Anglo-American объединяет усилия с Aurubis, чтобы выстроить устойчивую цепочку создания стоимости меди

Anglo-American подписала меморандум о взаимопонимании с Aurubis, глобальным поставщиком цветных металлов и одним из крупнейших в мире переработчиков меди, для разработки предложения медной продукции, которое отвечало бы растущим ожиданиям в отношении...

25 ноября 2022

Mountain Province Diamonds обновила циркуляр к специальному собранию акционеров

Компания Mountain Province Diamonds Inc. объявила о поправке к своему информационному циркуляру, относящемуся к специальному собранию акционеров, запланированному на 1 декабря 2022 года.

25 ноября 2022

Bulgari удостоен награды «Женевского гран-при часового искусства» за Serpenti Misteriosi

Ювелирный дом Bulgari удостоен награды прошедшего в ноябре конкурса «Женевское гран-при часового искусства» (Grand Prix d’Horlogerie de Genève) в категории «ювелирные часы» за Serpenti Misteriosi («Таинственная змейка»).

25 ноября 2022

Охранник Anjin арестован за незаконное хранение 91 алмаза

Охранник компании Anjin Investments, которой принадлежат алмазные месторождения Маранге (Marange) в Зимбабве, был арестован после того, как у него обнаружили 91 алмаз при попытке вынести их из помещения.

25 ноября 2022

URA Holdings оценила запасы изумрудов в 29 млн каратов на руднике в ЮАР

Геологоразведочная компания URA Holdings сообщила о первой независимой оценке минеральных ресурсов по стандартам Объединенного комитета по запасам руды (Joint Ore Reserves Committee, JORC) 2022 года в 29 млн каратов изумрудов на руднике Гравелот...

24 ноября 2022

Новое определение слова «устойчивый»

26 ноября 2021

(idexonline.com) - Я был удивлен, обнаружив, что в моем словаре отсутствует слово «экологически устойчивый» (sustainable). Я не шучу. Все страницы целы, но в моем потрепанном Оксфордском кратком словаре, который у меня со школьных лет, после слова «sustain» (выдержка; поддерживать) идет сразу «sustenance» (поддержание; поддержка). Мне пришлось поискать определение в Интернете. Примечательно, не правда ли, что то, чего в 1977 году еще даже не существовало как слово, теперь вызывает беспокойство во всем мире. Большинство мировых лидеров (за некоторым интересным исключением) в последние дни стекались на конференцию по климату COP26 в Глазго, потому что они обеспокоены тем, чтобы «использование продуктов природного происхождения и энергии не наносило вреда окружающей среде». (Это новое определение слова «устойчивый» (sustainable) в словаре).

Алмазная отрасль осознает важность экологической устойчивости, и ее потребители тоже. Достаточно взглянуть на отчет, опубликованный пару недель назад компанией De Beers, в котором утверждалось, что более половины всех покупателей бриллиантов готовы платить надбавку (до 20% в некоторых случаях), чтобы быть уверенными, что их покупка имеет гарантию экологической устойчивости. Но кое-где в ювелирном мире сложно дать такие гарантии. Я говорю о драгоценных камнях. Контроль за цепочкой поставок алмазов и бриллиантов может быть непростым делом, но драгоценные камни - это действительно «минное» поле. В алмазной отрасли преобладает небольшое количество крупных алмазодобывающих компаний. Но не в производстве драгоценных камней. Правительства, отраслевые организации и потребители могут захотеть иметь такие же гарантии экологической устойчивости на свои сапфиры, рубины и изумруды, как гарантии на бриллианты. Но, по оценкам, 80 процентов цветных драгоценных камней в мире добываются из недр земли старателями. Это термин, который может охватывать все, что угодно, начиная от матерей с дочерями, мирно добывающими кварц «тигровый глаз» в Северной Капской провинции в Южной Африке, до вооруженных бандитов, грабящих частные изумрудные рудники в Колумбии. Но что бы старатели ни добывали, их очень много. В Бразилии насчитывается более полумиллиона старателей и мелких горняков. Они добывают турмалины, топазы, опалы, кварц и другие драгоценные камни с помощью кирки и долота. Согласно новому отчету Платформы сообщества драгоценных камней и ювелирных изделий (Gemstones and Jewellery Community Platform, GJCP), в Китае их более миллиона, их называют «Руки, которые добывают» (Hands That Dig), «Руки, которые кормят» (Hands That Feed). Еще 500 000 человек в Зимбабве и Мадагаскаре, 100 000 в Мозамбике. Подавляющее большинство из упомянутых, а также многие другие по всему миру, ведут добычу на чужой земле без соблюдения правил, без управления или надзора, с использованием методов, которые практически не изменились с 1880-х годов, и не обращая особого внимания на тот ущерб, который они могут нанести окружающей среде.

Со времен Сесила Родса алмазная отрасль росла в геометрической прогрессии. Но в области драгоценных камней мало что изменилось. «Это неизменное состояние во многом является результатом фундаментальной экономики, связанной с полезными ископаемыми, - говорится в процитированном выше отчете GJCP. - Добыча и продажа необработанных цветных драгоценных камней в больших объемах никогда не считались достаточно прибыльными, чтобы заинтересовать крупные коммерческие предприятия или инвесторов. До настоящего времени».

Ситуация меняется. Что касается изумрудов и рубинов - двух драгоценных камней из «большой тройки», - в их производстве сейчас доминируют крупные корпорации. Британская горнодобывающая компания Gemfields поставляет 30 процентов мировых изумрудов со своего рудника Кагем (Kagem) на севере Замбии и только на этой неделе объявила о добыче там огромного драгоценного камня массой 7 525 каратов. Новая демократическая Мьянма двигалась к промышленной добыче нефрита (на ее долю приходится 90 процентов мирового производства) до появления недавних трудностей.

Такие изменения представляют собой палку о двух концах. Крупные компании создают больше беспорядка, но с большей вероятностью разберутся с ним. По крайней мере, они более узнаваемы и, следовательно, подотчетны. Между тем, миллионы «неофициальных» старателей, вооруженных кирками вместо бульдозеров, наносят меньше ущерба…, но им надо не попасться. Крупные компании на всех этапах производства драгоценных камней признают, что у них есть репутация, которую нужно защищать. Даже если они не чувствуют себя экологически устойчивыми, они знают, что им нужно показать себя таковыми. Основная забота нелегальных алмазодобытчиков - принести еду на стол. Как говорится в отчете GJCP: «Одна группа хочет большей безопасности и больше продавать. Другая хочет иметь выбор среди поставщиков, все из которых соответствуют требованиям, в надежде избежать конфликтных ситуаций. В любом случае, обеспечение экологической устойчивости такой отрасли, как драгоценные камни, не будет легким делом.

Прекрасных вам выходных.