Бутик Âme на Манхэттене - континентальный победитель Версальской премии 2021 года

Секретариат Версальской премии 2021 года объявил ранее в этом месяце, что манхэттенский бутик Âme удостоен Специального приза «Интерьер» в категории «Магазины и универмаги» для Северной Америки. Âme входит в число 70 континентальных победителей Версальской...

Сегодня

B2Gold заглядывается на золотые активы в Зимбабве

По сообщениям СМИ, компания B2Gold, владеющая шахтами в Африке и Азии, проявила интерес к приобретению золотых активов в Зимбабве. Информационное агентство Bloomberg процитировало генерального директора этой канадской компании Клайва Джонсона (Clive...

Сегодня

Цены на алмазное сырье выросли на 10% из-за опасений по поводу его предложения на рынке

Рост цен на алмазное сырье на фоне возможного ограничения его предложения на рынке вызвал обеспокоенность у экспортеров бриллиантов в Сурате и Мумбае в Индии, поскольку у них есть твердые заказы из США, Китая и Дальнего Востока, пишет газета Economic...

Сегодня

Эксперт о бедных алмазами, но прибыльных кимберлитах в Анголе

По мнению отраслевого консультанта по алмазам, любая компания, желающая добывать алмазы в Анголе, должна быть готова к тому, что получит в разработку бедные алмазами, но прибыльные кимберлиты.

Сегодня

Итоги ювелирного онлайн-аукциона Christie's - The London Edit

На ювелирном онлайн-аукционе Christie's - The London Edit, проходившем 12-26 ноября, было реализовано лотов на общую сумму 4 230 250 фунтов стерлингов /5 655 844 доллара /4 936 702.

Сегодня

Эйра Томас: «В горнодобывающей промышленности есть огромные возможности для молодых новаторов»

03 ноября 2021

(mining.com) - Серия «Семь вопросов» журнала Canadian Mining Journal посвящена выдающимся лидерам горнодобывающей отрасли.

На этот раз мы поговорили с Эйрой Томас (Eira Thomas), президентом, генеральным директором и соучредителем компании Lucara Diamond (TSX: LUC), которая недавно одобрила подземное расширение своего алмазного рудника Карове (Karowe) в Ботсване стоимостью $534 млн, известного производством крупных и дорогостоящих алмазов.

Томас имеет свыше 25 лет опыта работы в горнодобывающей промышленности и специализируется на алмазах (Aber Diamond, Stornoway Diamond и Lucara) и золоте (Kaminak Gold и Tectonic Metals). Помимо того, что она участвовала в работе исследовательской группы, открывшей алмазный рудник Даявик (Diavik), в 2008 году она была в числе удостоенных звания «Молодые глобальные лидеры» (Young Global Leaders), присуждаемого на Всемирном экономическом форуме (World Economic Forum).

Canadian Mining Journal взял интервью у Томас об инновациях на алмазном рынке, ответных мерах Lucara на пандемию в Ботсване и о том, как горнодобывающий сектор сможет привлекать более разнообразную рабочую силу.

CMJ: В этом году мы стали свидетелями значительного восстановления алмазного рынка после довольно мрачного периода прошлого года в начале пандемии. Как вы оцениваете спрос на добытые из недр алмазы по мере того, как готовитесь инвестировать $534 млн в подземное расширение рудника Карове?

Томас: Мы очень довольны этим, мы думаем, что сейчас прекрасное время для того, чтобы взглянуть на алмазную отрасль в целом. Мы наблюдаем значительное V-образное восстановление цен на алмазное сырье, эта положительная тенденция удерживалась в течение первой половины года, и похоже, что эти цены сохранятся. На сегодняшний день мы потратили на проект более 45 млн канадских долларов, поэтому мы заняты проходкой стволов на этом участке и собираемся инвестировать более $534 млн в течение следующих пяти лет. Бóльшая часть этого поступит за счет денежных потоков от наших текущих операций по добыче открытым способом. Остальная часть этого капитала поступила из заемного финансирования, о котором мы недавно объявили, что даст нам дополнительно $220 млн.

Что касается восстановления цен на алмазы, то сейчас мы наблюдаем рост повсюду. Были определенные виды товаров (например, крупные камни), которые раньше имели благоприятный тренд, но теперь мы заметили приличное повышение спроса на камни всех цветов, качества и размеров. Это обнадеживает, потому что говорит о том, что общая глубина рынка действительно улучшилась. И мы видим хорошие цены и на более крупные товары.

CMJ: Ожидается, что расширение рудника Карове продлит срок его эксплуатации как минимум до 2040 года. Учитывая, что Lucara - это компания с одним активом, как вы планируете получать добавленную стоимость для акционеров в долгосрочной перспективе?

Томас: Карове является нашим флагманским активом, но у нас в Lucara есть еще одна компания, это Clara - наша защищенная цифровая торговая площадка на базе Интернета для операций с алмазами. Clara действительно преуспела во время пандемии, особенно из-за того, что ввиду существенных ограничений на поездки диамантерское сообщество не могло ездить для закупок алмазной продукции. Clara действительно восполнила важный пробел, и мы увидели, что численность нашей клиентской базы увеличилась с около 20 участников до пандемии до более чем 88 покупателей на платформе сегодня. Таким образом, мы определенно видим спрос на инновационный, более эффективный и прозрачный рынок для операций с алмазами.

Спрос сейчас превысил предложение, которое мы можем обеспечить только за счет рудника Карове, поэтому мы открываем платформу для продажи сторонних товаров. Наша реальная цель - подписать контракт с более крупным производителем на более серьезные долгосрочные и крупные поставки алмазов, и мы ведем активные переговоры с рядом участников рынка на этом фронте. Мы надеемся, что до конца года добьемся прогресса в этом. Тем временем мы наращиваем дополнительные сторонние поставки каждый месяц, в основном со вторичного рынка. В настоящее время мы не получаем особой выгоды от Clara, но по мере увеличения количества сторонних поставщиков, ценность ее для Lucara станет очевидной.

Мы рассматриваем рудник Карове и Clara как две наши основные платформы, но теперь, когда подземная разработка финансируется и полностью санкционирована, мы, безусловно, обращаем внимание на возможность слияний и поглощений. Мы продолжаем очень внимательно рассматривать эту возможность и хотели бы добавить в свой портфель еще один алмазный рудник. Мы сделаем это только в том случае, если он будет соответствовать нашим текущим операциям, но теперь у нас есть больше времени на рассмотрение этого вопроса.

CMJ: Расскажите нам о реакции компании Lucara на Сovid-19 и о том, как компания отреагировала на местные потребности на руднике Карове.

Томас: Алмазодобывающая отрасль была объявлена ​​важнейшим сектором на раннем этапе, поэтому мы оставались полностью работоспособными на протяжении всей пандемии, но мы быстро предприняли несколько очень строгих меры контроля для обеспечения безопасности наших людей на местах. Это был непростой период времени. Правительство Ботсваны только недавно вышло из чрезвычайного положения, и доступность вакцин в стране по-прежнему остается низкой. Так что мы по-прежнему проявляем высокую бдительность. К счастью, начинается распространение вакцин. Около 50% наших сотрудников сейчас вакцинированы хотя бы одной дозой, и мы надеемся, что к концу ноября каждый получит хотя бы одну дозу. К этому моменту мы будем чувствовать себя намного лучше, но пока мы смогли продемонстрировать, что наши рабочие протоколы (дистанцирование, соблюдение правил гигиены, минимизация количества людей на рабочей площадке) сработали.

Кроме того, мы упорно трудились, чтобы дополнить усилия правительства - они создали фонд Covid, и мы внесли в него свой вклад. Мы также работали напрямую с нашими заинтересованными местными жителями, чтобы решить их основные проблемы, вызванные кризисом, будь то доставка продуктовых корзин нуждающимся или создание объектов для реагирования и ответных мер на рост гендерного насилия, что было реальной проблемой в некоторых населенных пунктах вокруг рудника.

CMJ: Какие местные сообщества находятся ближе всего к руднику Карове, и не могли бы вы рассказать нам немного подробнее о реакции компании на насилие в семьях?

Томас: Ближайшее к нам местное население - это город Летлекане, в котором проживает более 20 000 человек. Большинство проживающих там людей работают либо у нас, либо на алмазном руднике Орапа (Orapa) компании Debswana, который находится еще дальше - в 40 минутах езды. Мы действительно видели рост стресса, и это наблюдается во многих местах, где есть люди, которым необходимо работать из дома, или люди, которые просто не могут работать, потому что их компания или место работы были закрыты, или люди, потерявшие работу. В результате было много случаев роста гендерного насилия, поэтому мы участвовали в создании приютов для женщин и детей. Мы также усердно работали в качестве руководящей группы, наша команда в Ботсване путешествовала по нашим общинам, чтобы повысить осведомленность о гендерном насилии. Мы думаем, что это действительно важный момент - заставить перейти от этих разговоров и начать решать эту проблему, которая действительно усугубилась из-за стрессов, вызванных пандемией. Lucara работает с 19 различными местными сообществами на руднике и вокруг него, поэтому мы проводим регулярные встречи с «кготла» (местными жителями) каждого сообщества, и у нас есть команда по устойчивому развитию, находящаяся в Летлакане, которая ездит и взаимодействует с ними, чтобы понять их конкретные потребности.

Один из способов, которым Lucara добилась успеха в этом взаимодействии, это встречи с местными жителями и просто посещение их, чтобы выслушать и узнать конкретные потребности, которые возникли из-за кризиса, вызванного Covid-19, или по другим причинам. Все наши программы устойчивого развития на уровне местных сообществ осуществляются в связи с Ботсваной: 99% наших сотрудников - из Ботсваны, а члены команды по устойчивому развитию - на 100% из Ботсваны.

CMJ: Говоря о рабочей силе, мы хотели бы спросить вас конкретно о проблеме привлечения более разнообразных талантов в горнодобывающую промышленность в целом. Горнодобывающий сектор будущего должен конкурировать за таланты с другими отраслями, которые считаются более технологически продвинутыми и более разнообразными. На ваш взгляд, как горнодобывающая отрасль может стать более гостеприимным местом и привлечь умных молодых технически подкованных людей, в которых она нуждается?

Томас: Я думаю, что отрасль изображается как довольно устаревшая и отсталая, и что она полагается на старые системы и технологии, но в ней уже давно идет процесс изменений. Напротив, горная добыча полезных ископаемых является высокотехнологичной, и мы работаем над внедрением инноваций и включением новых технологий в наши бизнес-планы и стратегии. Существуют огромные возможности для молодых новаторов и людей с любым опытом и интересами в сфере горнодобывающей промышленности. Существует устаревшее мнение о том, что эта отрасль по-прежнему связана с кирками и лопатами, и нам нужно лучше объяснять, что у нас используются одни из самых технологически продвинутых видов оборудования и систем на планете для снижения затрат и создания долгосрочных устойчивых предприятий. Lucara, например, была самой первой алмазодобывающей компанией, которая применила рентгеновскую технологию XRT в качестве основного метода извлечения алмазов, что в корне изменило ситуацию для нашей компании. Это позволило нам извлекать самые крупные алмазы самой высокой стоимости, не повредив их. Тогда мы были первой алмазодобывающей компанией, запустившей безопасную цифровую интернет-площадку для сделок с алмазами. Поэтому я думаю, что горнодобывающая промышленность в целом ищет технологии, которые сделают ее бизнес более эффективным, надежным и устойчивым.

Что касается диверсификации, нет никаких сомнений в том, что отрасль отстает. Мы добились определенного прогресса, но для того, чтобы сделать эту отрасль более привлекательной для молодого поколения и более разнообразных кадровых ресурсов, нам нужно лучше демонстрировать нашу готовность и желание добавить эти элементы в наши бизнес-приоритеты. Меня часто спрашивают, как получилось, что у Lucara руководящая команда на 85% состоит из женщин, и общая рабочая сила на 36% состоит из женщин, что намного выше среднего показателя для горнодобывающей отрасли. Во многом это связано с созданием такой инклюзивной среды, в которой люди чувствуют, что у них есть варианты и возможности внутри организации - не только в том, что касается работы, которую они выполняют сегодня, но и в развитии талантов и обеспечении своего рода видения будущих возможностей.

CMJ: Расскажите нам о своем участии в Tectonic Metals (TSXV: TECT), золотодобывающей компании, ориентированной на Аляску, которую вы основали вместе со своим коллегой Тони Реда (Tony Reda) из компании Kaminak Gold.

Томас: Нам действительно очень нравится Аляска, потому что мы думаем, что многие уроки, которые эта команда извлекла из работы на Юконе, могут быть непосредственно применены на Аляске. Мы считаем, что существуют аналогичные возможности с точки зрения геологии, которая относительно мало изучена по сравнению с работой, которая была проведена на Юконе в том же поясе горных пород. Вторая реальная возможность появилась благодаря возможности сотрудничать на Аляске с местными коренными народами. Я думаю, что именно наша работа на Юконе и наше взаимодействие с интересующими нас местными жителями, включая несколько групп коренных народов, на самом деле стимулировали нашу приверженность созданию компании, ключ к успеху которой будет заключаться в сотрудничестве и партнерстве с местными заинтересованными сторонами в определении этой общей цели. Компания Doyon - наш крупнейший акционер и отличный партнер. Мы только что объявили о приобретении золотого проекта Флэт (Flat), чему мы очень рады, так как это большой проект, находящийся на ранней стадии разведки, в действительно потрясающем районе со значительными геологическими ресурсами, и к тому же мы будем работать в партнерстве с нашим крупнейшим акционером.

CMJ: Пандемия нанесла серьезный ущерб бизнесу и людям в их личной жизни. Каким образом это изменило вашу жизнь к лучшему?

Томас: Для меня это действительно было попыткой добиться лучшего баланса. Это звучит несколько странно, когда мы все заперты в своих домах, и ничто во время пандемии не говорит о равновесии. Но когда вы - занятой руководитель, мать-одиночка двоих детей, половину своей жизни проводящая в самолете, найти правильный баланс - настоящая проблема. Да, мы оказались в условиях локдауна, когда не могли свободно передвигаться, но нам чертовски повезло в Канаде, где эти ограничения были довольно кратковременными и, по крайней мере, у нас была возможность выбираться. Раньше я проводила огромное количество времени в качестве геолога-исследователя в полевых условиях и в дикой местности, и мне всегда это очень нравилось. Для меня было довольно особенным и фантастическим то, что я могла выбираться на природу, любоваться местным пейзажем, и ходить в горы со своими собаками, а также иметь возможность совершать пешие прогулки несколько раз в неделю, а не один раз в месяц, если мне повезет, что я могла больше времени проводить вместе с моими детьми - хотя и непросто, когда это касалось школьных занятий и некоторых других проблем, с которыми нам пришлось столкнуться, и это дало мне некоторое представление о том, что, возможно, мне не нужно летать так много на самолетах, и что есть способы работать эффективно в удаленном режиме.