Основатель ALTR Амиш Шах запускает ювелирный бренд J'evar-A Fine с выращенными в лаборатории бриллиантами

Основатель компании ALTR Created Diamonds Амиш Шах (Amish Shah) объявил о запуске нового специализированного бренда ювелирных украшений J'evar.

Сегодня

Caviar выпустил золотой Samsung Galaxy S23 Ultra

Международный люксовый бренд Caviar, специализирующийся на ювелирном дизайне смартфонов и аксессуаров, представил коллекцию Samsung Galaxy S23 Ultra.

Сегодня

Ангольская компания Chitotolo планирует увеличить добычу алмазов в этом году

Sociedade Mineira do Chitotolo, партнерство между Endiama, ITM Mining и Lumanhe, которое занимается добычей аллювиальных алмазов в провинции Лунда-Норте, планирует добыть в этом году 281 000 каратов этих драгоценных камней.

Вчера

Сайям Мехра стал председателем, а Раджеш Рокде - вице-председателем GJC

Церемония открытия Административного комитета (Committee of Administration, COA) престижного индийского органа индустрии драгоценных камней и ювелирных изделий Всеиндийского национального совета по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All...

Вчера

В 2023 году Ангола планирует произвести 12 млн каратов алмазов

По данным государственной алмазной компании Endiama, в 2023 году Ангола планирует добыть 12 млн каратов алмазного сырья на сумму 2,1 млрд долларов США.

Вчера

Осенние аукционы по продаже часов создают ложное впечатление об устойчивости часовой промышленности Швейцарии

08 декабря 2021

Автор: Робин Суизинбанк (Robin Swithinbank)

(watchpro.com) - Некоторые разговоры остаются в памяти. У отеля La Réserve в Женеве накануне ноябрьского аукциона Phillips я встретил коллегу, который кое-что знает об аукционах.

В этом павильоне, сказал он, указывая на ничем не примечательный белый павильон, расположенный на территории отеля, где будет проходить аукцион, есть часы, сделанные ныне живущими независимыми участниками рынка, которые станут самыми коллекционными часами в мире.

Мало того, добавил он, словно предвещая плохое, эти часы определят вкусы коллекционеров на следующее десятилетие.

Через день сбылась первая часть пророчества. На XIV Женевском часовом аукционе (Geneva Watch Auction: XIV) объем продаж достиг $74,5 млн, что почти вдвое превышает предыдущий рекордный показатель для аукциона часов. Все 12 лучших лотов были проданы по цене выше миллиона, но настоящей новостью стали модели, выигравшие первые три места.

Не King Patek - часы бренда Patek Philippe, а две модели от Филиппа Дюфура (Philippe Dufour) и еще одна от Ф. П. Журна (F. P. Journe).

В отличие от Антуана Патека (Antoine Patek) и Адриена Филиппа (Adrien Philippe), Дюфур и Журн, авторы современного независимого часового искусства, еще живы.

На той же неделе и в том же городе аукцион Only Watch подхватил эту тему. Patek собрал самую большую сумму за вечер, но с помощью часов, вдохновение для создания которых пришло за беседой во время званого обеда с Фрэнсисом Фордом Копполой (Francis Ford Coppola), Ф. П. Журн не отставал.

Квадратные настольные часы Patek, возможно, ушли по цене на $5 млн больше, но, поскольку мы сравниваем, эта сумма в $9,5 млн составляла треть от той суммы, по которой рекордные часы Patek Philippe Grandmaster Chime были проданы на аукционе в 2019 году.

Журн утроил то, чего добился двумя годами ранее. Вам не нужно смотреть изумленно, чтобы увидеть, к чему это может привести.

Что и где?

Часть истории совпала с той, которую представил мой коллега, остающийся в тени. Приближается подъем независимых участников часовой отрасли, но женевский аукцион Phillips выглядел как переломный момент.

Ситуация никогда не будет прежней.

Как и в случае с ныне живущими художниками, такими как Кунс (Koons), Хокни (Hockney) и Бипл (Beeple), любимцами аукционной сцены стали Дюфур, Журн и другие (не отстает Кари Воутилайнен (Kari Voutilainen), и быстро набирает обороты Рекшеп Рекшепи (Rexhep Rexhepi), часы Chronomètre Contemporain II которого получили $800 000 на часовом аукционе Only Watch).

Никто не предполагает, что они доминируют. Пока что.

Посмотрите каталог XIV Женевского часового аукциона: Patek, Rolex, Audemars Piguet и Richard Mille по-прежнему заняли бόльшую часть. Но их намного больше, и это может создавать трудности.

И потом, еще есть Patek. Patek, надежный, как скала. Маловероятно, что результаты Patek этой осенью заставят Sterns прибегнуть к семейному хранилищу с шелковыми мешочками наготове, но зáмок внезапно перестает быть таким неприступным.

Нынешняя коллекция Patek, если не считать ажиотажа в стиле Дня рождественских подарков для моделей 5711 с зеленым циферблатом, кажется, меньше влияет на невидимые колебания номерных карточек аукционных домов, чем изделия Дюфура или Журна.

Из четырех лотов Patek, проданных на женевском аукционе на сумму более $750 000, последний раз это было в 1954 году.

И по той же цене и дороже были проданы восемь часов Дюфура и Журна. Это произведения ныне живущих художников.

Почему? Я не знаю. Жажда творческой оригинальности? Скука? Коллекционеры - существа непостоянные, капризные, - и ими легко управлять.

Менее ярким, но столь же заметным является широко распространенное и давно устоявшееся мнение о том, что результаты этой осени укрепили статус часов как одного из самых коллекционных предметов в мире, наряду с произведениями искусства, автомобилями и ювелирными изделиями.

Лучшие из лучших находятся не совсем в одной галерее с da Vincis и 250GTO, но часы, как бы там ни было, теперь являются самостоятельным классом активов.

Появляются новые часы, появляются новые деньги, а рекорды продолжают падать. Маловероятно, что часы Grandmaster Chime навсегда останутся самыми дорогими в мире.

Но прежде, чем мы подумаем, что все это правильно и красиво, и что картина более радужная, чем вечеринка в саду в середине лета, задумайтесь: это не так.

Потому что, пока эти героические моменты привлекают внимание к величайшим ныне живущим участникам часовой отрасли и узкому портфелю брендов стоимостью в миллиарды долларов, за кулисами вокруг швейцарской часовой индустрии сгущаются тучи.

Экспорт резко падает в течение многих лет и почти наверняка никогда не восстановится, бросая вызов разглагольствующим проповедникам не столь уж далекого прошлого, которые утверждали, что часовая отрасль использовала лишь малую часть своего полного потенциала.

Некоторые инсайдеры говорят, что в ближайшие пять лет экспорт упадет до объема ниже 10 млн часов в год, отрасль пострадала от «умных» часов и произошло охлаждение из-за экономических ветров после пандемии.

Он составит две трети от общего объема 2015 года, то есть почти 20 млн часов будут потеряны немногим более чем за десятилетие. Уйдут. Исчезнут.

Трудно принять ответ на вопрос, почему и где: у часовой индустрии есть проблема с имиджем.

Утратила связь, неактуальная, не крутая.

Взгляните на это с другой стороны: образцом для подражания в отрасли является старик с бородой и трубкой, который делает часы для 0,1 процента из 0,1 процента покупателей.

Я понимаю, насколько это может прозвучать неуважительно, и не следует воспринимать это как оскорбление господина Дюфура, человека необычайного таланта и влияния, которому по праву воздают почести. Но за пределами цирка никто не хочет быть пожирателем огня.

Подобная мысль пришла мне в голову на церемонии вручения наград Фонда Большого приза часового мастерства Женевы (Grand Prix D’Horlogerie de Geneve, GPHG) за день до аукциона Phillips. В слишком большом количестве категорий победители отказались представлять все, что ценится за пределами павильона.

Я покинул Théâtre du Léman, лучше понимая, почему Rolex, который не получает награды, занимает 25 процентов рынка.

Очень хорошо вести игру с эксклюзивными изделиями и малопонятными усложнениями в часах, но Женева просто может сгореть.