор поставщиков безответственным делом

03 мая 2022

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) - В новогоднем подкасте JCK я сказал, что в 2022 году я решил поговорить с бόльшим количеством людей, с которыми я не согласен. Когда я впервые связался с австралийским фотографом Хью Брауном (Hugh Brown), который специализируется на съемке старателей, я не думал, что он будет одним из них. Но после долгих разговоров, приведенных здесь, я решил, что материал о его скептическом отношении к «ответственному выбору поставщиков» стоит напечатать, даже если я не всегда соглашался с тем, что он говорил.

В конце я выскажу некоторые мысли, а пока давайте послушаем Хью Брауна:

JCK: Как вы заинтересовались этой темой?

Хью Браун: Я был в Гане, выполняя работу для своего давнего клиента, когда увидел этих горняков на обочине дороги, и пришел в восторг. Это напомнило мне о той золотой лихорадке в развитых странах в 1850-х годах.

Потом я продолжил путешествовать и встречал все больше таких горняков, и снова поражался. Я не могу вспомнить, в скольких странах я был, но к середине 2010 года я решил, что хотел бы написать книгу на эту тему.

И вы сейчас работаете над этой книгой?

Да. Книга призвана показать разнообразие сырьевых товаров, разнообразие местности, разнообразие культуры, разнообразие рас и разнообразие географии. Я хочу показать, насколько многообразна и сложна эта отрасль, и что не существует универсального решения для старателей.

Есть много людей, которые суют свой нос в мир старателей. Представьте, если бы они пришли из третьего мира в наш мир и сказали бы, что мы можем и должны делать все лучше. Мы бы сказали им немедленно убраться. Мы бы спросили их, что, черт возьми, они знают?

У нас много искателей решений, и большинство из них не задумываются о последствиях своих решений для дальнейших процессов. Что произойдет, если они приведут к тому, что старатели лишатся средств к существованию? Это не нормально.

Когда вы выражаете недовольство по поводу людей, предлагающих решения, вы имеете в виду неправительственные организации (НПО)?

НПО являются частью этого, но я говорю о крупных компаниях, правительствах развитых стран мира. Я говорю о решениях, будь то формализация ответственных источников поставок, блокчейн, все эти вещи, которые распространены, которые имеют долгосрочные последствия для использования рабочей силы.

Эти решения начинают способствовать переходу от мелкой добычи к крупномасштабной. Существуют миллионы старателей, их около 40 миллионов. Если уменьшить долю того, что добывается старательским способом, многие из них потеряют работу. Вопрос в том, куда пойдут эти люди? Что им делать?

Формализация или легализация связывают этих старателей в «узлы». Этот толчок к ответственному выбору источников поставок связан с уменьшением доступности полезных ископаемых в промышленно развитых странах мира. Они смотрят на третий мир. Я не думаю, что это совпадение.

Что вы думаете о таких проектах, как Fairmined (Справедливая добыча), Moyo Gems и GemFair, которые занимаются специальными продуктами, добытыми старателями?

Я уверен, что некоторые из этих проектов работают. Я слышал хорошие отзывы о некоторых из них. Но они латают дыры. Они составляют небольшой процент от общей картины.

Если эти проекты масштабировать, я не сомневаюсь, что конечным результатом было бы перемещение рабочей силы, и тогда вернулись бы к тому же самому.

Как насчет ситуаций со старательской добычей при низких стандартах безопасности? Разве неправильно сказать, что мы не хотим, чтобы люди рисковали своей жизнью из-за товаров, которые мы покупаем?

Это сложный вопрос. Вы пытаетесь наложить западные ценности на страны третьего мира. Большинство людей, с которыми я сталкиваюсь в старательской добыче полезных ископаемых, делают активный выбор в пользу этого. Правильно ли будет обратиться к ним и сказать: «Вы не можете зарабатывать на жизнь, это небезопасно»?

Условия меня не волнуют. У старателей есть чувство собственной безопасности. Всегда будут люди, которые выходят за рамки возможного в попытке извлечь больше денег. Но, в конце концов, любая система усовершенствований должна быть самовоспроизводящейся и устойчивой, а не зависеть от какого-то консультанта из развитых стран мира, наблюдающего за ее внедрением и работой.

Часто также слышим: «Не выгоднее ли этим людям заняться сельским хозяйством?»

На деревенских полях и фермах всегда ведется работа. Люди говорят, что нам нужно создавать альтернативные производства в этих странах. Если бы я подошел к вам и сказал: «Ребята, вы не должны заниматься тем, чем занимаетесь», то вы бы сказали мне убираться к черту. Эти люди зарабатывают на старательской добыче в два-три раза больше, чем делая что-то другое.

Если мы действительно стремимся к созданию альтернативных отраслей, для этого потребуются инвестиции из развитых стран мира. Но по большому счету, люди в развитом мире не заботятся о людях третьего мира.

А как насчет ущерба окружающей среде, который наносят некоторые старатели?

При некоторых видах старательской добычи явно возникают экологические проблемы. Но никто не осмеливается говорить об ущербе, причиняемом крупными горнодобывающими компаниями.

Детский труд тоже привлекает внимание. О нем много сообщают в прессе развитых стран. Многие родители заставляют детей работать, потому что это единственный способ прокормить их и выжить их детям.

Вы говорите, что западный мир не должен вмешиваться, но разве мы уже не вмешиваемся? Часто рынки в этих странах контролируются небольшой группой, которая не оплачивает труд рабочих по справедливости. А потом с этой группой работают западные бизнесмены.

Это действительно сложный вопрос. Вы можете экстраполировать это практически на любой рынок. В том числе и на рынок развитых стран мира. Монополии и олигополии развитых стран мира существуют почти в каждой крупной отрасли.

Но это не значит, что в шахтах нет людей. Ясно, что есть. Но это проблема не только стран третьего мира.

На что люди должны обращать внимание при покупке товаров?

Проблема в том, что для правильного выбора источника поставок нужна почти идеальная полная информация. Когда вы выбираете поставщика, пользуясь неполной информацией, трудно привести аргумент: ответственным ли образом добыто это золото, если я не знаю, откуда оно?

Потребитель в развитом мире не может провести реальную оценку. Одна из проблем, с которыми я сталкиваюсь, общаясь со сторонниками ответственного поиска поставщиков, заключается в том, что они стремятся стандартизировать то, что не может быть стандартизировано. У вас есть 100 человек, у которых с самого начала есть 100 разных ответов. Это почти нереальная цель. Как кто-то, сидящий в Нью-Йорке, собирается оценивать, поставлено ли что-то ответственным образом? Даже если вы знаете, откуда берется продукт, может потребоваться много лет заниматься делом для того, чтобы добраться до сути.

Я не хочу, чтобы люди смотрели на фотографии в моей книге и думали: «Это ужасно». Я хочу, чтобы люди понимали, что в старательской добыче так много всего. Это не только детский труд или организованная преступность. Нужно смотреть на оборотную сторону. 40 миллионов человек работают старателями по сравнению с 7 миллионами человек, занятых в крупномасштабной добыче полезных ископаемых, что составляет 90% мирового объема производства.

Бόльшая часть денег, которые зарабатывают старатели, остается в стране, и тогда у вас есть мультипликативный эффект этих денег. Многие из них обеспечивают рост благосостояния. Старатели приобретают много навыков, которых иначе они не получили бы. Это мощный двигатель развития в странах третьего мира.

Другой важный момент заключается в том, что нет четкой цели относительно того, как выглядит успех в этой области. И в этом принимают участие так много людей. Миллионам разных людей приходится договариваться по разным вопросам.

Одним из важных моментов для меня было, когда интервьюирующий журналист спросил меня: «Чего мы здесь пытаемся достичь?» А я понятия не имел.

Мне также пришлось сказать ему, что, к сожалению, я не имею понятия, как купить камень, полученный из ответственного источника поставок. И если я не знаю, что такое ответственный источник после 16 лет работы в этом секторе, на что надеяться потребителю, ювелиру или оптовику?

 

Позвольте мне изложить несколько собственных мыслей:

Я согласен с тем, что не существует универсального решения по вопросу старательской добычи, но я не думаю, что кто-то ожидает его. В этом мире очень сложно что-то решить. Чего вы хотите, так это «постоянного улучшения», поэтому стандарты всегда повышаются в определенных областях с помощью таких инициатив, как безртутная добыча золота.

Кроме того, настоящий «ответственный выбор поставщиков» не обязательно предполагает отказ от старателей; в большинстве случаев - особенно в этой отрасли - предпринимаются явные попытки не делать этого. Ответственный подход к источникам поставок также включает в себя защиту старателей от насилия.

Это движение относительно новое. Оно неизбежно будет совершать ошибки, и временами будет казаться, что оно не продвигается вперед; здесь мы имеем дело с огромными проблемами, и возлагать бремя их решения на коммерческие компании не всегда может быть лучшей идеей. Тем не менее, я бы подождал, прежде чем объявить его бесполезным (как это сделал Браун). Это может породить самоуспокоенность.

Я также не обязательно разделяю идею о том, что это движение является попыткой западных элит завладеть ресурсами третьего мира. Наиболее вредный для старателей закон - положение о конфликтных полезных ископаемых Закона Додда-Франка о реформе и защите прав потребителей (Dodd-Frank Wall Street Reform and Consumer Protection Act) был внесен представителями НПО в последнюю минуту, и никто, по-видимому, не понял его последствий.

Тем не менее, Браун отмечает несколько наводящих на размышления моментов. Сейчас мир более связан, что приближает нас к людям, которые добывают нам полезные ископаемые. Они являются одними из беднейших людей на Земле. Было бы преступлением разрушить их средства к существованию, особенно ради «ответственного выбора поставщиков».

Старатели должны быть частью текущего разговора о выборе поставщиков. Давайте убедимся, что мы не только разговариваем о них, но и с ними.