Gem Auctions DMCC завершила крупнейшую дебютную продажу алмазов в истории отрасли

Компания Gem Auctions DMCC, основанная работающим в горнодобывающей отрасли предпринимателем Аланом Дэвисом (Alan Davies), на этой неделе провела свой первый в истории аукцион алмазов в Дубае. Компания продала 120 000 каратов алмазов на сумму...

Вчера

Полномасштабные работы по добыче полезных ископаемых на проекте Луаше «ожидаются в ближайшее время» - Alrosa Angola

По словам АЛРОСА, полномасштабные работы по добыче алмазов на алмазном проекте Луаше в провинции Южная Лунда «ожидаются в ближайшее время». Генеральный директор компании в Анголе Александр Горлов сообщил на алмазной конференции в Сауримо, что компания...

Вчера

Lucara Diamond пересматривает прогноз выручки, продаж и производства на 2022 год в сторону увеличения

Компания Lucara Diamond, владеющая рудником Карове (Karowe) в Ботсване, изменила прогноз по выручке от продажи алмазов на полный 2022 год со 185 млн долларов США до 215 млн долларов США.

Вчера

Rio Tinto начинает работать с общественностью и экологами по вопросу о совместном алмазном предприятия на концессии Чири в Анголе

По словам высокопоставленного представителя Rio Tinto, подразделение компании Rio Tinto Angola приступило к работе с общественностью и экологами по вопросу об алмазной концессии Чири (Chiri) в провинции Северная Лунда. Диверсифицированная горнодобывающая...

Вчера

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи

Ангола все еще работает над созданием алмазной биржи, которая станет второй на африканском континенте, сказал высокопоставленный правительственный чиновник.

25 ноября 2021

КОЛОНКА КОРДЕРА: Связанный с Rolex бум - это пузырь?

20 октября 2021

Автор: Роб Кордер (Rob Corder)

(watchpro.com) - Как убедительно доказал Робин Суизинбанк (Robin Swithinbank) в публикации в недавней колонке, непреодолимые экономические последствия ограниченного предложения и стремительного роста спроса наносят ущерб некоторым крупнейшим участникам индустрии часов класса «люкс», в частности Rolex, а также Patek Philippe и Audemars Piguet.

Придерживаясь языка экономистов, возникает вопрос о том, являются ли экстремальные цены на самые популярные модели Rolex - этот список постоянно расширяется и включает Daytona, Submariner, Oyster Perpetual и GMT Master II, - пузырем с соответствующим риском падения цен?

В статье, размещенной на Investopedia, описываются четыре вида пузырей: на фондовом рынке, в области активов, кредитов и товаров.

Часы Rolex относятся к категории активов, определяемой как отрасли или секторы экономики за пределами рынка акций. Классическим примером является недвижимость. В эту категорию пузырей также могут попадать скачки курса валют, традиционных, таких как доллар США или евро, или криптовалют, таких как биткойн.

В статье описывается анатомия развития пузыря во времени.

Первая стадия - это перемещение, когда деньги начинают переходить из одного типа активов в другой. Десятилетие низких процентных ставок означает, что деньги в банке не дают дохода, поэтому они переместились в другие активы: недвижимость, акции и такие предметы роскоши, как произведения искусства, антиквариат и классические автомобили.

Согласно рейтингу Knight Frank Luxury Investment Index 2021 года, за последнее десятилетие цены на изысканные вина выросли на 127%; автомобили подорожали на 193%, а часы - на 89%.

Расходы как реванш за воздержание

Пандемия усилила эту тенденцию, потому что деньги, которые могли быть потрачены на дорогие отпуска, обеды и другие угощения, можно было потратить на другие цели. А почему бы не побаловать себя люксовыми часами?

Этой тенденции даже дали новое определение: расходы как реванш за воздержание.

Вторая стадия пузыря - это бум, когда цены, которые сначала медленно растут, замечают более широкие слои населения, и они набрасываются на товар, опасаясь, что все остальные получают прибыль, пока они остаются в стороне.

Когда актив имеется в изобилии или делится, как, например, товары, акции или криптовалюты, миллионы людей могут принимать в этом участие, как мы видели в случае с биткойнами и, возможно, скоро увидим с невзаимозаменяемыми токенами (non-fungible token, NFT).

Долевое владение

Такие предметы роскоши, как часы и ювелирные изделия, не являются многочисленными или делимыми (хотя долевое владение может относиться к последним). Их мало, поэтому прикрепить ярлык «пузырь» проблематично.

Если что-то кардинально не изменится, вполне вероятно, что в ближайшее десятилетие Rolex произведет около 10 млн часов.

Сопоставьте эту цифру с тем фактом, что 5,2 млн человек во всем мире стали миллионерами в 2020 году, когда испытали разрушительное действие коронавируса, согласно исследованию Credit Suisse.

Таким образом, общее количество миллионеров в мире составляет 56,1 млн человек.

Одна из замечательных уловок Rolex - это способность быть часами, которые выбирает любой новоиспеченный миллионер, поэтому 5,2 млн человек потенциально гонялись за одним миллионом часов, которые компания производит в обычный год, и, по оценкам, из-за пандемии их производство сократилось примерно на 25%-30%.

Таким образом, бум цен на Rolex может быть вызван не спекулянтами, а подлинными покупателями, которые хотят вознаградить себя за свой успех.

Вот почему я не думаю, что к Rolex применимы следующие три стадии пузыря - эйфория, получение прибыли и паника.

Эйфория определяется как этап, когда отбрасывается осторожность, поскольку цены на активы стремительно растут.

Сложность подсчета дорогих часов для богатых даже по завышенным ценам на вторичном рынке затрудняет понимание того, как это могло произойти. Долевое владение может привести нас к этому, с разбивкой Daytonas на торгуемые токены, но до этого еще далеко.

Получение прибыли может снизить цены, но часы здесь тоже не подходят. Перекупщики обязательно отреагируют, если увидят, что цены растут и начинают падать, но есть миллионы реальных клиентов, готовых и желающих купить, если предложение вырастет.

Практически невозможно увидеть, что рынок достигает стадии паники, это могло бы объяснить, почему цены продолжают расти. Без перспективы получения прибыли или паники покупка Rolex выглядит как односторонняя ставка.

Можно ли что-нибудь сделать?

Это может быть спорным вопросом, но я считаю, что подавляющее большинство часов класса «люкс» продается реальным покупателям, и что меры по прекращению продаж официальными дилерами перекупщикам были в значительной степени эффективными, особенно в этой стране.

Но настоящие покупатели прекрасно осведомлены о стоимости перепродажи часов, которые они покупают, и было бы нерационально игнорировать тот факт, что модели одних брендов продаются по их двойной розничной цене, а другие продаются со скидкой 25%.

В ближайшее время не ослабнет спрос на любые часы, стоимость которых на вторичном рынке превышает их розничную цену.

Я не думаю, что Apple Watch уничтожат швейцарскую часовую индустрию подобно тому, как это сделали кварцевые часы. Во всяком случае, производство механических часов ценится больше, чем массовое производство гаджетов.

Apple зарабатывает на часах больше, чем вся швейцарская часовая промышленность, но швейцарцы выжили и процветали. Все большее число брендов демонстрирует рост спроса. Например, укрепляются позиции Cartier, Omega и Breitling.

Если спрос невозможно охладить с целью оздоровления цен на вторичном рынке, есть только два рычага, которые можно использовать, чтобы сократить разрыв между ценами на первичном и вторичном рынках. Вы можете повысить цены у официальных дилеров или увеличить предложение самых популярных часов.

У официальных дилеров цены растут. Submariner из нержавеющей стали стоили около £800 в начале 1980-х годов, когда средняя заработная плата составляла £6 000. Та же модель сегодня составляет £7 300, а наша средняя заработная плата составляет £29 600.

Итак, в 1980 году Submariner можно было купить примерно за шестинедельную зарплату. Теперь на это уйдет почти вдвое больше времени. Вообще говоря, если вычесть инфляцию и рост заработной платы за последние 40 лет, розничные цены на часы Rolex выросли вдвое, в то время как вторичный рынок превратился из сектора скидок в центр прибыли.

Рекомендованные розничные цены могут и будут расти снова, но, когда дело доходит до резких скачков, это не касается Rolex. В последние годы рост цен в большей степени обусловлен колебаниями валютных курсов, которые вызывают нарушение равновесия между различными регионами.

Например, после того, как Великобритания проголосовала за брексит и фунт стерлингов упал, Rolex (и все другие люксовые бренды) решили повысить цены в этой стране, чтобы лишить нас огромного преимущества перед еврозоной.

Интересно, что, хотя цены на определенные модели за несколько лет лишь медленно выросли, средняя цена на все часы, продаваемые в Великобритании, взлетела до небес.

По данным GfK, в период до июля 2021 года средняя отпускная цена за часы выросла на 63% по сравнению с предыдущими 12 месяцами. Почему это произошло - это отдельная тема для обсуждения в другой раз.

Увеличение предложения

Остается вопрос о поставках.

Президент Patek Philippe Тьерри Штерн (Thierry Stern) настаивал на том, что он не поступится производством дорогостоящих сложных моделей часов из драгоценных металлов в пользу стальных часов Nautilus или Aquanaut, а также не намеревается увеличивать производство выше 60 000 - 70 000 экземпляров в год, которые производятся в настоящее время.

Так что невозможно снизить спекулятивные цены, как в случае, когда в начале этого года стальные часы Nautilus оливково-зеленого цвета, розничная цена которых составляла $35 000, были проданы почти за $500 000.

Работая на полную мощность Rolex, как сообщается, будет производить около одного миллиона часов в год, цифра, которую компания никогда не подтверждает, но может ли она произвести два или три миллиона?

Нет шансов на это в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Достаточно прочитать отчеты экспертов, посетивших швейцарские производственные предприятия, чтобы оценить масштаб задачи по производству первого миллиона часов.

Невозможно прочитать эту статью Бена Клаймера (Ben Clymer), основателя Hodinkee, а после этого думать, что Rolex имеет какую-то скрытую неиспользованную мощность или может просто увеличить скорость производственной линии, чтобы производить больше часов. Этого не произойдет.

Напрашивается тревожный вывод, что текущие цены, вероятно, еще какое-то время сохранятся у нас.

Это не пузырь, а структурный результат неуклонного спроса на дефицитный товар.