В третьем квартале этого года АЛРОСА добыла 8,8 млн каратов алмазного сырья и выручила $938 млн за проданную алмазно-бриллиантовую продукцию

В сообщении компании о результатах работы в третьем квартале 2021 года говорится, что производство алмазов составило 8,8 млн каратов, а выручка от продаж алмазно-бриллиантовой продукции составила $938 млн.

15 октября 2021

В этом году Caledonia Mining нацелена на добычу золота в объеме 67000 унций

Компания Caledonia Mining Corporation, зарегистрированная на двух биржах, планирует в этом году добыть на своем руднике Бланкет (Blanket) в Зимбабве от 65 000 до 67 000 унций золота.

15 октября 2021

Исключительно редкий «алмаз внутри алмаза»

Австралийская юниорная алмазодобывающая компания India Bore Diamond Holdings Pty Ltd (IBDH) опубликовала подробную информацию о редком "двойном алмазе", добытом на аллювиальном месторождении Эллендейл (Ellendale) в Западной...

15 октября 2021

Президент CIBJO высоко оценивает роль ювелирной индустрии как катализатора устойчивого развития

Президент Всемирной ювелирной конфедерации CIBJO Гаэтано Кавальери (Gaetano Cavalieri) рассказал лидерам бизнеса и промышленности, собравшимся в Риме, а также присутствовавшим в режиме онлайн, о настоящей и потенциальной роли ювелирной промышленности...

15 октября 2021

Рынок лабораторных алмазов достигнет $49,9 млрд к 2030 году

Объем мирового рынка лабораторных алмазов, который оценивался в $19,3 млрд в 2020 году, согласно  прогнозам, достигнет $49,9 млрд к 2030 году при среднем показателе роста 9,4% с 2021 по 2030 годы.

15 октября 2021

Брэнди Дэллоу присоединяется к SCS. Последуют ли за ним алмазодобывающие компании?

12 августа 2021

Автор: Роб Бейтс (Rob Bates)

(jckonline.com) - Брэнди Дэллоу (Brandee Dallow), весьма уважаемый руководитель отрасли, который работал в Совете по ответственной практике в ювелирном бизнесе (Responsible Jewellery Council, RJC), в компаниях De Beers и Rio Tinto, присоединяется к SCS Global Services в качестве директора программы экологической устойчивости ювелирных изделий, сообщает JCK.

Эта новость поступает тогда, когда все больше компаний подписываются на программу Certified Sustainability Rated Diamond (сертифицированные бриллианты с рейтингом устойчивости) компании SCS, в рамках которой проводится проверка драгоценных камней и их производителей на соответствие 133-страничному стандарту. WD Lab Grown Diamonds была первой компанией, прошедшей сертификацию, а производители выращенных алмазов Green Rocks, Lusix и Meylor Global - одними из последовавших за ними.

Однако программа предназначена для сертификации не только выращенных в лаборатории алмазов и бриллиантов; она также может использоваться для природных алмазов и бриллиантов, цветных камней и драгоценных камней повторного обращения. Но пока не подписалась ни одна из алмазодобывающих компаний.

Это вызывает недоумение. Учитывая негативное отношение некоторых потребителей к горной добыче алмазов, возможность продавать «сертифицированные природные драгоценные камни с рейтингом устойчивости» (обозначение было изменено с определения «сертифицированные экологически чистые») могла бы решить множество проблем производителей алмазов, хотя, конечно, они прежде всего должны пройти аудит.

Когда я спросил Стэнли Матхурама (Stanley Mathuram), исполнительного вице-президента SCS, почему не участвуют алмазодобывающие компании, он тоже был озадачен, но надеется, что Дэллоу поможет расширить охват.

Поэтому я задал вопрос алмазодобывающим компаниям. Те, с которыми я разговаривал (все они пожелали остаться неназванными), считали, что RJC и Инициатива по обеспечению ответственной деятельности в горнодобывающей промышленности (Initiative for Responsible Mining Assurance, IRMA) предлагают решения, более подходящие для их компаний.

Они признали важность того, чтобы компании, занимающиеся выращенными в лаборатории алмазами и бриллиантами, получали сертификаты экологических качеств, а не просто декларировали их. Они согласились с тем, что SCS, которая проводит аудит для RJC и IRMA, является авторитетной организацией.

Но у них были вопросы относительно стандарта, его разработки и его системы отслеживания.

Одному человеку не понравилось то, что SCS разработала стандарт, а затем проводит аудит, направленный против него. «Невозможно быть одновременно и судьей, и присяжным, - сказал этот человек. - Это похоже на коммерческий проект». Этот человек отметил, что RJC был аккредитован Международным альянсом по социальной и экологической аккредитации и маркировке (International Social and Environmental Accreditation and Labeling Alliance, ISEAL), что похоже на «Олимпиаду по стандартам», как выразился другой источник.

Одна алмазодобывающая компания не увидела логики в том, чтобы иметь один и тот же стандарт как для природных, так и для выращенных в лаборатории алмазов и бриллиантов: «Нет смысла сравнивать продукт, произведенный на фабрике, с продуктом, добытым из недр земли. Это разные процессы». Этот человек выразил недовольство, что при разработке стандарта не консультировались с алмазодобывающими компаниями, - их попросили предоставить предложение только после его разработки, - и он отметил, что многое в стандарте по горной добыче, разработанном SCS, похоже, основано на стандарте, уже разработанном RJC.

И хотя никто не сказал об этом прямо, я почувствовал, что, учитывая продолжающуюся борьбу между секторами, алмазодобывающие компании не хотели, чтобы их продукция была поставлена ​​на один уровень с выращенными в лаборатории камнями. В настоящее время RJC не имеет стандарта для выращенных в лаборатории алмазов и бриллиантов, хотя вопрос о том, должны ли они его иметь, является предметом внутренних дебатов. (Как бы то ни было, я считаю, что стоит.)

Матхурам из SCS говорит, что много раз слышал эти возражения. Он заявляет, что критерии были разработаны некоммерческим подразделением SCS, придерживающимся протоколов, предписанных Американским национальным институтом стандартов (American National Standards Institute), который устанавливает стандарты для разработки стандартов. (Да, такая группа существует.)

Несмотря на то, что в разработке стандарта не участвовали действующие работники алмазодобывающей отрасли, были привлечены некоторые ветераны алмазодобывающей отрасли, НПО и эксперты, знакомые с сектором. Матхурам отмечает, что проект документа был открыт для комментариев, он получил более 500 замечаний, некоторые были «резкие», и он будет постоянно пересматриваться.

По мнению SCS, ее стандарт находится где-то между стандартами RJC и IRMA. Стандарт IRMA известен своей жесткостью - слишком строг в отношении алмазных рудников, - говорит Матхурам.

«Стандарт IRMA на самом деле предназначен для горной добычи лития, меди и подобных предприятий. Для алмазных рудников он чрезмерен. Добыча алмазов - это более чистая форма деятельности. На алмазных рудниках нет проблем со значительными требованиями к сточным водам или проблем с качеством воздуха».

С другой стороны, хотя RJC измеряет воздействие на окружающую среду, он не обязывает пользователей соблюдать климатическую нейтральность, как это делает SCS.

RJC также не допускает претензий, связанных с товаром, поскольку у него нет сертифицированных цепочек ответственности и обеспечения сохранности алмазов. У SCS есть схема отслеживания, хотя это не самый востребованный метод научного мониторинга каждого алмаза или бриллианта, находящегося в алмазопроводе. Это заставляет компании отправлять образцы алмазной продукции в компанию Source Certain, находящуюся в Западной Австралии, которая использует лазерную абляцию для выявления примесей или их «химического характерного признака - “отпечатка пальца”». По словам Source Certain, этот «характерный признак» не меняется, даже когда бриллиант проходит огранку и полировку. Образцы производителей выращенных алмазов должны постоянно обновляться, так как их «рецепты» меняются.

После того, как Source Certain идентифицирует характерный признак, SCS проводит периодические и выборочные проверки на уровне розничной торговли и фабрики, чтобы убедиться, что образец производителя выращенного камня совпадает с бриллиантом. И хотя каждый бриллиант не проходит проверку, драгоценные камни также отслеживаются с помощью программы отслеживания алмазов и бриллиантов Diamond Journey, разработанной компанией Sarine.  Матхурам говорит, что такой спорадический отбор проб распространен в других отраслях, в которых SCS проводит сертификацию, поскольку тестировать, скажем, каждую креветку слишком сложно. Он добавляет, что он сам «независим от технологий» и открыт для других методов отслеживания.

Что касается обоих видов алмазов и бриллиантов, имеющих одинаковую сертификацию (эта идея возникла в период обсуждения), Матхурам говорит, что, хотя производители выращенных алмазов и алмазодобытчики оцениваются по разным критериям, и те, и другие должны достичь нулевого экологического следа.

«Именно сейчас одна сторона заявляет, что алмазодобывающие компании делают «дыры» в земле, поэтому они должны считаться разрушителями. Другая сторона говорит, что производители выращенных алмазов используют много энергии, поэтому они тоже разрушители. Это непродуктивное обсуждение», - продолжил он.

«Если вы станете климатически нейтральным, это означает, что, в конце концов, покупатель вашего бриллианта может быть уверен, что вы свели на нет последствия его производства», - добавил он.

(Мне не хватает отведенного места или опыта, чтобы вникнуть в разницу между сертификатом климатической нейтральности и знаком углеродной нейтральности, но углеродная нейтральность обычно связана с устранением CO2 и достижением полного отсутствия выбросов углерода, в то время как климатическая нейтральность нацелена на другие типы загрязняющих веществ и рассматривает другие экологические проблемы. Оба используют сочетание смягчения и компенсации для достижения полного отсутствия воздействия, что не то же самое, что нулевое воздействие. Здесь больше вопрос о различиях. Natural Capital Partners, которая сертифицировала Diamond Foundry как углеродно-нейтральную и работает с компанией Pandora, сообщает изданию JCK, что ее «сертификация углеродно-нейтрального состояния (CarbonNeutral) высоко ценится как надежный знак для действий по борьбе с изменением климата в отношении всех парниковых газов» и используется в рамках инициативы Amazon Climate Pledge Friendly.)

SCS также предлагает то, чего нет у других групп: компонент, ориентированный на потребителя. RJC и IRMA - это в основном стандарты, действующие в сегменте «бизнес-для-бизнеса».

Это не означает, что отрасль природных алмазов - или, в этом отношении, других ювелирных изделий - не заинтересованы в знаке для потребителей. В настоящее время компании, прошедшие сертификацию цепочки ответственности и обеспечения сохранности золота, проводимую RJC, могут называть свое золото «сертифицированным RJC».

Они пока не могут сделать это с бриллиантами, но RJC изучает этот вопрос наряду с сертификацией цепочки ответственности и обеспечения сохранности. Исполнительный директор Айрис Ван дер Векен (Iris Van der Veken) говорит, что она хочет убедиться, что любой стандарт, особенно касающийся цепочки ответственности и обеспечения сохранности, «выполняется правильно. Мы хотим, чтобы он был достоверным, а не слишком многообещающим».

Это достойно одобрения. Если алмазодобывающие компании действительно испытывают сомнения в отношении программы SCS, им не следует участвовать в ней. Но если они просто уклоняются из-за давней борьбы природных бриллиантов против выращенных в лаборатории камней, то им следует пересмотреть свое мнение.

Хотя алмазодобытчики могут ставить природные алмазы и бриллианты «выше» камнй, выращенных в лаборатории, некоторые потребители не считают их таковыми; на самом деле, некоторые считают, что у природных алмазов и бриллиантов статус «ниже», потому что они якобы менее экологичны. Хотя эти утверждения не имеют под собой никаких оснований и в любом случае делать широкие обобщения об огромных отраслях - это идиотизм, такое мнение существует. В конце концов, решают потребители. Алмазодобывающие компании сейчас в невыгодном положении. Сертификация SCS потенциально уравнивает условия игры.

Скоро на прилавках магазинов начнут появляться сертифицированные выращенные в лаборатории бриллианты с рейтингом устойчивости. Алмазодобывающие компании должны спросить себя: почему только производители выращенных алмазов должны использовать этот знак, если они тоже могут это делать?

Исправление: знак SCS больше не определяется как «сертифицированный экологически устойчивый», а определяется как «сертифицированный с рейтингом устойчивости». Source Certain проверяет «химические характерные признаки - “отпечатки пальцев”», а не «следы».