Tharisa прогнозирует более высокий годовой доход

Tharisa, производитель металлов платиновой группы (platinum group metals, PGM) и хрома в ЮАР, ожидает, что ее базовая прибыль на акцию (earnings per share, EPS) за финансовый год, закончившийся 30 сентября, составит от 0,53 до 0,54 доллара...

Сегодня

Alexkor ищет субподрядчиков на Западном побережье

Южноафриканская государственная алмазодобывающая компания Alexkor ищет субподрядчиков, компании горнодобывающего профиля, вдоль западного побережья Южной Африки путем создания совместного предприятия (Pooling and Sharing Joint Venture, PSJV)...

Сегодня

Продажа Christie's Magnificient Jewels в Гонконге принесла 46 млн долларов

Продажа Christie’s Magnificent Jewels в Гонконге, где бриллианты были звездами, принесла в общей сложности около 46,22 млн долларов. В аукционе приняли участие представители 21 страны с трех континентов, в том числе украшения из коллекции гонконгской...

Сегодня

Прогноз производства и прибыли Lucara в 2023 году

Компания Lucara Diamond, которая полностью владеет рудником Карове (Karowe) в Ботсване, прогнозирует получение дохода в размере от 200 до 230 млн долларов в 2023 году.

Сегодня

NGTC и Chow Tai Fook совместно выпускают цифровые сертификаты для ювелирных изделий с бриллиантами в Китае

Национальный центр исследования драгоценных камней (National Gemstone Testing Center, NGTC) выпустил первые цифровые сертификаты для своего стратегического партнера компании Chow Tai Fook, говорится в пресс-релизе NGTC.

Сегодня

Будущее добычи полезных ископаемых на морском дне неопределенное, так как НПО все больше призывают ввести мораторий

15 ноября 2021

Автор: Дэвид Маккей (David McKay)

(miningmx.com) - В поисках полезных ископаемых, имеющих критически важное значение для глобальной декарбонизации, горнодобывающие компании принимают необычные решения. Возьмем, к примеру, крупнейшую в мире горнодобывающую компанию BHP, которая, как говорят, рассматривает возможность возвращения в Демократическую Республику Конго (ДРК), одно из самых рискованных мест в мире.

ДРК богата медью и кобальтом, которые, наряду с никелем и литием, имеют решающее значение для производства аккумуляторов электромобилей и возобновляемой энергии. Существующие рудники истощаются, а недостаток средств на геологоразведочные работы означает, что новых ресурсов для будущего производства почти не осталось.

Именно на этом фоне ведутся дискуссии между неправительственными организациями, с одной стороны, и специализированными горнодобывающими фирмами, с другой, относительно целесообразности разработки морского дна.

По словам Джерарда Бэррона (Gerard Barron), генерального директора компании The Metals Company, зарегистрированной на NASDAQ, горнодобывающим компаниям было бы лучше «получать» полезные ископаемые путем добычи полезных ископаемых на морском дне, чем вести горную добычу в таких районах с высоким видовым разнообразием и плотностью популяций фауны, как ДРК. ДРК несет в себе и другие риски, включая нарушения прав человека.

Бэррон приводит результаты, согласно которым добыча полезных ископаемых должна увеличиться на 500%–600%, чтобы обеспечить переход на чистую энергию. Это означает использование крупных прорывных технологий в будущем. «Если бы снова начать, конечно, мы бы вели добычу там, где она оказала бы наименьшее воздействие, - сказал он на Саммите по горной добыче (Mining Summit), организованном Financial Times в прошлом месяце. - Мы бы не пошли в тропические леса, если бы могли добывать камни в пустыне».

По его словам, зона Кларион-Клиппертон в Тихом океане, часть дна океана, где его компания намеревается вести добычу, расположенная примерно в 1 300 морских милях от Сан-Диего, содержит достаточно аккумуляторных металлов для производства 280 млн электромобилей.

The Metals Company поддерживается островными странами Тихо-океанского региона, такими как Науру и Кирибати, которые призвали Международное управление по морскому дну (International Seabed Authority), регулирующее деятельность на дне океана, ускорить выполнение правил, позволяющих горнодобывающим компаниям начать геологоразведку и добычу полезных ископаемых в течение двух лет.

Хотя Бэррон призывает к проведению дополнительного изучения, исследования, проведенные учеными из лондонского Музея естественной истории (Natural History Museum), показывают, что экологические нарушения будут незначительными. Подводные шлейфы, создаваемые горнодобывающей деятельностью, ограничиваются одним или двумя километрами возмущения и быстро оседают.

Это не является точкой зрения Дэниела Джонса (Daniel Jones), главного научного сотрудника Совета по исследованиям окружающей среды (Natural Environment Research Council), крупнейшего в Великобритании спонсора независимой науки об окружающей среде. Основываясь на исследованиях, проведенных в семидесятых годах, Джонс говорит, что есть свидетельства, подтверждающие нарушения морского дна сегодня.

Он призывает ввести мораторий на разработку морского дна и ведение добычи и предлагает использовать подход, предусматривающий «проведение исследования перед разработкой». Эту точку зрения поддержали в сентябре защитники природы, ученые и дипломаты, присутствовавшие на конференции Международного союза сохранения природы (Union for Conservation of Nature).

Вот как сейчас ведутся дебаты. Разрешить или не разрешить.

Естественно, эмоции зашкаливают. Бэррон представляет разработку конкреций на морском дне как «сбор пустынных пород», и этому возражает Джонс, описывая, как компания Metals внедряет на морское дно «уборочный самоходный комбайн». «Мы знаем, что воздействие добычи полезных ископаемых на морское дно является длительным и обширным, но мы не знаем полного воздействия», - утверждает Джонс.

Есть и другие сложности. Джессика Бэттл (Jessica Battle), руководитель Инициативы по запрещению добычи на морском дне (No Deep Seabed Mining Initiative) Всемирного фонда дикой природы (World Wildlife Fund), говорит, что нет ясности в отношении того, как международное сообщество будет участвовать в прибыли, полученной от добычи полезных ископаемых на морском дне.

Она также критикует деятельность Бэррона в прошлом. Он помог предоставить начальный капитал обанкротившейся компании Nautilus Mining, зарегистрированной в Торонто. Бэррон признает, что, хотя Nautilus Mining получила «стрелы в спину», она также была виновата в том, что все «делала неправильно». (Он продал свою долю в фирме за 10 лет до ее окончательного краха.) Но, по словам Бэррона, введение моратория на такие компании, как The Metals Company, также нанесет удар по исследованиям, большая часть которых финансируется горнодобывающими фирмами.

Горнодобывающая компания Anglo American, которая уже ведет добычу на дне океана, осторожно относится к теме разработки морского дна.

Anglo имеет совместное предприятие Namdeb с правительством Намибии, которое «собирает, как пылесосом», алмазы с морского дна, и занимается этим в течение многих лет. Но глава группы по стратегии и развитию бизнеса Дункан Ванблад (Duncan Wanblad) скептически относится к разработке полезных ископаемых на морском дне. Он призывает к проведению дополнительных исследований. «Было бы глупо с нашей стороны не отслеживать это. Но мы не думаем, что это целесообразно в ближайшее время», - сказал он.

Исправление: 1 ноября 2021 г.

В более ранней версии этой статьи было неверно указано, что Джерард Бэррон был генеральным директором Nautilus Mining. На самом деле, он предоставил компании начальное финансирование.