Импорт алмазов и бриллиантов Китаем сохранил динамику роста в третьем квартале 2021 года

Благодаря быстрому восстановлению розничного рынка ювелирных изделий в Китае импорт алмазной продукции в страну сохранял устойчивую динамику роста в первые три квартала 2021 года.

Сегодня

Namdeb рассчитывает продлить жизнь своих предприятий на суше до 2042 года

Компания Namdeb Diamond Corporation, совместное предприятие De Beers и правительства Намибии в соотношении 50/50, утвердила новый долгосрочный бизнес-план, который продлит срок работы ее предприятий на суше до 2042 года.

Сегодня

Ангола созывает первую международную алмазную конференцию

Министерство минеральных ресурсов Анголы проведет свою первую международную алмазную конференцию с 25 по 27 ноября в Сауримо, столице провинции Южная Лунда.

Сегодня

«Селигдар» объявляет операционные результаты за девять месяцев 2021 года

Производство золота компаниями холдинга за отчетный период составило 5 420 кг. Данный показатель включает россыпное золото, производство которого не учитывалось в показателях за 9 месяцев 2020 года.

Сегодня

В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

Дефицит доверия: если горнодобывающий сектор серьезно относится к ESG, почему общество не прислушивается к нему?

07 октября 2021

Автор: Дэвид Маккей (David Mckay)

Инвесторы усиливают давление на горнодобывающие компании по поводу сокращения выбросов углерода. Представители отрасли заявляют, что активно реагируют, но не проводится более сбалансированного обсуждения ее работы по контролю климата, поскольку она не может правильно преподнести свою историю.

(miningmx.com) - Давайте разберемся с очевидным: действительно ли меняется горная добыча? Или миллиарды пикселей, потраченные на подробное изложение ESG - вопросов окружающей среды, социальных вопросов, внутрикорпоративных отношений - является просто повторением старой и избитой фразы: «Когда мы говорим об окружающей среде, мы имеем в виду бизнес» (и при этом обычно подмигивая)?

Некоторые думают, что грядут настоящие перемены. «Мы видим упор на реальное управление рисками, а не только на соблюдении требований законодательства», - говорит Джеймс Лейк (James Lake), ученый-эколог, работающий в SRK, инжиниринговой фирме со штаб-квартирой в Йоханнесбурге. Горнодобывающие компании, с которыми он общается, больше не думают о том, «сможем ли мы получить разрешения?»

Давление со стороны инвесторов и социальное давление на горнодобывающие и энергетические компании огромно. В последнее время добыча полезных ископаемых стала одним из распространенных стереотипов Голливуда, которые каждая аудитория может узнать и которым может противостоять. Например, в блокбастере «Аватар» (Avatar) режиссера Джеймса Кэмерона (James Cameron), вышедшего в 2019 году, стремление обладать вымышленным редким минералом «анобтаниумом» (unobtanium) означает ненасытную человеческую жадность, отбрасывающую все уважение к святости. Таким образом, добыча полезных ископаемых является тем же для окружающей среды, чем российские шпионы были для темы ядерного разоружения в фильме о Джеймсе Бонде, вышедшем в 1970-е годы.

Если оставить в стороне общественное сознание, в последнее время реакция государственного сектора заключалась в том, чтобы ударить по больному месту горной добычи - по ее финансовой стороне. «Компании, которые не откликаются на требования инвесторов, останутся на задворках корпоративной истории», - говорит Адам Мэтьюз (Adam Matthews), главный директор по инвестициям Пенсионного совета англиканской церкви (Church of England Pensions Board). Инициатива Transition Pathway (Путь перехода) этого совета поддерживается более чем 100 инвесторами, контролирующими активы на сумму $25 триллионов, так что эти слова звучат убедительно.

Банки не будут финансировать новые угольные шахты, в то время как насилие в обществе - верный способ подорвать репутацию компании, как в случае с португальским футболистом Криштиану Роналду, удаляющим бутылки из-под кока-колы на пресс-конференции. Дискредитирующая пресса и суматоха в зале заседаний являются тем же, что и загрязненный пруд для горнодобывающего проекта, имеющего даже самые благородные намерения.

Ссылаясь на Фонд социального страхования США (US SIF Foundation), The Visual Capitalist, онлайновый издатель данных, сообщает, что в период с 2018 по 2020 годы было подано 1 500 резолюций акционеров, в которых изменение климата и выбросы углерода были наиболее неотложными проблемами. Активы под управлением, затронутые такими решениями, выросли на 39%, до $4,1 трлн. За тот же период больше всего выросло беспокойство по поводу экологической безопасности природных ресурсов (см. иллюстрацию).

https://www.visualcapitalist.com/fact-check-the-truth-behind-five-esg-myths/

«Изменение климата, изменение климата и изменение климата», - говорит Стюарт Бейли (Stewart Bailey), глава корпоративного управления компании Anglo Gold Ashanti, производителя золота, отвечая на самый популярный вопрос, задаваемый акционерами. Эту тему нельзя было описать яснее, чем это сделала ExxonMobil, нефтедобывающая компания, в которой некрупный активный акционер сменил совет директоров компании, потому что они не реагировали должным образом на его опасения по поводу изменения климата.

Думают ли руководители горнодобывающих компаний, что существует риск того, что акционеры сменят компанию, если она не изменится сама? «Он уже есть», - говорит Грэм Керр (Graham Kerr), генеральный директор South32, многопрофильной горнодобывающей компании, которая до недавнего времени добывала около 26 млн тонн энергетического угля в Южной Африке. Более того, внимание инвесторов к потенциальным активам, связанным с изменением климата, быстро повышается. Керр говорит, что все больше внимания уделяется металлургическому углю.

По иронии судьбы, металлургический уголь - в отличие от энергетического угля - является частью ответа на изменение климата благодаря его использованию в производстве стали, что является основополагающим для технологий с нулевым выбросом углерода. По словам Керра, это один из примеров того, что ответственному отношению к изменениям климата не хватает нюансов.

«Я думаю, что некоторые из вопросов для обсуждения, вероятно, в данный момент несколько узки», - говорит Керр. Он считает, что участники отрасли не принимают во внимание «просто переход» - термин, описывающий постепенный переход от промышленности с большим углеродным следом таким образом, чтобы защитить средства к существованию. По словам Керра, ответственность за правильное общение лежит на компаниях. «Exxon особенно впала в немилость потому, что она была довольно высокомерной в своем подходе», - говорит он о разногласиях в совете директоров компании.

Руководители горнодобывающих компаний рассказывают о своей работе в области ESG, но доходит ли эта информация? Из генеральных директоров, опрошенных для этой публикации, ни один не считал, что горнодобывающий сектор хорошо справился с разъяснением положительных экологических аспектов своей деятельности. Горнодобывающий бренд продолжает символизировать «угрозу», как описывает ситуацию Марк Кутифани (Mark Cutifani), генеральный директор Anglo American.

«Мы не знаем, как вести разговор. В мире больше земель, предназначенных для пабов, чем для добычи полезных ископаемых», - говорит он. Предлагаемый компанией Woodside проект по производству удобрений стоимостью £300 млн в Великобритании займет около 124 гектаров земли - это значительная площадь. Тем не менее, полигалит, добываемый на руднике, повысит продуктивность сельскохозяйственных культур и потенциально превратит снова в лес 1,5 млн гектаров земель, в настоящее время используемых для сельского хозяйства. По словам Кутифани, агробизнес занимает 50% площади суши в мире по сравнению с 0,04% суши, занимаемой для добычи полезных ископаемых, и все же горнодобывающий сектор является движущей силой 45% экономической деятельности в мире.

Это может быть правдой, но в процентном отношении к суше горная добыча остается значительным компонентом общего объема выбросов углерода. Цепанг Молеф (Tsepang Molefe), представитель неправительственной организации Groundwork, говорит, что 14 угольных электростанций в южноафриканской провинции Мпумаланга обеспечили в 2018 году от 11 млрд до 30 млрд рандов в виде расходов на здравоохранение, и ожидается, что в следующем году эта цифра достигнет пика в 45 млрд рандов в год. По его словам, до 2 080 случаев преждевременной смерти ежегодно могут быть связаны с загрязнением воздуха электростанциями в Южной Африке.

Кутифани говорит: «Если вы живете по соседству с рудником, вам довольно сложно увидеть преимущества, учитывая то влияние, которое мы оказываем на вашу жизнь. Как горнодобывающие компании, мы должны свести к минимуму воздействие на это местное население, ... или мы не сохраним лицензию на работу».

В ответ на давление со стороны инвесторов и правительства горнодобывающая промышленность согласовала свои планы по сокращению выбросов углерода с точки зрения выбросов сфер охвата 1 - 3. Это цели определены в Корпоративном стандарте (Corporate Standard) Протокола по парниковым газам (Greenhouse Gas (GHG) Protocol), который был разработан Институтом мировых ресурсов (World Resources Institute) и Всемирным советом предпринимателей по устойчивому развитию (World Business Council for Sustainable Development).

Выбросы сферы охвата 3 - это выбросы клиентов горнодобывающей компании, в то время как выбросы сферы охвата 1 и выбросы сферы охвата 2 связаны с углеродным следом деятельности компании и ее поставщиков, соответственно. Конечной целью является соблюдение Парижского соглашения (Paris Agreement), утвержденного Организацией Объединенных Наций и подписанного в 2016 году более чем 100 странами, которое направлено на сдерживание роста средней глобальной температуры до уровня ниже 2°C по сравнению с доиндустриальным уровнем. Соглашение также обязывает подписавших ограничить повышение температуры цифрой в 1,5°C. Но горнодобывающие компании сильно расходятся во мнении по поводу того, как эта цель должна быть достигнута.

Некоторые компании, такие как Glencore, обещают соблюдение показателей выбросов сфер охвата 1-3, но отношение других компаний неоднозначно. Как можно нести ответственность за выбросы, если не оказывать влияния на продаваемое полезное ископаемое, спрашивает Джули Ндлову (July Ndlovu), генеральный директор Thungela Resources, южноафриканского производителя энергетического угля. В угольном секторе особенно сложно гарантировать соответствие выбросов углерода конечным пользователем, поскольку право собственности на один и тот же груз, доставляемый морским путем, может меняться несколько раз после того, как он покидает шахту, учитывая высокую ликвидность торговли углем.

Еще одна проблема для инвесторов и экологических НПО заключается в том, что горнодобывающие компании ставят довольно долгосрочные цели, иногда рассчитанные на 15 лет. Это мешает НПО, государственным органам и инвесторам оценивать успех компании. Обществу необходимо разработать критерий для сравнительной оценки достижения прогресса.

Sibanye-Stillwater - одна из компаний (среди многих), которая ставит целью достижение полной углеродной нейтральности к 2040 году. «В компании мы ставим срок достижения этой цели раньше, потому что я не думаю, что 2040 год сейчас приемлем, - говорит Нил Фронеман (Neal Froneman), генеральный директор компании, добавляя, что более подробная информация будет доступна к концу года. - Это реально, и мы над этим работаем», - говорит он.

Glencore, в своем недавнем намерении купить акции своих партнеров по совместному предприятию в угольной шахте Серрехон (Cerrejón), заявила, что представит новую краткосрочную цель по сокращению выбросов углерода в размере 15% к 2026 году в дополнение к недавнему плану 50%-ого сокращения выбросов к 2035 году.

Несмотря на все усилия по раскрытию информации о выбросах углерода и суммарным выбросам, предпринимаемые в отрасли, энергетический уголь останется значительной частью мирового энергетического «пирога» даже через десять лет, когда прогнозируется, что он будет составлять 31% от общего объема производства энергии по сравнению с 35% сегодня, согласно данным, полученным в ходе исследования, проведенного исследовательской компанией Wood MacKenzie.

На самом деле угольные шахты, ранее принадлежавшие Rio Tinto, BHP и Anglo American, не закрываются, они просто переходят из одних рук в другие.

Это означает, что бремя декарбонизации зависит от того, в какой степени горнодобывающие компании смогут изобретать или переориентировать технологию. Кутифани говорит о последнем. Более чистая и энергосберегающая горнодобывающая деятельность, такая как сортировка, дробление и измельчение, даже грузовики на водородном топливе, испытываемые Anglo American Platinum, на 80% принадлежащей компании Anglo American, являются уже существующими технологиями.

«Многие из этих технологий существуют, но мы используем их в разных областях применения или комбинируем их по-разному, что является настоящей IP (интеллектуальной собственностью)», - говорит он. По его словам, компания Anglo шла по этому пути с 2013 года, задолго до того, как критерии ESG приобрели такое значение. С точки зрения сокращения выбросов углерода на 30%, Кутифани считает, что Anglo на 80% участвует в применении этих технологий.

Использование возобновляемых источников энергии - это уже не то хорошее предложение, которое предлагалось пять лет назад, а необходимость. «Скорость, с которой снизились цены на возобновляемые источники энергии и выросли мощности, изменилась быстрее и раньше, чем я, вероятно, ожидал пять или шесть лет назад», - говорит Керр из South32. Думаю ли я, что это будет продвигаться, вероятно, так же быстро в следующие, возможно, лет 10? Я думаю, что так и будет».

Сокращение выбросов углерода - это, безусловно, масштабный и сложный вопрос, но он касается только окружающей среды. Это похоже на галактику в гораздо более крупном проекте вселенной ESG. Возьмем, к примеру, социальную устойчивость: инвесторы хотят видеть постепенное улучшение отношений с местным населением, повышение минимальной заработной платы и готовность к изменениям климата, например, к наводнениям.

Несомненно, что ESG как инструмент оценки для инвесторов - это быстро меняющийся вектор, хотя некоторые горнодобывающие компании в любом случае считают, что это было неотъемлемой частью успешной горной добычи.

«Это было на Indaba [Конференции по инвестированию в африканскую горнодобывающую промышленность, состоявшейся в Кейптауне] в 2019 году, и я был абсолютно поражен количеством разговоров вокруг ESG, - говорит Джефф Куортермейн (Jeff Quartermaine), управляющий директор Perseus Mining, компании, добывающей золото в Гане и Кот-д’Ивуаре. Он утверждает, что не понимал, из-за чего вся шумиха. - Мы уже занимаемся этим несколько лет», - добавляет он.