«Норникель» продолжает поставки металлов в соответствии с контрактными обязательствами

Компания «Норильский никель» («Норникель»), крупнейший в мире производитель палладия и рафинированного никеля, заявила, что подтверждает производственный прогноз на 2022 год и продолжает поставки металлов в соответствии с контрактными обязательствами...

Сегодня

Virtual Diamond Boutique создала новый инструмент для продажи бриллиантов

Virtual Diamond Boutique (VDB), ведущая технологическая компания ювелирной отрасли и крупнейшая рыночная платформа для виртуальной торговли, вчера объявила о запуске своего нового приложения VDB Sales Genie. Это приложение позволяет торговым...

Сегодня

Минфин не рассматривает отмену НДС на покупку бриллиантов физлицами

Замминистра финансов Алексей Моисеев отметил, что «рассматриваются инициативы для стимулирования продажи бриллиантов на внутреннем рынке»

Вчера

«Полярный фонд» представил итоги экспедиции на Таймыре

Накануне Дня полярника, который отмечался 21 мая, в Совете Федерации были представлены итоги большой научной экспедиции, проведенной на территории Таймыра и Норильского промышленного района в 2021 г. Она была организована Фондом полярных исследований...

Вчера

ВТБ направил в российский Минфин предложения по стимулированию обращения бриллиантов в России

Председатель правления банка ВТБ Андрей Костин считает правильным освободить от НДС не только операции по покупке и продаже бриллиантов физлицами, но также продажу драгкамней алмазодобытчиками банкам и населению, сообщила газета «Ведомости» в опубликованной...

Вчера

Дубай не может избавиться от пятна контрабандного африканского золота

19 января 2022

Авторы: Саймон Маркс (Simon Marks), Майкл Кавана (Michael Kavanagh) и Верити Рэтклифф (Verity Ratcliffe)

(yahoo.com) - (Bloomberg) - На фоне ландшафта северного Судана, похожего на лунный, неофициальные золотоискатели трудятся, используя лопаты и кирки, чтобы извлечь свою добычу из неглубоких ям, которыми изрыта вся местность.

Добыча руды в изнуряющей жаре Нубийской пустыни - это первый этап нелегальной сети, которая начала активно расти в последние 18 месяцев после скачка цен на золото, вызванного пандемией. Правительства африканских стран, отчаянно пытающиеся возместить потерянные доходы, надеются, что Дубай поможет остановить эту торговлю.

Интервью с правительственными чиновниками по всей Африке раскрывают контрабандные операции, которые охватывают как минимум девять стран и касаются тонн золота, вывозимого через границы. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Cooperation and Development, OECD), это вызывает обеспокоенность международного сообщества, поскольку средства от контрабанды полезных ископаемых в Африке подпитывают конфликты, финансируют преступные и террористические сети, подрывают демократию и способствуют отмыванию денег.

Хотя невозможно точно сказать, сколько средств теряется ежегодно из-за контрабандистов, данные Организации Объединенных Наций о торговле за 2020 год показывают расхождение не менее чем в $4 млрд между объемом импорта золота из Африки, задекларированным Объединенными Арабскими Эмиратами, и тем объемом, который, по словам африканских стран, они экспортировали в ОАЭ.

ООН и неправительственные организации уже давно ставят под сомнение очевидную роль одного из эмиратов - Дубая - в содействии торговле, закрывая глаза на импорт из сомнительных источников. ОАЭ категорически отрицают свою причастность к незаконным действиям. Но по мере повышения глобального внимания к корпоративному управлению, масштабы контрабанды в настоящее время ставят все более неудобные вопросы для Дубая и его репутации как центра торговли золотом.

Утверждения о том, что он делает недостаточно для пресечения сомнительных потоков драгоценного металла, привели к публичным спорам с Лондоном, где находится крупнейший в мире рынок золота, и со Швейцарией, ведущим аффинажером. Заместитель министра финансов США Уолли Адейэмо (Wally Adeyemo) обсудил опасения по поводу контрабанды золота с официальными лицами Эмиратов во время визита в Дубай и Абу-Даби в середине ноября, по словам двух человек, непосредственно осведомленных об этом вопросе, которые попросили не называть их имени, потому что им не разрешено публично говорить об этом.

На той же неделе глава товарной биржи Дубая Ахмед бин Сулайем (Ahmed bin Sulayem) прямо ответил на обвинения.

«Я хочу коснуться «главного неприятного вопроса», а именно последовательных и необоснованных атак, предпринятых в адрес Дубая другими торговыми центрами и учреждениями», - сказал он на конференции в Эмиратах. Это, по его словам, «ложь».

Африканские правительства усиливают давление. Помимо Судана, власти Нигерии, Демократической Республики Конго, Зимбабве, Мали, Ганы, Буркина-Фасо, Центральноафриканской Республики и Нигера жалуются на то, что тонны золота ежегодно утекают через их границы, и они утверждают, что бόльшая часть этого золота направляется в Дубай.

«Это огромные потери», - сказал министр горнодобывающей промышленности Нигерии Оламилекан Адегбите (Olamilekan Adegbite) в интервью в своем кабинете в Абудже, столице, где в стеклянных шкафах выставлены образцы горных пород, которые иллюстрируют до сих пор практически неиспользованный потенциал горнодобывающей промышленности страны.

Бόльшая часть незаконно добытого в Африке золота направляется в Дубай через аффинажные заводы в таких странах, как Уганда и Руанда, или доставляется туда непосредственно в ручной клади, часто с фальшивыми документами, как считают правительственные и отраслевые чиновники, эксперты ООН и группы по защите гражданских прав. По их словам, когда золото оказывается там, его можно переплавить, чтобы скрыть источник, прежде чем превратить его в ювелирные украшения, детали электроники или золотые слитки.

«Большинство европейских стран потребуют от вас сертификаты экспорта из страны происхождения, - сказал Адегбите. - Если у вас его нет, золото конфискуется и возвращается обратно источнику».

На бумаге ОАЭ требуют того же. «Но, видите ли, - добавил Адегбите, - в Дубае закрывают глаза на это».

Министерство внешней торговли ОАЭ отказалось отвечать на вопросы о золоте из Африки. Бин Сулайем сказал в интервью, что проблему решит глобальный запрет на перевозку золота авиакомпаниями в ручной клади, которая является традиционным средством контрабанды. «Наш послужной список лучше, чем у любого из крупных городов, - сказал он. - Основная жалоба, которую мы слышим, - это “Вы слишком строги”».

Контрабанда золота - давняя практика, но она стала еще более прибыльной, поскольку в августе 2020 года цена на слитки взлетела до рекордных $2 075 за унцию. С тех пор незаконная торговля в Африке выросла как никогда, и власти там не добились значительных успехов в ее сдерживании, как показывает анализ общедоступных данных, поступающих от правительств и из других источников.

Например, по оценкам министерства финансов Судана, 80% добычи золота не регистрируется. По данным Международного валютного фонда, в этом году Руанда должна поставить этого металла на сумму $732 млн, что более чем в два с половиной раза превышает объем ее экспорта в 2019 году. И это несмотря на то, что Руанда почти не добывает собственного золота, что вызвало обвинения со стороны правительства соседней ДР Конго в том, что этот драгоценный металл поступает с ее территории.

Руанда работает над тем, чтобы стать региональным центром переработки полезных ископаемых, что объясняет увеличение ее экспорта, говорится в заявлении Совета по горной промышленности, нефти и газу Руанды (Rwanda Mines, Petroleum and Gas Board). Страна инвестировала в новые объекты, которые «получают сырье от местных и региональных операторов в соответствии с законодательными и нормативными требованиями», говорится в сообщении этого Совета.

Отчеты ООН и других организаций указывают на то, что 95% продукции из Восточной и Центральной Африки попадает в Дубай. Это потенциальная проблема, поскольку бόльшая часть региона определена OECD как зона конфликта или высокого риска, а это означает, что компании должны продемонстрировать, что импортируемое золото поступает из ответственных источников. В этом году Европейский союз принял закон, позволяющий согласовывать его работу с усилиями США по пресечению торговли. Тем не менее, правоприменение, как известно, затруднено.

Согласно статистике центрального банка, Уганда, один из основных аффинажеров нелегального или старательского золота в Африке, более чем удвоила свой экспорт в этом финансовом году примерно до $2,25 млрд. Согласно торговым данным ООН, ОАЭ снова были самым популярным направлением. ООН обвинила Уганду и Руанду в торговле золотом, контрабандно ввезенным из соседнего восточного региона Конго, погрязшего в конфликте.

Совершив беспрецедентный шаг, Лондонская ассоциация рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association, LBMA), которая регулирует крупнейший в мире рынок золота, в прошлом году пригрозила запретить своим аккредитованным аффинажным заводам закупать металл из стран, которые не соответствуют ее стандартам ответственного выбора поставщиков. Хотя Бин Сулайем не назвал ни одного государства, он сделал упрек от имени Дубая, обвинив Ассоциацию в попытке подорвать рынок золота в ОАЭ.

ОАЭ подписались под рекомендациями LBMA и «давно соблюдают все международные нормы и передовую практику, включая усилия по борьбе с отмыванием денег и неэтичным поставками золота, - заявил государственный министр внешней торговли Тани Аль-Зейуди (Thani Al Zeyoudi) в заявлении для Bloomberg News. - ОАЭ привержены внедрению самых высоких международных стандартов в области золота».

Спустя более 12 месяцев LBMA еще не реализовала свою угрозу. Сахила Мирза (Sakhila Mirza), главный юрисконсульт Ассоциации сказала, что Ассоциация все еще проводит оценку работы, которую провели ОАЭ для борьбы с контрабандой. LMBA видит необходимость в принятии срочных мер, но должна действовать в рамках правил, и «исключение является последним шагом», - сказала Мирза в интервью.

Давняя связь Дубая с торговлей золотом очевидна на его главном рынке в самой старой части города, где вдоль пешеходной дорожки находятся десятки магазинов с замысловатыми витринами с блестящими ожерельями, корсажами и солнцезащитными очками. Торговые операции проводятся в соседнем битком набитом здании, где мужчины носятся между небольшими офисами, некоторых из которых защищены дверями усиленной конструкции.

Несколько трейдеров, которые говорили на условиях анонимности, опасаясь последствий, заявили, что существует риск того, что эмиратские аффинажные заводы перекроют их поставки, если они будут задавать слишком много вопросов об источнике поставок. Тем не менее, меры контроля были ужесточены для борьбы с отмыванием денег: клиенты, которые тратят более $15 000, должны предоставить документы, удостоверяющие личность, и указать источник средств.

По словам двух источников, знакомых с ходом переговоров, во время своего визита в прошлом месяце глава Минфина США Адейэмо отметил, что усиление правоприменительных мер, направленных на борьбу с незаконным финансированием, может дать ОАЭ конкурентное преимущество в регионе. Министерство финансов отказалось от комментариев через представителя Управления по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control), который попросил не называть его имени из-за деликатного характера политики санкций.

Тани Аль-Зейуди сообщил журналистам в прошлом месяце, что Дубай введет общедоступную систему мониторинга импорта и экспорта золота, а «Стандарт надлежащей доставки» (Good Delivery Standard), введенный Дубайским центром биржевых товаров (Dubai Multi Commodities Centre) будет развернут по всей стране, хотя бы на добровольной основе. Начиная с февраля, все аффинажные заводы в ОАЭ должны будут проводить аудиторские проверки, подтверждающие, что поставки слитков осуществляются из ответственных источников, говорится в заявлении, сделанном Министерством экономики в декабре.

«Мы пытаемся стать настоящим центром торговли золотом, - сказал Тани Аль-Зейуди. - Поэтому мы приглашаем весь мир, мы приглашаем всех, кто хочет заниматься торговлей, и мы хотим гарантировать, что мы придерживаемся международных стандартов, соблюдая стандарты доставки».

В октябре швейцарский Государственный секретариат по экономическим вопросам (State Secretariat for Economic Affairs) поручил швейцарским аффинажным заводам предпринять шаги для определения истинной страны происхождения всего золота, поступающего из ОАЭ, заявив, что это необходимо для обеспечения того, чтобы к ним не направлялись нелегальные поставки. Бин Сулайем снова обратился через LinkedIn и сказал, что Эмираты соблюдают рекомендации OECD по выбору поставщиков полезных ископаемых, и обвинил швейцарские власти в лицемерии.

Майкл Бартлетт-Вандерпуйе (Michael Bartlett-Vanderpuye), председатель M&C Group Global, занимающейся добычей и поставками золота из Ганы, которое в основном продается клиентам в ОАЭ, назвал столкновения с Лондоном и Швейцарией «международной игрой за власть в области золота», когда каждый центр защищает свою сферу влияния.

«Мне всегда было очень трудно поверить, что люди действительно могут провозить золото в ОАЭ без документации, - сказал он. - Когда я смотрю на систему в аэропорту, я нахожу это практически невозможным».

Швейцарский аффинажный завод Metalor Technologies SA настроен скептически.

«Мы не думаем, что все, что идет из Дубая, является нелегальным, но у нас есть сомнения в законности некоторых элементов безупречности цепочки поставок, - сказал в интервью Хосе Камино (Jose Camino), главный юрисконсульт группы Metalor. - Мы готовы не обращать на это внимания».

Сторонники Дубая заявляют, что данные африканской таможни ненадежны, и даже ООН не может точно определить объем нелегальных торговых потоков. За закрытыми дверями официальные лица ОАЭ указывают пальцем на своих коллег в Африке и фальсификаторов, которые скрывают происхождение золота, выдавая документы, которые невозможно отличить от настоящих.

Это мало утешает власти Демократической Республики Конго, огромной центральноафриканской страны, которая пытается восстановиться после более чем двух десятилетий конфликта. Она обладает одними из самых богатых запасов в мире, включая рудник Кибали (Kibali) на северо-востоке страны - крупнейший золотой рудник в Африке, но, как ни странно, ДРК является одной из стран, больше всех потерявших от нелегальной торговли золотом.

Армия мелких золотодобытчиков работает вне поля зрения правительства, но данные показывают, что в прошлом году неофициальный сектор отрасли принес всего $2,4 млн официального объема экспорта золота. Статистические данные ООН и МВФ показывают, что плоды труда отрасли вместо этого ускользали через границу: Уганда и Руанда в 2020 году отправили слитков на сумму $1,8 млрд и $648 млн соответственно, несмотря на то, что у них мало собственного золота.

«Это наше, - сказал министр финансов Конго Николя Казади (Nicolas Kazadi) в интервью в своем офисе в столице Киншасе. - Это золото из Конго».

В соответствии с законодательством США золото из Конго и его соседних стран считается «конфликтным полезным ископаемым», а это означает, что компании, публично торгуемые в США, обязаны сообщать Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities Exchange Commission), могут ли они использовать золото, добытое в зонах конфликта, - но санкции за это не предусмотрены. В июньском отчете экспертов ООН говорится, что бόльшая часть нелегальной торговли золотом в Конго контролируется вооруженными группами или солдатами, которые переправляют через границу страны или доставляют прямо в Дубай, используя поддельные документы с целью скрыть его происхождение.

История по теме: «От полезных ископаемых до пива - министр финансов Конго упорно ищет денежные средства» (From Minerals to Beer, Congo Finance Minister Hunts for Cash)

Саша Лежнев (Sasha Lezhnev), политический консультант The Sentry, базирующейся в Вашингтоне антикоррупционной группы, заявил, что ОАЭ не привлекают к публичной ответственности аффинажеров, торгующих конфликтным золотом. «Дубай является ключевым звеном перемен в торговле золотом в Восточной и Центральной Африке», - сказал он.

Контрабанда беспокоит также правительство Нигерии, где большинство полезных ископаемых добывается не менее чем 100 000 неофициальных золотодобытчиков, деятельность которых трудно регулировать и облагать налогом. Согласно данным нигерийского правительства, официальный объем производства золота в прошлом году составил всего 1 288 килограммов, и почти весь объем был отправлен в Дубай.

Предпринимаются усилия по формализации отрасли. Фатима Шинкафи (Fatima Shinkafi) возглавляет Президентскую инициативу по старательской добыче золота (Presidential Artisanal Gold Mining Initiative), в рамках которой зарегистрировано 10 000 неофициальных старателей и разрабатывается цепочка поставок, в соответствии с которой их продукция будет отправляться на аффинажные заводы в Европе, сертифицированные LBMA, обрабатываться там и передаваться в центральный банк для увеличения золотовалютных резервов Нигерии.

Адегбите, министр горнодобывающей промышленности, хочет сотрудничать с ОАЭ в борьбе с контрабандой и говорит, что даже предложил своему правительству разделить с властями Эмиратов выручку от любого объема полученного незадекларированного нигерийского золота в соотношении «50 на 50». Министерство экономики и Министерство иностранных дел и международного сотрудничества ОАЭ не ответили на запросы по электронной почте о комментариях, касающихся предложения министра.

В Судане более 2 млн мелких золотодобытчиков производят около 80% золота, добываемого в стране. За тот объем, который они добывают, им платят примерно на четверть меньше, чем они получили бы на международных рынках, и с них взимается налог в размере $64 за каждую унцию золота, что побуждает некоторых обходить официальные торговые каналы.

Часть внутренней торговли Судана происходит в сыром шестиэтажном здании в центре Хартума, столицы, где мужчины переплавляют необработанные самородки золота в слитки, а дилеры выходят из помещений с кучей денег, завернутых в липкую пластиковую пленку. По словам отраслевых экспертов, золото, проданное незаконным путем, доставляется в Дубай через «дырявый» международный аэропорт или переправляется в соседние Египет, Эфиопию и Чад.

Политические потрясения свели на нет усилия по обеспечению того, чтобы народ Судана получал выгоду от своих запасов полезных ископаемых. Диктатор Омар аль-Башир (Omar al-Bashir) был свергнут в результате народного восстания в 2019 году, затем в результате переворота 25 октября было свергнуто переходное правительство, когда военные вновь заявили о себе.

Силы безопасности установили блокпосты между горнодобывающими районами и Хартумом для борьбы с контрабандой. Но контроль остается крайне недостаточным, по словам Дафаллы Идрисса (Dafalla Idriss), заместителя председателя комиссии в штате Река Нил, созданной для замораживания активов, разграбленных режимом аль-Башира.

«Во всех государственных учреждениях есть коррупция, - сказал он. - Золото, которое покидает страну, проходит мимо всех».