Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

Gem Diamonds добыла алмазы массой 102 и 245 каратов на руднике Летсенг

Компания Gem Diamonds добыла высококачественные белые алмазы типа II массой 102 и 245 каратов на своем руднике Летсенг (Letšeng) в Лесото.

Вчера

Rio Tinto приветствует отчет Совместного постоянного комитета по Северной Австралии

После расследования разрушения пещер аборигенов в ущелье Джуукан (Juukan) на земле народов Пууту Кунти Куррама (Puutu Kunti Kurrama) и Пиникура (Pinikura) в регионе Пилбара (Pilbara) в Западной Австралии компания Rio Tinto...

Вчера

DDE продала самый дорогой для своей площадки алмаз

Дубайский центр биржевых товаров, являющийся ведущей в мире зоной свободной торговли и организацией правительства Дубая по торговле сырьевыми товарами и предпринимательству, объявил, что исключительный необработанный алмаз весом более 100 каратов успешно...

Вчера

De Beers раскрывает планы в отношении розничной торговли и Ботсваны

10 августа 2021

Интервью с новым финансовым директором Сарой Куйлаарс

Автор: Джошуа Фридман (Joshua Freedman)

Сара Куйлаарс (Sarah Kuijlaars), главный финансовый директор алмазодобывающей компании, рассказывает о своем видении вопросов, начиная от консолидации потребительских брендов компании до недавних закупок алмазного сырья.

(diamonds.net) - Первая половина 2021 года у De Beers была успешной, когда продажи алмазного сырья и продукции других компаний выиграли от резкого восстановления алмазного рынка. В течение этого периода алмазодобывающая компания также предприняла несколько ключевых стратегических шагов в своей розничной торговле и добыче алмазов, которые свидетельствуют об изменении мышления компании.

Тем не менее, проблемы остаются, и все еще остаются вопросы о мотивах некоторых из этих недавних решений и о том, как компания планирует ориентироваться на рынке во втором полугодии.

После выхода отчета о прибылях и убытках 29 июля Rapaport News встретился - виртуально - с Сарой Куйлаарс (Sarah Kuijlaars), которая в сентябре 2020 года заняла пост финансового директора группы De Beers. Интервью было направлено на то, чтобы раскрыть точку зрения руководства на его планы в отношении розничного подразделения, недавней череды закупок специальных камней и длительных переговоров с Ботсваной, помимо прочих неотложных вопросов.

Недавно вы назначили одного генерального директора ответственным за De Beers Jewelers и De Beers Forevermark. Есть ли у вас планы по более тесному взаимодействию этих компаний?

Мы чувствовали и раньше, что влияние бренда De Beers было слишком фрагментированным. Поэтому сейчас это два ювелирных дома под одним брендом. И действительно, совсем недавно мы объявили Селин Ассимон (Céline Assimon) генеральным директором этих ювелирных домов. Так что я думаю, что это позволяет нам использовать гораздо более комплексный подход и четко понять, какие продукты мы хотим представить какому-либо клиенту, так что это более согласованный и интегрированный подход, и поэтому нет риска каннибализации.

Товары высочайшего качества поступают в De Beers Jewelers, а товары премиум-класса (более низкого уровня) поступают в De Beers Forevermark. Теперь мы смотрим, как мы можем укрепить всю цепочку поставок сейчас, когда мы применяем этот интегрированный подход.

Эти два предприятия в настоящее время работают как две разные команды?

Да. Исторически сложилось, что они были очень разными. Теперь, имея одного генерального директора, мы считаем, что есть смысл объединить их. Это возвращение к тому, что мы очень четко определяем продукт, который, как мы хотим, может привлечь каждого отдельного покупателя.

Может ли получиться так, что вы объедините эти два бизнеса в одну команду и одну компанию?

Все они работают в отделении брендов и потребительских рынков. Теперь у нас один генеральный директор, так что определенно будет большее сближение. Например, теперь вы можете переключаться онлайн с De Beers Jewelers на De Beers Forevermark. Так что совершенно очевидно, что все это внутри одного бренда и одной группы De Beers.

Имеются ли в магазинах De Beers Jewelers в настоящее время какие-либо товары Forevermark, а если нет, могут ли они появиться в будущем?

Нет. Речь идет об разных потребителях и о том, что мы разделяем этих потребителей, потому что они очень разные и ищут разные товары. De Beers Jewelers действительно находится в сегменте рынка дорогостоящих товаров. Мы не хотим ослаблять это влияние, предлагая товары Forevermark премиум-класса.

Ожидаете ли вы, что Forevermark потеряет свою известность как бренд, а имя De Beers приобретет бόльшую известность?

Я думаю, что это всегда будет De Beers Forevermark, тогда как раньше нам было вполне комфортно с просто Forevermark. Некоторые потребители не знали, что бренд Forevermark был частью De Beers. Так что это просто укрепляет связь с конечным потребителем.

Каковы ваши прогнозы по мировой добыче алмазов? Достаточно ли сейчас на рынке алмазного сырья? А если есть дефицит, как долго он сохранится, по вашему мнению?

Мы очень ориентированы на собственное производство. Общий объем в 15,4 млн каратов является действительно звездным результатом за первое полугодие и, очевидно, он значительно больше, чем в прошлом году.

У нас были настоящие эксплуатационные проблемы. В начале года, особенно на юге Африки, выпали обильные дожди, что нарушило производство. Мы закрывали производства из-за Covid-19, у нас были проблемы с электроснабжением. Так что это повлияло на наш объем добычи. На макроуровне мы считаем, что добыча останется неизменной или возможно немного сократится, поскольку некоторые небольшие производители алмазов закрылись. Все мы знаем историю рудника Аргайл (Argyle) в Австралии. (Рудник компании Rio Tinto прекратил работу в прошлом году.) Мы очень сосредоточены на том, как мы сможем оптимизировать наше производство, потому что спрос вырос, и мы хотим удовлетворить этот спрос.

Продолжают ли возникать сбои в работе ваших рудников?

Нет, они действительно повлияли на первый квартал года. Но справедливо сказать, что работа в отношении Covid-19 сильно влияет на повседневную работу. Рудник Гачо Куэй (Gahcho Kué) в Канаде был закрыт на 21 день из-за Covid-19. Ясно, что мы хотим работать, обеспечивая настоящую безопасность для каждого сотрудника. Мы стали намного лучше работать в плане противодействия Covid-19. Но юг Африки все еще находится в эпицентре этого заболевания. В Ботсване и Намибии в последнее время наблюдался ужасный рост заражения, что абсолютно отрицательно сказывается на наших сотрудниках и обеспечении безопасности людей на работе.

Что нового в переговорах по новому контракту с правительством Ботсваны?

Мы, конечно, с ними работаем. Это было очень сложно из-за Covid-19. Мы хотим вести переговоры в ходе личных встреч, а это было невозможно. Я еще не посетила Ботсвану или команду Debswana (совместное предприятие De Beers с правительством Ботсваны), но мы в полной мере работаем с ними, чтобы увидеть, как мы можем провести личную встречу в четвертом квартале в этом году. Обе стороны полностью сосредоточены на продлении этих соглашений.

Если поездки по-прежнему будут затруднены, ожидаете ли вы, что текущий контракт может быть продлен еще на один год до 2022 года?

Так было в прошлом году. Мы очень сосредоточены на переговорах в этом году, чтобы посмотреть, какие вопросы мы можем обсудить по командам Microsoft и так далее. Но страны открываются. Поэтому, можем ли мы найти страну, где мы все встретимся, чтобы проработать эти последние вопросы? Обе стороны очень позитивно относятся к достижению решения.

Планируете ли вы продавать алмаз массой 1 098 карат, обнаруженный на руднике Жваненг (Jwaneng) 1 июня?

Нет. Мы все еще работаем с Debswana и правительством, чтобы решить, как лучше всего поступить с этим совершенно удивительным камнем.

В последнее время мы наблюдаем довольно широкую тенденцию, когда De Beers скупает некоторые дорогие голубые камни, особенно на руднике Куллинан (Cullinan). Что стоит за этой стратегией?

Не уверена, что это новая стратегия. Нам посчастливилось получить доступ к некоторым действительно исключительным камням… Мы работаем с Diacore, сайтхолдером и партнером De Beers (50:50) по камням, чтобы обеспечить получение алмазов, а затем производство бриллиантов из них, а также использовать эффективный путь выхода на рынок.

Как вы планируете их продавать?

Еще рано говорить. Последний мы купили всего лишь пару недель назад. Очевидно, нам нужно время, чтобы разработать весь процесс производства бриллиантов с Diacore - как мы можем использовать бренд De Beers и Diacore, чтобы быть уверенными, что вышли на нужных потребителей этих исключительных камней.

Есть ли у вас теперь отдел, занимающийся покупкой этих голубых камней и установлением партнерских отношений для работы с ними?

Нет, но это связано с отношениями с Diacore, отношениями с мидстримом по доступу к камням, а также с взаимодействием с нашими коллегами по брендам и потребительским рынкам, которые в значительной степени занимаются работой с состоятельными людьми и исключительными камнями, которые поступают.

Активно ли вы ищете больше подобных возможностей? Активна ли De Beers на рынке специальных алмазов?

Мы активно работаем на алмазном рынке. Там, где есть уникальные возможности, мы в состоянии воспользоваться ими, когда они появляются.

Сможете ли вы купить несортированное сырье, если у De Beers возникнет дефицит или возникнут новые производственные проблемы?

Теоретически сможем, но мы очень довольны нашим портфелем для рудников. Это была уникальная возможность. Пол Роули (Paul Rowley), исполнительный вице-президент по алмазной торговле, сказал: «Это случается нечасто, Сара», и я сказала: «Погодите, у нас было шесть случаев за последние шесть месяцев или что-то в этом роде». Так что это не тенденция, это просто исключительная возможность, которую мы смогли оптимально использовать.

Есть ли какие-нибудь новости о ваших планах относительно рудника Дамтшаа (Damtshaa) в Ботсване? Я знаю, что вы рассматриваете несколько вариантов, один из которых - его продажа. Есть ли прогресс в этом вопросе?

Дамтшаа является частью Debswana, поэтому все эти решения должны приниматься руководством Debswana.

Что планируется для сезона праздничных продаж с точки зрения маркетинга и маркетингового бюджета?

В начале года у нас был настоящий отскок. Мы ожидаем, что это продолжится, и приближающийся праздничный сезон является ключевым для наших основных рынков в США, Китае и других странах. И это придает оптимизма. Так что для поддержки этого потребуются значительные маркетинговые расходы. Маркетинговые расходы в этом году - одни из самых высоких, потому что мы видим этот интерес со стороны потребителей.

Настроения в отрасли в этом году были необычно высокими. Будет ли De Beers более осторожна в третьем квартале, как раз перед приближением сезона праздничных продаж?

Мы не комментируем какие-либо прогнозные цены, но каждый раз мы принимаем очень осторожное, осознанное решение о том, как мы позиционируем наши товары и наши цены. Первое полугодие было благоприятным, поскольку наблюдалось пополнение запасов и действовал отложенный спрос, который, я думаю, немного снизится во втором полугодии. Но мы приближаемся к праздничному сезону, который для нас очень важен.

Что происходит с посещением ваших сайтов? Проводятся ли они все еще полуудаленно, с просмотром в Антверпене и Дубае?

Мы продолжаем применять наш гибкий подход. Сайтхолдеры недавно приехали в Габороне для участия в сайтах, но мы предлагаем альтернативы в Европе и других странах.

Это новый способ проведения сайтов, который сохранится?

Будет достигнут баланс между тем, чего хотят сайтхолдеры, и тем, чего хочет наше принимающее правительство Ботсваны. Физически сегодня действительно сложно въехать в Габороне и выехать из страны. Covid-19 нанес сильный удар. Так что я предполагаю, что некоторые элементы этой гибкости останутся, но, как и в отношении всего остального в этом мире, нам нужно будет посмотреть, как мы выйдем из этой пандемии и адаптируемся.