Virtual Diamond Boutique создала новый инструмент для продажи бриллиантов

Virtual Diamond Boutique (VDB), ведущая технологическая компания ювелирной отрасли и крупнейшая рыночная платформа для виртуальной торговли, вчера объявила о запуске своего нового приложения VDB Sales Genie. Это приложение позволяет торговым...

Сегодня

Минфин не рассматривает отмену НДС на покупку бриллиантов физлицами

Замминистра финансов Алексей Моисеев отметил, что «рассматриваются инициативы для стимулирования продажи бриллиантов на внутреннем рынке»

Вчера

«Полярный фонд» представил итоги экспедиции на Таймыре

Накануне Дня полярника, который отмечался 21 мая, в Совете Федерации были представлены итоги большой научной экспедиции, проведенной на территории Таймыра и Норильского промышленного района в 2021 г. Она была организована Фондом полярных исследований...

Вчера

ВТБ направил в российский Минфин предложения по стимулированию обращения бриллиантов в России

Председатель правления банка ВТБ Андрей Костин считает правильным освободить от НДС не только операции по покупке и продаже бриллиантов физлицами, но также продажу драгкамней алмазодобытчиками банкам и населению, сообщила газета «Ведомости» в опубликованной...

Вчера

Sarine Technologies запускает новую услугу: Pay Per Value

Sarine Technologies объявила, что ее семейство систем Galaxy® для сканирования и картирования включений в алмазах теперь предлагает услугу Pay Per Value (PPV) или «Оплата по стоимости», говорится в пресс-релизе компании, полученном Rough&Polished...

Вчера

Новый рассвет для Анголы

24 января 2022

Эта африканская страна пытается избавиться от своего беспокойного прошлого, чтобы зарекомендовать себя в качестве крупного мирового алмазного центра.

Автор: Ави Кравиц (Avi Krawitz)

(diamonds.net) - В неожиданном месте, расположенном менее чем в 600 милях к востоку от Луанды, Ангола закладывает основы для своей бурно развивающейся алмазной торговли. По западным меркам Сауримо - это небольшой городок с относительно тихой и непринужденной атмосферой. В его причудливом, несколько неразвитом центральном районе есть знаменитая церковная башня и колоритные здания, которые свидетельствуют о португальском влиянии как в прошлом, так и в настоящее время.

На окраине города вдоль дороги к алмазному руднику Катока (Catoca) находится бизнес-парк с частично занятыми зданиями, многочисленными пустующими участками земли и электростанцией, которые возникли за последние два года, когда распространяется коронавирус. Для правительства, особенно для Диамантино Педро Азеведо (Diamantino Pedro Azevedo), энергичного министра полезных ископаемых, нефти и газа, носящего подходящее имя, этот новый алмазный комплекс является заявлением о намерениях. То же самое относится и к первой Ангольской международной алмазной конференции (Angola International Diamond Conference, AIDC), которая состоялась здесь в ноябре 2021 года.

«Это мероприятие, проводимое в этом месте, демонстрирует нашу готовность к быстрому социально-экономическому развитию этой провинции, чему способствуют алмазы, ​​- сказал Азеведо в своем вступительном слове на конференции. - Мы хотим активизировать всю алмазную деятельность, чтобы обеспечить развитие цепочки создания стоимости».

Действительно, министр и организаторы AIDC не скрывали своей цели: Ангола ищет инвесторов, которые помогут ей увеличить добычу полезных ископаемых, повысить ее потенциал по огранке и полировке, а также наладить торговлю алмазами в стране.

Рост производства

По словам ветерана отрасли Питера Меуса (Peter Meeus), специального советника министерства, алмазный потенциал Анголы связан с добычей алмазов. Это то, что отличает Анголу от традиционных торговых центров, таких как Антверпен и Рамат-Ган, а также и более новых, таких как Дубай, объяснил он на AIDC.

Согласно данным Кимберлийского процесса (Kimberley Process), в 2020 году Ангола была седьмым по величине производителем алмазов по объему и третьим по стоимости. За год объем добычи в стране упал на 15%, до 7,7 млн ​​каратов, и на 20% в стоимостном выражении, до $1,02 млрд, при этом средняя цена снизилась на 5%, до $132 за карат. Такое снижение показателей произошло в основном из-за сбоев, вызванных пандемией. С тех пор производство восстановилось: прогнозируется, что в 2021 году будет произведено 9,1 млн каратов, и 10,1 млн каратов в 2022 году.

Таким образом, цель состоит в том, чтобы увеличить добычу до 20 млн каратов в течение следующих пяти лет, сказал Жозе Мануэль Ганга Жуниор (José Manuel Ganga Júnior), генеральный директор государственной горнодобывающей компании Endiama, в интервью изданию Rapaport во время AIDC.

Хотя некоторые участники конференции говорили, что 20 млн каратов может быть немного амбициозным объемом добычи, они не могли оспаривать тот факт, что Ангола является одной из немногих стран с растущим объемом производства. В стране 14 основных добывающих рудников, хотя большинство из них небольшие. Четыре из них находятся на кимберлитовых месторождениях, а 10 - на россыпных. Из них на долю рудника Катока, в котором Endiama и российская алмазодобывающая компания АЛРОСА имеют по 41% акций, приходится более 90% добычи по объему и 61% по стоимости.

В настоящее время Endiama ищет инвесторов для других своих предприятий по добыче полезных ископаемых, в том числе $200 млн для месторождения Луаше (Luaxe), которое уже находится на стадии пробной добычи, и $250 млн для разработки кимберлитового месторождения Сангамина (Sangamina). Компании также требуется $30 млн для аллювиального проекта Луашимба (Luachimba), заявила Ана Мария Фейжо (Ana Maria Feijó), исполнительный директор Endiama по геологии и разработке месторождений, в ходе своего выступления на конференции.

Ожидается, что из них месторождение Луаше обеспечит наибольший импульс алмазодобывающему сектору Анголы. По прогнозам, на месторождении будет добыто около 2,9 млн каратов в 2022 году, а в последующие годы объем добычи составит свыше 4 млн каратов. Sociedade Mineira de Catoca - материнская компания рудника Катока - владеет 50,5% акций в проекте Луаше, а Endiama и АЛРОСА - по 13%. Остальные акции принадлежат местным компаниям: Cecadiam принадлежит 9%, Chela Group - 6%, Kamen и Reform - по 4%.

Алмазы мирового класса

Инвесторов в Анголу могут привлечь не только перспективы больших объемов алмазов. По словам Германа Грюттера (Herman Grütter), главного геолога SRK Consulting, привлекает также качество этих камней.

«Качество ангольских алмазов выше, чем в среднем по миру, и оно аналогично качеству алмазов южноафриканского региона, - сказал он в своем обращении к делегатам AIDC, добавив, что отрасль драгоценных камней и ювелирных изделий все больше ориентируется на бриллианты более высокой стоимости. - Рудник Катока и месторождение Луаше составляют основу алмазной отрасли мирового уровня».

В то время как эти два актива построены на кимберлитовых трубках, где добываются алмазы обыкновенного качества, другие активы, такие как Камутве (Camútwe) и аллювиальный рудник Луло (Lulo), производят продукцию, имеющую более высокую стоимость. Последний славится своими крупными камнями типа II. Lucapa Diamond Company, владеющая рудником Луло, пытается найти основную кимберлитовую жилу своего аллювиального производства. Но это кропотливый процесс. За последнее десятилетие компания выявила сотни аномалий и оценила лишь некоторые из них.

Ангола признает, что ей нужно проявлять терпение даже во время поиска инвесторов, чтобы перевести свои непосредственные проекты на следующую фазу. Фактически, у нее есть 41 схема добычи полезных ископаемых, которые находятся на разных стадиях разработки, что дает потенциальным сторонникам множество возможностей для финансирования геологоразведочных проектов, имеющих «большой потенциал существующих и новых месторождений», сказала Фейжо.

Они вызывают интерес у некоторых крупных компаний, работающих в сфере добычи алмазов. В октябре 2021 года Rio Tinto приобрела 75-процентную долю в программе по геологоразведке месторождения Чири (Chiri) в рамках совместного предприятия с Endiama. De Beers также подала заявку на проведение геологоразведки на северо-востоке Анголы в ответ на «существенные реформы в национальном алмазном секторе».

Необходимые реформы

Всего несколько лет назад, до того, как правительство провело свои реформы, таких крупных партнеров не было бы, отметил один из участников конференции.

Законодательство, действующее с июля 2018 года, принятое менее чем через год после того, как президент Жоао Мануэль Гонсалвеш Лоуренсу (João Manuel Gonçalves Lourenço) был приведен к присяге, направлено на децентрализацию алмазного сектора Анголы до такой степени, что будущие алмазодобывающие проекты могут осуществляться без участия Endiama.

Ранее эта полугосударственная компания отвечала за все аспекты местного алмазопровода, включая выдачу лицензий и концессий, геологоразведку, добычу и торговлю. При новом режиме правительство назначило ее концессионером. Это означает, что она по-прежнему уполномочена заниматься геологоразведкой, поисковыми работами, добычей полезных ископаемых, огранкой и маркетингом, но теперь на нее распространяется ряд юридических обязательств, которые ограничивают ее абсолютный контроль.

Важно отметить, что была разработана новая торговая политика для обеспечения справедливой стоимости и прозрачности цен в будущем. Ангольские алмазы раньше были недооценены из-за деятельности Sodiam, дочерней сбытовой компании Endiama, через которую все ангольские производители были юридически обязаны направлять добытые ими алмазы. Sodiam продавала товары по цене ниже рыночной неназванным «привилегированным покупателям», в число которых предположительно входила старшая дочь бывшего президента Жозе Эдуарду душ Сантуша (José Eduardo dos Santos), правившего много лет подряд.

Сегодня алмазодобывающие компании Анголы обязаны продавать только 20% своей продукции компании Sodiam и столько же местным производителям. Оставшиеся 60% они могут свободно продавать на более широком рынке. Для товаров, которые продаются через государственные структуры, компания-производитель должна согласовать базовую цену с Endiama, Sodiam и независимым оценщиком.

Как покупатели, так и алмазодобывающие компании, работающие в рамках новой системы, - некоторые из которых присутствовали на конференции, - отметили, что цены Sodiam теперь соответствуют ценам на международном рынке.

Биржевые амбиции

Реструктурировав свою прежнюю систему, Sodiam в настоящее время настроена на регулярные продажи долгосрочным клиентам по контрактам сроком от одного до трех лет. Также проводятся тендеры на специальные камни весом свыше 10,8 карата. Фирма провела свою четвертую такую ​​торговую сессию в ноябре 2021 года, получив $19,5 млн за 21 алмаз общим весом 1 012,90 карата. Шесть камней были с рудника Луло, а 15 - с рудника Катока.

Около 29 компаний приняли участие в этом тендере, с просмотром в Луанде и онлайн-торгами. В будущем тендеры Sodiam будут играть ключевую роль в создании алмазной биржи в Луанде. Правительство надеется превратить Анголу в глобальный торговый центр между Сауримо и Луандой по образу Антверпена и Дубая и стремится привлечь международные тендерные компании для облегчения продажи алмазов на предлагаемой бирже.

«В настоящее время мы анализируем, какой будет критическая масса, необходимая для успеха, - сказал Меус. - Главная цель Ангольской алмазной биржи (Angola Diamond Exchange) будет заключаться в предоставлении платформы, которая позволит собрать под одной крышей огромный поток алмазов страны».

Хотя проект биржи все еще находится в зачаточном состоянии, Меус наметил некоторые шаги по ускорению его развития. Предложения включали сортировку и агрегирование продукции с разных рудников для обеспечения возможности продажи всего товарного запаса, а также предусмотрено включение в биржу оборудования для глубокого кипячения камней перед продажей с целью повышения стоимости товаров. Он также выступил за обучение, предложив, чтобы биржа предлагала курсы по оценке алмазной продукции, а также по оценке и сортировке алмазов.

Бремя бенефикации

Endiama уже создала учебную академию для привлечения в свою структуру местных жителей, и была открыта отдельная академия по огранке и полировке, чтобы обеспечить кадрами фабрики, которые правительство надеется создать в алмазном центре Сауримо.

В промышленной части комплекса имеется 26 земельных участков под фабрики, три объекта уже работают, в том числе принадлежащие индийским компаниям KGK Group и Kapu Gems. По словам официального представителя AIDC, еще два объекта строятся местными компаниями, а к концу 2022 года планируется завершить строительство еще семи фабрик.

Однако в самой жаркой дискуссии на конференции иностранные производители выразили разочарование по поводу отсутствия стимулов для открытия предприятий в Анголе. Представители как KGK, так и Kapu призвали предоставлять скидки на алмазы, учитывая уже сделанные ими инвестиции и риск, связанный с тем, что они будут первыми зарубежными компаниями, которые приедут в Сауримо.

Сообщается, что министр Азеведо рассматривает предоставление налоговых льгот в качестве решения для существующих и потенциальных международных инвесторов. Меус отметил, что частью создания биржи также будет создание зоны, свободной от налогов.

Репутация имеет значение

Азеведо уверен, что у Анголы есть продукт, который позволит привлечь больше представителей отрасли в Сауримо. Он опирается на опыт таких южноафриканских стран, как Ботсвана и Намибия, которым удалось добавить стоимость для производимых ими алмазов с помощью программ бенефикации.

Но Сауримо расположен несколько в отдалении. Он находится в 1,5 часах лёта от Луанды, и в нем также отсутствуют некоторые основные удобства. Например, индийцам нужна вегетарианская пища, которую не так просто найти, отметил Калпеш Вагани (Kalpesh Vaghani), генеральный директор Kapu Gems.

Кроме того, у Анголы были проблемы с репутацией в прошлом, ей нужно избавляться от них. По-прежнему существует мнение, что Endiama представляет весь алмазопровод Анголы, признал Ганга Жуниор. Поэтому существует стойкое ощущение, что ей не хватает прозрачности. Ассоциация страны с «кровавыми» алмазами, возникшая в результате гражданской войны 1975-2002 годов, все еще может возникать и у американских потребителей.

Кроме того, Ангола продолжает сталкиваться с обвинениями по поводу ее методов добычи полезных ископаемых. В июле 2021 года утечка, предположительно содержащая токсичные побочные продукты с хвостохранилища рудника Катока, загрязнила приток реки Конго, заразив жителей соседней Демократической Республики Конго (ДРК). По сообщениям агентства Reuters, в результате разлива погибли 12 человек и заболело 4 500 человек, сообщила министр окружающей среды Демократической Республики Конго Ева Базайба (Eve Bazaiba).

Рудник Катока опроверг утверждения о том, что токсические вещества появились в результате утечки с хвостохранилища. По словам руководства, исследование, проведенное после инцидента, показало, что хвостохранилище содержало только смеси природных горных пород и не содержало посторонних химических компонентов.

Некоторые также выразили обеспокоенность по поводу условий в секторе старательской добычи полезных ископаемых. В апрельском отчете 2021 года, составленном инициативой Maka Angola, направленной на «борьбу с коррупцией и защиту демократии» в стране, описывается, как охранники пытают нелегальных старателей на руднике Куанга (Cuanga). На момент публикации в Министерстве минеральных ресурсов, нефти и газа (Ministry of Mineral Resources, Petroleum and Gas) не ответили на запросы о комментариях по поводу инцидента.

Масштабы старательской добычи полезных ископаемых в Анголе практически неизвестны. Часть проблемы заключается в том, что в стране мало групп гражданского общества, которые занимаются отслеживанием этого сектора и могут из первых уст рассказать о том, что там происходит, объясняет Ханс Меркет (Hans Merket) из IPIS Research, который специализируется на связях между природными ресурсами и правами человека. 

Однако есть ощущение, что правительство начинает понимать риск, связанный с проблемами репутации, говорит Стефан Фишлер (Stéphane Fischler), член правления группы гражданского общества Resolve, которая начала работать со старателями, добывающими алмазы после включения Инициативы развития алмазов (Diamond Development Initiative, DDI) в свой портфель в прошлом году.

«Ситуация по-прежнему тяжелая, но правительство проводит реформы и осознает, что у него возникнет проблема, если ему не удастся избежать злоупотреблений, - утверждает он. - Они понимают, что в настоящее время некоторым крупным американским брендам не нужны бриллианты, происходящие из Анголы».

Будущее бриллиантов

На конференции Ганга Жуниор указал на давнее участие Анголы в Кимберлийском процессе, чтобы развеять заблуждение о конфликтных алмазах. Он выразил уверенность, что отношение изменится по мере того, как новая структура будет укрепляться и все больше компаний будут инвестировать в программы страны.

Фишлер разделяет это мнение, отмечая, что готовность таких компаний, как Rio Tinto, De Beers и АЛРОСА делать инвестиции в этой стране, является положительным моментом. De Beers, со своей стороны, заявляет, что придерживается этических стандартов поставок, действуя в соответствии с Руководством по комплексной проверке ответственных цепочек поставок (Due Diligence Guidance for Responsible Supply Chains), предложенным Организацией экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development, OECD).

«Мы считаем, что ответственные иностранные инвестиции частного сектора могут стать важным катализатором социальных изменений в странах, работающих над реформированием своей экономики», - заявил в ноябре генеральный директор Брюс Кливер (Bruce Cleaver) относительно намерения компании восстановить свое присутствие в Анголе.

Сегодня в Анголе наблюдается социальная, экономическая и политическая стабильность, которой, возможно, не хватало в прошлом, заявила Фейжо на AIDC. В конечном счете, страна считает, что шаги, которые она предпринимает для развития своего алмазного сектора, найдут отклик за рубежом по мере роста ее объемов производства.

«Мы создаем инфраструктуру, физическую, социальную, политическую, экологическую и правовую основу для создания благоприятной бизнес среды, - сказал Ганга Жуниор. - Будущее алмазов будет связано с Анголой».