ВТБ направил в российский Минфин предложения по стимулированию обращения бриллиантов в России

Председатель правления банка ВТБ Андрей Костин считает правильным освободить от НДС не только операции по покупке и продаже бриллиантов физлицами, но также продажу драгкамней алмазодобытчиками банкам и населению, сообщила газета «Ведомости» в опубликованной...

Сегодня

Sarine Technologies запускает новую услугу: Pay Per Value

Sarine Technologies объявила, что ее семейство систем Galaxy® для сканирования и картирования включений в алмазах теперь предлагает услугу Pay Per Value (PPV) или «Оплата по стоимости», говорится в пресс-релизе компании, полученном Rough&Polished...

Сегодня

Fruchman Marketing считает, что продажи ювелирных изделий в этом году могут быть на 4–8% выше, чем в 2021 году

Эксперты по маркетингу ювелирных изделий из американской компании Fruchtman Marketing считают, что продажи ювелирных изделий в этом году вырастут на 4-8% по сравнению с 2021 годом.

Вчера

Платформа Get-Diamonds возвращается на выставку JCK Las Vegas

Get-Diamonds.com, крупнейшая в мире онлайн-платформа B2B для листинга бриллиантов, принадлежащая Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB), вернется на выставку JCK в Лас-Вегасе в следующем месяце. На выставке...

Вчера

В апреле экспорт бриллиантов из Индии в целом снизился

Официальная статистика, опубликованная индийским Советом по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem and Jewellery Export Promotion Council, GJEPC), свидетельствует об общем снижении экспорта бриллиантов из страны в апреле...

Вчера

Алмазная отрасль Антверпена борется с банками из-за закрытых счетов

24 февраля 2022

Банки говорят, что более строгие правила ЕС по борьбе с легализацией доходов, полученных преступным путем, приводят к «конфликту» с некоторыми компаниями.

Автор: Ханна Брентон (Hannah Brenton)

(politico.eu) - Бриллианты все еще могут быть лучшими друзьями девушек, но банки проявляют все меньше заинтересованности.

Это вызывает растущую озабоченность у алмазных трейдеров Антверпена, которые предупреждают, что есть риск, что банки могут нанести ущерб их бизнесу, несправедливо внося их в черный список из-за опасений «отмывания денег», закрывая счета или отказываясь оказывать основные услуги.

Бриллианты и алмазы являются жизненно важным бизнесом в этом северном бельгийском портовом городе, который на протяжении веков был основным мировым центром торговли драгоценными камнями и где расположены 1 600 зарегистрированных алмазных компаний. Восемьдесят шесть процентов всех алмазов в мире проходят через этот город, а алмазные компании расположены в зданиях, разбросанных вокруг центрального железнодорожного вокзала.

Эта новая борьба сосредоточена на том, играют ли бельгийские кредиторы свою роль охранников финансовой системы, которая вынуждена блокировать потенциальные грязные деньги после серии финансовых скандалов.

Однако с точки зрения алмазной отрасли этот вопрос имеет более жизненно важное значение в том, будут ли кредиторы использовать более жесткие правила борьбы с легализацией денежных средств, полученных незаконным путем, как предлог для того, чтобы избавиться от нежелательных клиентов.

Изгнанный

Шашин Чокси (Shashin Choksi), владелец базирующейся в Антверпене компании Swati Gems, был «изгнан дважды» и теперь вынужден получать банковское обслуживание за границей в Банке Индии (Bank of India), неся расходы и сталкиваясь с задержками своих деловых платежей, которые приравниваются к стоимости семейного отпуска в год.

«Как можно торговать, если у меня нет счета в банке? Если я покупаю у вас, я должен заплатить вам», - сказал алмазный дилер в офисе Антверпенского всемирного алмазного центра (Antwerp World Diamond Center).

«Если это больше 3 000 евро, мне не разрешено платить вам наличными. Это должен быть банковский перевод, - сказал он, имея в виду лимит на операции с наличными в Бельгии. - В торговле алмазами и бриллиантами 3 000 евро - это ничто. Из всех счетов, которые у меня были в прошлом году, два счета, может быть, три, были на такую сумму. Все остальные намного больше… Это должно оплачиваться через банковский счет».

Чокси настаивает на том, что в Антверпене «ничего не скрыть» из-за большого количества регистраций и проверок, таких как сертификация Кимберлийского процесса (Kimberley certification process), которая теперь требуется от отрасли из-за прошлых скандалов, включая пресловутую торговлю «конфликтными» алмазами, которая способствовала разжиганию насилия в 1990-е годы.

«В районе достаточно камер. Вы можете видеть, что мешки с деньгами не прибывают, а оружие не применяется, - сказал он. - Нет торговли «кровавыми» алмазами. Это все, что происходило в середине 1990-х, даже раньше».

Вместо этого, сказал торговец драгоценными камнями, теперь он лично расплачивается за неправильные бизнес-решения банков в тот период. «Я считаю это несправедливым», - добавил он.

Майкл Фрейлих (Michael Freilich), бельгийский законодатель, представляющий Антверпен, говорит, что кредиторы несправедливо наказывают весь алмазный сектор. Он настаивает на вступлении в силу «основного банковского закона», согласно которому государственный орган может вмешаться и назначить банк, если компания уже трижды получала отказ.

«Банк не должен исходить из того, что каждый, кто занимается алмазной торговлей, является вором или головорезом, - сказал он. - В каждой отрасли есть определенный процент мошенников, и алмазная отрасль ничем не отличается. Но она также не хуже, чем другие отрасли».

Фрейлих из оппозиционной партии «Новый фламандский альянс» (New Flemish Alliance) заявил, что банки придерживаются правила, не требующего ставить в известность клиентов об опасениях по поводу потенциальной незаконной деятельности при закрытии счета без объяснения причин, и эта проблема теперь распространяется на другие отрасли, такие как легальная проституция и азартные игры.

«Проблема в том, что если организации не получат банковских счетов, они начнут использовать другие способы перевода денег, будь то наличные деньги или анонимные ростовщики или анонимные онлайн-платежи криптовалютных сервисов, которые будут полностью лишены какого-либо государственного контроля», - сказал он.

«Неоправданное снижение риска»

Эти жалобы начинают доходить до высших эшелонов эстеблишмента, определяющего политику оказания финансовых услуг в ЕС.

Банковский регулятор ЕС ранее в январе опубликовал отчет, предупреждающий о «необоснованном снижении рисков» со стороны кредиторов, которые отказываются предоставлять услуги категориям клиентов, связанных с «риском».

В эту группу входят алмазные дилеры, но она также распространяется на другие предприятия, требующие больших денежных затрат, например, парикмахерские, а также на клиентов, таких как сотрудники посольств и политэмигранты.

Европейское банковское управление (European Banking Authority, EBA) также отметило, что компании, занимающиеся алмазной торговлей, составляют «значительную долю» респондентов, которые заявили, что им было отказано в таких услугах, как открытие деловых и сберегательных счетов, а также выдача кредитных карт и ипотечных кредитов, без объяснения причин.

«Многие утверждали, что основной причиной этих решений было массовое снижение рисков в секторе, который связан с высокими рисками отмывания денег и финансирования терроризма», - говорится в сообщении EBA.

Отказ от целых групп клиентов может быть признаком ненадлежащих внутренних проверок кредиторов по борьбе с отмыванием денег, и это может привести к блокировке законных клиентов из финансовой системы, заявили в парижском органе.

Тем не менее, для экспертов по борьбе с отмыванием денег алмазная отрасль сопряжена с высокими рисками.

Целевая группа по финансовым мероприятиям по борьбе с отмыванием денег (Financial Action Task Force, FATF), глобальный надзорный орган по борьбе с легализацией денежных средств, полученных незаконным путем, определяет этот сектор как сектор «высокого риска» из-за таких факторов, как сложность в отслеживании происхождения камней и заоблачная цена - оба эти фактора делают его чрезвычайно привлекательным для преступников.

«Так называемые крупные дилеры драгоценных металлов и драгоценных камней являются признанной категорией клиентов с высоким риском. Это исходит от регулирующих органов, а не от самих банков, - сказал Том Китинг (Tom Keatinge), директор Центра исследований финансовых преступлений и безопасности (Centre for Financial Crime & Security Studies) при Королевском институте объединенных служб, который является аналитическим центром в Лондоне. - Но как только регулирующий орган определяет клиентский сектор как сектор высокого риска, банки должны проводить более тщательную комплексную проверку».

«Это стоит денег и требует времени, затрачиваемого персоналом, которых, с точки зрения прибыльности, может быть, не стоит, и поэтому банк решает закрыть счет клиента, добавил он. - Это вполне понятное решение».

Китинг возложил вину на алмазную отрасль. «Алмазные дилеры будут знать, что они относятся к клиентскому сектору с высоким уровнем риска, поэтому они должны сделать все возможное, чтобы помочь банкам принять положительное для них решение, - сказал он.  - Часто… такие компании не прилагают таких усилий, и поэтому неудивительно, что их счета закрываются».

Банковская сеть

ЕС, в более широком смысле, активизирует свои усилия по борьбе с отмыванием денег в финансовом секторе и хочет создать новый надзорный орган для обеспечения соблюдения более строгих правил.

Для бельгийских банков более жесткие требования означают, что они должны действовать как сеть для выявления сомнительных транзакций.

«Эволюция последнего десятилетия с новыми европейскими директивами идет в том же направлении: это укрепление структуры, - сказал Родольф де Пьерпон (Rodolphe de Pierpont), представитель компании Febelfin, которая представляет интересы финансового сектора Бельгии. Он объяснил, что этот толчок потенциально может привести к конфликту с клиентами, которые все еще проводят множество транзакций с использованием наличных денежных средств.

«Если клиенты всегда делают то же самое, что они делали 20 лет назад, то извините, но есть момент, когда возникает конфликт», - сказал де Пьерпон.

Но представитель банка отрицает, что отрасль использует огульный подход к алмазным компаниям. «Проблема заключается в ограниченном числе участников алмазного сектора», - сказал он, добавив, что эти компании должны усилить соблюдение требований по борьбе с легализацией денежных средств, полученных незаконным путем.

Он предупреждает, что даже с программами Бельгии по основному закону о банковской деятельности, который был принят парламентом страны, но застопорился внутри правительства, банки не смогут отложить принятие закона ЕС о борьбе с отмыванием денег на второй план.

«Бельгийский закон не может выходить за рамки международного обязательства Бельгии по соблюдению директивы ЕС», - сказал он.

Чокси, алмазный трейдер, сказал, что новый закон также не помешает банкам взимать заоблачные сборы. «Они придут с расходами, сборами, которые вы не сможете оплатить. Какая разница?» - спросил он.

Но, по его мнению, банковские трудности уже наносят ущерб Антверпену, поскольку некоторые игроки уезжают или расширяются в других местах, хотя объемы алмазной торговли города, оцениваемые во много миллиардов евро, все еще растут. «Это повлияло на меня, потому что, когда они перемещаются, товары перемещаются вместе с ними… Без товаров я не могу зарабатывать на жизнь», - сказал он.

Фрейлих, политик из Антверпена, опасается, что эта проблема начинает бросать тень на репутацию города.

«Очень много людей, занимающихся алмазным бизнесом, которых я знаю, уехали, - сказал он, назвав Дубай, Тель-Авив и Лондон предпочтительными направлениями. - Как страна, мы подрываем один из источников нашей гордости - алмазную отрасль. Все знают, что алмазы и бриллианты из Антверпена. И все больше и больше алмазных компаний говорят, что здесь царит антирыночный климат».

 

Репортажи предоставлены Барбарой Моэнс (Barbara Moens) и Матеем Роска (Matei Rosca).