Catoca заявила, что не было тяжелых металлов в утечке из хвостохранилища, из-за которой река в ДРК стала красной

Ангольская алмазодобывающая компания Catoca, совместное предприятие ангольской государственной алмазной компании Endiama и российской АЛРОСА, сообщила, что не было обнаружено никаких тяжелых металлов в июльской утечке из ее хвостохранилища, в результате...

Сегодня

De Beers выручила $ 490 млн в ходе последнего цикла продаж

По данным Anglo American, восьмой цикл продаж De Beers в 2021 году принес компании De Beers 490 млн долларов США по сравнению с 522 млн долларов в ходе седьмого цикла продаж этого года. Годом ранее алмазная компания продала алмазов на 467 млн долларов...

Сегодня

Данные по импорту и экспорту AWDC за сентябрь

Согласно данным, опубликованным Антверпенским всемирным алмазным центром (Antwerp World Diamond Centre, AWDC), в сентябре 2021 года импорт Антверпеном необработанных алмазов сократился на 15,67%, достигнув 6 638 334,72 карата против 7 872...

Сегодня

Отчет WGC: на каждый 1% роста инфляции спрос на золото в Индии увеличивается на 2,6%

Всемирный совет по золоту (World Gold Council, WGC) выпустил отчет под названием «Драйверы спроса на золото в Индии» (‘The drivers of Indian gold demand’), первый в серии углубленных анализов индийского рынка золота.

Сегодня

Румыния обдумывает вопрос об инвестициях в алмазный сектор Анголы

Румыния планирует инвестировать в проекты по разведке алмазов в муниципалитете Нхареа (Nharêa) центральной провинции Бие (Bié) в Анголе, сообщают местные СМИ.

Вчера

На месторождении Маранге процветает нелегальная торговля алмазами - для имеющих связи с влиятельными политическими деятелями

04 августа 2021

«Будьте осторожны: он может нанять головорезов, чтобы напасть на вас»

Автор: Эндрю Мамбондияни (Andrew Mambondiyani)

(zimlive.com) - «Один друг сказал мне, что этот нигерийский парень живет где-то на этой улице».

Во время прогулки по Йовилу - тихому пригороду на востоке города Мутаре, ко мне подходит молодой человек и спрашивает о нигерийском покупателе алмазов, который, по его мнению, живет в этом районе.

Молодой человек ведет себя так, будто он на рынке и ищет кого-нибудь, чтобы купить у него помидоры.

Согласно Закону Зимбабве о торговле драгоценными камнями, незаконная торговля или владение драгоценными камнями влечет за собой тюремное заключение на срок не менее пяти лет. Кроме того, могут наложить штраф в размере до ZW$1,6 млн (US$19 000).

В Мутаре, который называют «алмазным городом», почти нет правоохранительных органов. Иностранные граждане здесь создают гангстерские синдикаты с местными жителями и коррумпированными членами республиканской полиции Зимбабве (Zimbabwe Republic Police, ZRP) - преступное образование, имеющее политические связи и действующее почти открыто. По иронии судьбы, это является конечным результатом принятия множества местных и международных мер с намерением добиться честного использования богатых ресурсов.

Когда-то давно прозвучал лозунг «Бриллианты - людям» (Diamonds to the people). Но этого так и не произошло.

История месторождения Маранге (Marange) началась, когда здесь были обнаружены аллювиальные алмазы, примерно в 90 км к юго-западу от Мутаре, столицы провинции Маникаленд. Еще в 1990-х годах предполагали, что они есть в Маранге, как говорили, их обнаружила южноафриканская алмазная компания De Beers. Однако компания покинула этот район после того, как в 2006 году истек срок заказа на разведку. Затем компания, зарегистрированная в Великобритании, African Consolidated Resources (ACR), получила права на разведку, но в конце 2006 года правительство передало права государству через свою компанию Zimbabwe Mining Development Corporation (ZMDC).

Алмазные месторождения, рекламируемые как самое богатое открытые месторождения века во всем мире, в том году вызвали алмазную лихорадку, и высокопоставленные чиновники из правящей партии Zanu PF активно поощряли всех приехать и добывать алмазы на месторождении Маранге. Они даже придумали лозунг: «Бриллианты - людям!»

Это длилось всего два года, прежде чем правящая партия передумала. В период с ноября 2008 года по январь 2009 года тысячи внезапно ставших «незаконными» горняков были насильственно удалены силами безопасности Зимбабве в ходе операции «Хакудзокви» (Hakudzokwi, Вы не вернетесь). Это было кровавое дело, в результате которого, по данным НПО Human Rights Watch, погибло более двухсот человек. Более тысячи семей, которые занимались добычей полезных ископаемых и проживали в Маранге, были насильно переселены на заброшенную государственную ферму Трансау, находящуюся в ведении Управления сельского хозяйства и развития сельских районов (Agricultural and Rural Development Authority, ARDA) и расположенную в нескольких километрах к западу от Мутаре, где они вынуждены были скатываться в еще бόльшую нищету.

Хотя алмазодобывающие компании пообещали переселенцам «проекты, приносящие доход», они так и не выполнили своих обещаний, за исключением строительства некоторых некачественных домов.

После операции, приведшей к смертям, правительство сотрудничало с частными инвесторами с целью добычи алмазов. Среди восьми выбранных частных партнеров преобладала компания Anjin Investments, совместное предприятие китайской компании Anhui Foreign Economic Construction и компании Matt Bronze Enterprises. Официально Anjin и другие компании должны были вести законный проект по добыче алмазов от имени Зимбабве и его граждан. Однако структура собственности компаний была непрозрачной: многие подозревали, что в них - особенно в Anjin - замешаны лица из правящей партии и военные чиновники, которые «расчистили» месторождение.

Подозрения подтвердились в 2012 году, когда неправительственная организация Global Witness сообщила, что мажоритарный акционер компании Anjin был старшим офицером юстиции в Министерстве обороны и что тогдашний министр обороны Эммерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa), который является сейчас президентом Зимбабве, вероятно, сыграли важную роль в предоставлении лицензии компании Anjin на горную добычу. В новом отчете, опубликованном позднее в том же году, НПО выразила опасения, что Anjin и другие компании, связанные с правящей партией, использовали свой доступ к алмазам Зимбабве для финансирования Центральной разведывательной организации Зимбабве, особенно ее операций против политической оппозиции.

В 2011 году алмазные компании пытались смягчить растущие протесты против отсутствия прозрачности в использовании алмазов Маранге, учредив для местных жителей траст общинного владения акциями. На публичном мероприятии представители компаний вручили правительству фиктивный чек на US$1,5 млн, пообещав, что фонду будет предоставлено US$50 млн. Однако с тех пор сельские жители, у которых брали интервью, постоянно жаловались, что они «еще не воспользовались этим». В сообщениях прессы в 2020 году говорилось, что алмазодобывающие компании внесли в траст в общей сумме US$400 000. Непонятно, что с ними произошло.

В 2003 году резолюция ООН учредила Систему сертификации Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme, KPCS) для предотвращения потока так называемых «конфликтных алмазов», за счет незаконной торговли которыми, как утверждается, финансировались насильственные выступления против правительств, особенно на африканском континенте. «Кимберлийский процесс» (Kimberley Process), или сокращенно KP, базировался в Намибии, состоял из наблюдателей, проводил посещение производственных площадок и составлял отчеты.

В июле 2009 года эта структура начала взаимодействовать с Зимбабве. Единственной целью KP было устранение криминальных и используемых повстанцами негосударственных «кровавых алмазов», и он едва ли имел возможности для того, чтобы остановить поступления от алмазов, доходящие до правящей партии Зимбабве через государственные каналы и связанные с ними частные компании, такие как Anjin. Но он пытался, согласно своему мандату, предотвратить прямую контрабанду и продажу алмазов отдельными лицами в цепочке поставок. Он также пытался заставить зимбабвийских военных вести себя надлежащим образом, положив конец нарушениям прав человека на алмазных месторождениях.

Зимбабве не оценила эти усилия. Правительством Зимбабве в штыки была встречена миссия КР по анализу обстановки, направлена на Маранге в июле 2009 года, которая пришла к выводу, что существуют «убедительные признаки серьезного несоблюдения требований» и рекомендовала временное приостановление участия Зимбабве. Президент Мугабе пригрозил, что Зимбабве перейдет в другую организацию, если КР не смягчит свою критику. КР, который изначально не был сильной структурой с какими-либо полномочиями принуждения к исполнению, испугался. Конечным результатом стала примирительная миссия КР под руководством наблюдателя из Южной Африки Эбби Чикане (Abbey Chikane), которая пришла к выводу - к большому разочарованию правозащитных НПО, - что Зимбабве может возобновить продажу алмазов, если она будет соблюдать определенные «минимальные требования». Был согласован Совместный рабочий план (Joint Working Plan), в котором КР и Зимбабве договорились решать «проблемы страны, связанные с несоблюдением требований».

Когда три месяца спустя Зимбабве возобновила продажу алмазов, туда прилетели алмазные дилеры со всего мира, создавшие свои зачастую теневые сети. Это решение привело к тому, что правозащитная группа Global Witness с отвращением вышла из Кимберлийского процесса.

В том же году специалист по алмазной отрасли и директор-основатель Центра управления природными ресурсами (Centre for Natural Resource Governance) в Зимбабве Фараи Магуву (Farai Maguwu) был задержан полицией на сорок дней по обвинению в «предоставлении ложной информации» наблюдателю КР об убийствах и пытках отдельных горняков на месторождении Маранге. Магуву был освобожден в начале июля 2010 года, и позже суды сняли с него обвинения. Три года спустя, в 2013 году, бывший законодатель Зимбабве Эдвард Чиндори-Чининга (Edward Chindori-Chininga) погиб в загадочной дорожной катастрофе после того, как сообщил о продолжении массовых незаконных операций с алмазами на месторождении Маранге.

В 2012 году тогдашний министр финансов Тендай Бити (Tendai Biti) - это было в последний год работы четырехлетнего коалиционного правительства, состоящего из представителей Zanu PF и Движения за демократические перемены (Democratic Change, MDC), при этом Бити был участником MDC, - уже объявил, что правительство не получало налогов от алмазов или получало мало налогов. Три года спустя, когда коалиционного правительства давно не стало, Бити добавил, что он информировал президента Роберта Мугабе в то время, что алмазы Маранге разграблялись официальными лицами на высшем уровне правительства, правящей партией и вооруженными силами. По его словам, Мугабе отказался принимать меры.

Это, возможно, неудивительно, поскольку его правящей партии срочно требовалось финансирование для избирательной кампании 2013 года; он хотел снова взять страну под свой единоличный контроль, заявляет MDC. Утечка разведывательных документов в The Times в Великобритании свидетельствует о том, что US$800 млн, вырученные от продажи алмазов, пошли напрямую в «целевой резервный фонд» Мугабе. В Информационном бюллетене Africa Confidential в то время выдвигались подобные обвинения, в которых говорилось, что «всплеск расходов Африканского национального союза Зимбабве - Патриотического фронта (Zimbabwe African National Union-Patriotic Front) - вызывает все большее подозрение, что средства поступают от незаконно перенаправленных продаж алмазов».

Масштабы расходов на предвыборную кампанию правящей партии, в ходе которых каждому из ее кандидатов в депутаты был предоставлен первоклассный автомобиль, также привлекли внимание авторитетного Института исследований в области безопасности в Южной Африке (Security Studies in South Africa), который отметил, что «алмазы поддерживали Zanu PF в годы правления коалиционного правительства». Он повторил, что Тендаи Бити, который вскоре стал бывшим министром финансов, жаловался на то, что очень мало доходов поступает в виде налогов от продажи алмазов.

Затем внезапно в 2016 году, после трех лет единоличного контроля над правительством Зимбабве, президент Мугабе остановил все операции по добыче полезных ископаемых на месторождении Маранге. Он признался, что был шокирован размахом хищений, повторяя то, что Тендаи Бити сказал несколько лет назад: компании, с которыми его правительство сотрудничало, «разграбили» средства, поступающие от продажи алмазов. В казну было переведено всего лишь около US$2 млрд, «однако мы думаем, что заработано более US$15 млрд», - сказал он. Компании Anjin Investments вместе с другими частными партнерами Kusena, Mbada Diamonds, Diamond Mining Company, Rera, Gye-Nyame и Marange Resources было приказано прекратить работу. Правительство взяло на себя управление через свою Zimbabwe Consolidated Diamond Mining Company.

К сожалению, это почти не привело к улучшению, поскольку из разработки алмазов были выведены только частные и иностранные участники. Государство, правящая партия и военные продолжали делать то, что делали, теперь под прикрытием ZCMC. Еще в сентябре 2017 года Financial Times напишет, что секретный рудник «обогащает союзников Мугабе».

Тем не менее, готовилось парламентское расследование по месторождению Маранге. Мугабе должен был дать показания в отношении сделанных им комментариев о разграблении. Но затем, в ноябре 2017 года, в Зимбабве произошел переворот против уже очень старого и больного лидера. Страну возглавил вице-президент Эммерсон Мнангагва, объявивший себя президентом 24 числа того же месяца.

Многие подозревали, что по крайней мере часть мотивации для переворота была обеспечена алмазными интересами и Китаем, чье алмазодобывающее предприятие вместе с Силами обороны Зимбабве, ZDF, было так бесцеремонно прекращено президентом Мугабе всего за год до этого. Мнангагва по прозвищу Крокодил был одним из высших представителей военной элиты и был близок к Anjin и Китаю. По словам бывшего секретаря ZANU PF по административным вопросам Дидимуса Мутасы (Didymus Mutasa), Мнангагва напрямую занимался алмазами Маранге, работая с Anjin и армией.

Бывший вице-президент, возможно, не жаждал объявленного парламентского расследования разграбления на месторождении Маранге, намеченного на 2018 год. В декабре, через несколько недель после прихода к власти, правительство Зимбабве во главе с Мнангагвой заговорило о восстановлении государственно-частного партнерства.

С самого начала своего президентства Мнангагва активно говорил о бедствии, связанном с коррупцией. Во время своего первого обращения к нации в 2017 году он назвал его «основным источником проблем, с которыми сталкивается страна», добавив, что «его сдерживающее влияние на национальное развитие невозможно переоценить» и что его правительство будет иметь «нулевую» терпимость к коррупции, и это уже началось».

Тем не менее, с 2017 года продолжали поступать сообщения о нарушениях прав человека силами безопасности и охранниками компаний на месторождениях Маранге. Специалист по алмазной отрасли Фараи Магуву говорит, что сотрудники правоохранительных органов страны стали частью большой сети организованной преступности. «Полиция в Мутаре осведомлена о местах, где иностранные алмазные торговцы живут и торгуют нелегальными алмазами. Они часто совершают набеги на них, но не проводят никаких арестов. Вместо этого офицеры вымогают деньги у дилеров», - говорит Магуву. Он добавляет, что нелегальные иностранные покупатели алмазов также платят коррумпированным старшим полицейским в Мутаре за обеспечение защиты, чтобы они могли удерживать свои алмазы, пока не найдут покупателя, который перевезет драгоценные камни через границу. В конечном итоге, по оценке Магуву, «Зимбабве может ежегодно терять более US$1 млрд».

«Я знаю их секреты, потому что раньше связывал покупателей и продавцов алмазов». Джейкоб (имя изменено), когда-то посредник в алмазном преступном мире Мутаре, объясняет цепочку незаконных действий, начиная с алмазных месторождений в Маранге и заканчивая престижными домами Мутаре, где живут покупатели алмазов. Цепочка начинается на месторождениях в Маранге, где коррумпированные сотрудники службы безопасности и охранники компании работают с отдельными нелегальными алмазодобытчиками и сотрудниками компании с целью получения алмазов по неофициальным каналам. Они находят способы уклоняться от многочисленных контрольно-пропускных пунктов в этой игре в «кошки-мышки» между дилерами и сотрудниками правоохранительных органов. Мошенники-полицейские пропускают вас, не проверяя, что вы проносите в карманах. Они также помогают им перевозить добычу. «Некоторые из этих полицейских живут на широкую ногу, - говорит Джейкоб. - Их образ жизни не соответствует их низкой зарплате». Он также говорит, что знает «очень высокопоставленных политиков», которые общаются с этими офицерами.

Таксист доставляет пиццу и проституток.

Водитель такси, с которым я встречаюсь, признается мне, что он также подружился со «многими нигерийскими покупателями алмазов». «Раньше я выполнял их поручения, включая покупку продуктов, несколько сортов пива или пиццы или даже находил для них местных проституток. Эти нигерийцы проводят бόльшую часть дня в помещении, но иногда выходят в город, соблюдая осторожность. Потом они доверили мне возить их». В заключение он рассказывает, что он видел, как незаконные покупатели алмазов встречались и обменивались деньгами с некоторыми известными полицейскими в городе. «Спрашивается, почему мы почти не слышим историй об арестах иностранцев в городе за незаконную скупку алмазов».

Нелегальные покупатели алмазов приезжают не только из Нигерии. Приезжают также из таких отдаленных мест, как Ливан, Китай, Индия, Израиль и соседний Мозамбик; они также разбили лагерь в Мутаре, арендуя дома в престижных пригородах, таких как Мурамби, Морнингсайд, Гринсайд, Флорида, Фэрбридж-Парк, Бордервиль и Йовил, откуда они устанавливают связь со своими курьерами-контрабандистами и связниками. Дома - роскошные виллы старого колониального стиля – называются «домами-хранилищами» или «торговыми центрами». Я пытаюсь посетить несколько из них, но обнаруживаю только запертые ворота и отсутствие видимой активности в дневное время. Один из самых известных домов в престижном пригороде Морнингсайде окружен высокой белой стеной по периметру с большими черными воротами, и он кажется безлюдным.

«Будьте осторожны: он может нанять головорезов, чтобы напасть на вас».

Однако нетрудно встретить людей, которые знают самого известного среди этих покупателей: яркую фигуру, которую называют только по имени Мoр (Moore) и который считается гражданином Ливана. Мoр женат на местной женщине, как я слышал, и он известный завсегдатай вечеринок и имеет прочные связи в республиканской полиции Зимбабве. «Этот парень (Мoр) покупает алмазы, как овощи, - говорит источник из числа тех, что входят в сеть. - Продавцы алмазов стекаются в его дом глубокой ночью, чтобы продать свою незаконную добычу. Он уже давненько живет в городе; думаю, более трех лет».

Источник добавляет, что Мора «охраняет очень влиятельный высокопоставленный полицейский (имя было сказано) в Мутаре», и говорит, что «много знает обо всех его делишках, потому что однажды посетил его дом, и он много мне рассказал. Я рассердился на него, когда понял, что он также употребляет кокаин и другие наркотики на некоторых из своих диких вечеринок и знакомит молодых местных девочек и мальчиков с этими серьезными веществами. Будьте с ним осторожны; он может нанять несколько головорезов из города, чтобы они на вас напали».

На одной нечеткой фотографии, которую мне предоставил источник, Мoр виден в доме в окружении толпы на вечеринке. На фото группа, кажется, наслаждается гостеприимством Мора, с напитками на маленьком стеклянном столике и одним человеком, держащим что-то, похожее на марихуану. На другом фото Мoр одет в футболку с надписью «BO$$ MOORE».

Попытки получить комментарий от Мoра не увенчались успехом. Вместо ответа на вопросы, отправленные на его номер в WhatsApp, он отправляет песню Zimdancehall из музыкального жанра, популярного среди молодежи Зимбабве. Мелодия не имеет ничего общего с вопросами, которые я ему задавал, но в ней есть слова, которые превращают Мора в кумира. Есть место, где повторяются слова «more/Moore fire» (больше огня).

Интересно, что, по словам бывшего посредника Джейкоба, в последнее время сеть испытала несколько потрясений. «После того, что случилось со (старшим полицейским) Криспеном Чарумбирой (Chrispen Charumbira), некоторые полицейские, участвовавшие в этих делах, ушли в подполье. Сейчас там очень жарко, - говорит он. Чарумбира, бывший директор департамента уголовных расследований в республиканской полиции Зимбабве, был арестован в октябре 2020 года Специальным подразделением по борьбе с коррупцией, которое размещается в офисе президента Мнангагвы. Чарумбиру обвиняли в защите нелегальных торговцев золотом в Мутаре.

Два других старших офицера полиции, прикрепленных к отделу полезных ископаемых, флоры и фауны Центрального полицейского участка Мутаре, также были арестованы по подозрению в контрабанде алмазов.

Вторя антикоррупционной речи президента, после арестов в Мутаре глава полиции провинции Маникаленд Виклеф Макамаче (Wiklef Makamache) сказал журналистам, что республиканская полиция Зимбабве проявит «нулевую терпимость» в отношении коррупции и не будет защищать полицейских, уличенных в деятельности по другую сторону закона. «Коррупция - это злокачественный синдром, который продолжает портить репутацию республиканской полиции Зимбабве», - сказал Макамаче.

Министр внутренних дел Казембе Казембе (Kazembe Kazembe), министерство которого отвечает за ZRP, не ответил на вопросы, отправленные на его номер в WhatsApp с просьбой прокомментировать аресты, связанные с коррупцией. Представитель Комиссии по борьбе с коррупцией Зимбабве (Zimbabwe Anti-Corruption Commission, ZACC) Джон Макамуре (John Makamure) говорит, что его организация еще не получала сообщений о полицейских, причастных к незаконным сделкам с алмазами в городе Мутаре. «Мы будем действовать в соответствии с ними (сообщениями о коррупции), как только их получим», - сказал Макамуре.

В январе этого года самый прибыльный алмазный блок на месторождениях Маранге был возвращен правительством Мнангагвы китайской компании Anjin, имеющей давние партнерские отношения с Силами обороны Зимбабве.

Местное население вокруг алмазных месторождений продолжают жить в крайней нищете, выживая в основном за счет натурального хозяйства и небольшой рыбалки на близлежащей реке Одзи.

В настоящее время из-за повторяющихся сильных засух в этом районе даже неорошаемое земледелие становится неустойчивым.