Компания Grib Diamonds продала фиолетовый алмаз по цене свыше $100 000 за карат

В прошлый четверг Grib Diamonds, являющаяся торговым подразделением AGD Diamonds, продала фиолетовый алмаз российского происхождения весом 7 каратов по рекордной цене в более чем 100 000 долларов США за карат.

Сегодня

WGC: инвестиции в золото и ювелирные изделия увеличили спрос на эту продукцию во втором квартале 2021 года

Потребительские инвестиции в золото увеличились во втором квартале 2021 года, но настроение у некоторых инвесторов было менее оптимистичным, согласно последнему докладу Всемирного совета по золоту (World Gold Council, WGC) «Тенденции спроса на...

Сегодня

Ангола стремится увеличить объемы огранки алмазов

Ангола планирует увеличить свои мощности по огранке алмазов, сказал исполнительный секретарь Национальной комиссии Кимберлийского процесса (National Kimberley Process Commission) Эстанислау Буйо (Estanislau Buio).

30 июля 2021

De Beers увеличила объем производства в первом полугодии

По данным Anglo American, De Beers произвела 15,4 млн каратов алмазов в первой половине 2021 года, что на 37% больше по сравнению с соответствующим периодом 2020 года.

30 июля 2021

Шри-ланкийский торговец драгоценными камнями обнаружил самый большой в мире сапфир весом 2,5 млн каратов

Крупнейший в мире сапфировый блок стоимостью около 72 млн фунтов стерлингов весом 510 килограммов или 2,5 млн каратов был обнаружен во дворе дома торговца драгоценными камнями в Шри-Ланке. Он получил название «Счастливая находка».

30 июля 2021

Ставка на бриллианты

21 июня 2021

Повысив свою кредитоспособность до и во время пандемии, отрасль учится меньше полагаться на своих кредиторов.

Автор: Ави Кравиц (Avi Krawitz)

(diamonds.net) - Как в финансовой, так и в алмазной отрасли, кажется, что 2017 год был целую вечность назад. Банкиры на Дубайской алмазной конференции (Dubai Diamond Conference) в октябре того же года серьезно предостерегли алмазный сектор: торговля чрезмерно профинансирована, недостаточно прозрачна, недостаточно прибыльна и вообще слишком рискованна. Это была их единодушная точка зрения, вызвавшая дискомфорт у присутствующих.

Банковский кредит на тот момент оценивался в $13 млрд, и кредиторы утверждали, что отрасль сможет в достаточной степени функционировать всего на $8 млрд. Банкиры уже занимались снижением своей подверженности рискам, связанным с торговлей, и многие из них полностью закрыли свои алмазные подразделения.

Сегодня, согласно оценкам Bain & Company, банковский кредит достиг этого уровня в $8 млрд (см. график). Между тем, алмазная отрасль, похоже, повысила свой авторитет среди кредиторов. Неожиданным поворотом стало то, что средняя часть алмазопровода - мидстрим - радикально улучшил свою ликвидность в непростой период пандемии.

«Мы видим, что у наших клиентов была гораздо более высокая прибыльность в 2020 году, чем в 2019 году», - сообщает Дэви Бломмерт (Davy Blommaert), глава отдела кредитования алмазной отрасли в Национальном банке Фуджейры (National Bank of Fujairah, NBF), расположенном в Дубае. Он объясняет, что из-за ограниченного предложения стоимость бриллиантов выросла во время пандемии, а 2019 год был тяжелым - с избытком бриллиантов на рынке.

Поскольку фабрики закрылись, а закупка алмазного сырья во время локдаунов во втором квартале 2020 года была заморожена, огранщики смогли сократить складские запасы, которые давили на их компании. Отсутствие поступления новых бриллиантов означало, что другие поставщики также могли сосредоточиться на продаже старых запасов, которые было трудно продать.

В отличие от предыдущих лет, когда сокращение финансирования было вызвано нежеланием банков брать на себя риски, связанные с отраслью, резкое падение в прошлом году было вызвано снижением спроса на финансирование. Когда банки финансируют алмазную компанию, они смотрят на ее активы, которые обычно представляют собой складские запасы и дебиторскую задолженность - непогашенные платежи, которые клиенты должны компании, объясняет Бломмерт. Более низкие уровни складских запасов означают, что компании более ликвидны, говорит он, и чем выше их ликвидность, тем больше они хотят покупать за имеющиеся денежные средства, а не в кредит, поскольку у них достаточно средств, и они могут получить скидку при покупке за денежные средства.

В настоящее время складские запасы и дебиторская задолженность низкие, а это означает, что диамантеры владеют меньшим количеством активов, нуждающихся в финансировании, отмечает Бломмерт, добавляя, что лично ему «никогда не приходилось слышать, чтобы в нашей отрасли была такая низкая долговая нагрузка».

Прибыльное алмазное сырье

Многие считают, что это улучшение ситуации произошло благодаря De Beers и АЛРОСА, поскольку они позволили более гибкую продажу алмазного сырья во время кризиса. Эти две алмазодобывающие компании, на долю которых в совокупности приходится около половины мировой добычи алмазов, разрешили клиентам отказываться от товаров в период с марта по сентябрь, тем самым сокращая предложение при сохранении стабильных цен.

В результате потребность в финансировании уменьшилась, поскольку банки обычно финансируют эти закупки алмазного сырья, объясняет Оля Линде (Olya Linde), партнер подразделения Bain & Company по энергетике и природным ресурсам, а также соавтор годового отчета Bain по алмазной отрасли.

Между тем, цены на аукционах и тендерах на алмазное сырье упали на 20%–30%, поскольку более мелкие алмазодобывающие компании, которым требовалась ликвидность, были вынуждены продавать. Многие участники торговли воспользовались этим, отмечает Линде, а Бломмерт говорит, что они пожинают плоды уже сегодня, поскольку цены на алмазы и бриллианты восстановились.

До Covid-19 алмазное сырье с условного рудника продавалось по цене около $100 за карат, но во время пандемии эта цена упала до $73, уточняет Бломмерт. Хотя с тех пор она выросла примерно до $110, у тех, кто покупал по более низкой ставке, прибыльность теперь выше. По его словам, производители бриллиантов обычно достигают маржи около 3%, но если бы стоимость составляла $73, а они продают бриллианты по той же цене, что и раньше, то они внезапно получают значительную прибыль.

Снижение степени риска

Все банковские и отраслевые специалисты, опрошенные Rapaport Magazine, согласны с тем, что 2020 год был благоприятным для мидстрима, который увеличил свою прибыль, несмотря на сложные условия.

«[Торговля] приняла технологии и изменения, которые были навязаны ей, - говорит Линде. - И она смогла очистить свои складские запасы из-за перебоев в цепочке поставок».

Важно отметить, что сообщений о банкротствах в центрах производства бриллиантов и торговых центрах было очень мало. По словам одного индийского банкира, пожелавшего остаться неназванным, это повысило толерантность банков к отрасли.

«Когда были объявлены пандемия и ограничения, банки оказали определенное сопротивление расширению финансирования, поскольку они думали, что торговля столкнется с бόльшим риском, проблемами и напряжением, - говорит Колин Шах (Colin Shah), председатель Совета по содействию экспорту драгоценных камней и ювелирных изделий (Gem & Jewellery Export Promotion Council, GJEPC) Индии. - Спустя год торговля снова стала активной, устояла на своих ногах и работала с почти нормальной производительностью. Таким образом, опасения, высказанные ранее банками, больше не актуальны».

Даже до Covid-19 отрасль постепенно улучшала профиль рисков среди кредиторов. Во многом это было связано с тем, что банки постоянно уходили из отрасли или предпринимали шаги для защиты от опасностей, которую она представляет. В течение последних шести лет, финансирование сектора прекратили Antwerp Diamond Bank, Standard Chartered Bank и израильский банк Leumi, в результате чего было прекращено кредитование торговли на сумму более $2 млрд.

Не менее важно то, что ABN Amro, один из крупнейших кредиторов отрасли, сократил кредитную линию для покупки алмазного сырья, побудив других сделать то же самое. Диамантеры были вынуждены самостоятельно финансировать часть своих закупок алмазного сырья. По словам Бломмерта, это пошло на пользу торговле во время пандемии, поскольку трейдеры научились работать, не полагаясь на банки.

Прозрачность имеет значение

Еще одним фактором, способствовавшим повышению репутации отрасли в последние годы, стал переход к большему количеству корпоративных структур. Рынку очень помогла программа De Beers по обеспечению соблюдения сайтхолдерами Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО).

По словам Хилмара Хауэра (Hilmar Hauer), руководителя отдела долговых продуктов компании Channel Capital, которая обеспечивает секьюритизированное - обеспеченное ценными бумагами - финансирование алмазной торговли, расширению возможностей финансирования способствовало более широкое принятие таких мер, как руководство по бухгалтерскому учету по МСФО.

«Для глобальных рынков капитала повышение прозрачности является действительно важным фактором при анализе компаний», - комментирует он.

Анонимный индийский банкир соглашается, что «отрасль становится более прозрачной и улучшает корпоративное управление».

По словам Эрика Йенса (Erik Jens), основателя LuxuryFintech и бывшего главы подразделения банка ABN Amro по работе с клиентами из алмазно-бриллиантового и ювелирного сектора, отрасль также добилась некоторых успехов в улучшении своей репутации среди потребителей.

Он отмечает, что в торговле все больше внимания уделяется правильным мерам, и такие инициативы, как Алмазы творят добро (Diamonds Do Good), Совет по ответственным ювелирным изделиям (Responsible Jewellery Council, RJC) и Всемирная ювелирная конфедерация (World Jewellery Confederation, CIBJO), работают над повышением стандартов корпоративной социальной ответственности в отрасли. Йенс считает, что это откроет новые возможности для финансирования сектора.

Он также указывает на тенденцию, при которой банки привязывают свои кредиты к платформе устойчивости компании. В апреле ювелирный бренд Pandora получил новую кредитную линию в размере €950 млн ($1,15 млрд), которая увязывает расходы по кредитам с прогрессом, достигнутым компанией в достижении своих экологических целей. Эти цели включают сокращение выбросов углерода и использование в своей продукции только переработанного серебра и золота.

Интересное прошлое

Факторы репутационного риска важны для регулирующих органов, таких как центральные банки, которые устанавливают стандарты соответствия для банковского сектора. Руководствуясь Базельскими соглашениями (Basel Accords), которые требуют, чтобы кредиторы и, следовательно, их клиенты имели минимальный размер капитала и ликвидность, эти стандарты продолжают ужесточаться. Это имеет значение для алмазной торговли, отмечает Йенс.

«Когда регулирующие органы заявляют, что отрасль представляет собой повышенный риск, они принимают портфельное решение для кредитных комитетов, советов директоров и руководства, - поясняет он. - Они должны принимать решение, хотят ли они финансировать бизнес или нет, [принимая во внимание любые строгие требования, которые отрасль ввела для снижения рисков]».

По его словам, банки по-прежнему предпочли бы потерять деньги на фирме по продаже недвижимости или на торговце кофе, чем на алмазной компании, учитывая, что этот последний сектор привлекает гораздо большее внимание прессы, чем другие. «В отношении алмазной торговли была тайна, и эти [негативные истории] представляли особый интерес в прошлом».

Тем не менее, бриллианты показали более высокие результаты, чем многие другие классы активов во время пандемии, отмечает Бломмерт.

Поддерживающие меры

Бломмерт, Хауэр и индийский банкир подчеркивают, что их устраивает существующая степень рисков в отрасли. Кроме того, кредиторы и правительства оказали значительную поддержку торговле во время пандемии.

По словам Шаха, по мере распространения Covid-19 Резервный банк Индии (Reserve Bank of India) пересмотрел свои руководящие принципы кредитования, чтобы позволить компаниям перераспределить свой оборотный капитал и продлить срок предоставления своих займов. Правительство Индии также гарантировало займы микро-, малым и средним предприятиям, в том числе многим алмазным компаниям, на сумму 3 триллиона индийских рупий (около $41 млрд).

В Израиле 300 диамантеров получили кредиты на сумму от 250 000 шекелей ($75 000) до 4 млн шекелей ($1,2 млн), сообщает Йорам Дваш (Yoram Dvash), президент Всемирной федерации алмазных бирж (World Federation of Diamond Bourses, WFDB), который недавно покинул пост президента Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange, IDE). Он добавляет, что правительство гарантировало 85% займов, а оставшуюся часть покрыли банки, отказавшись от погашения и процентов в течение первого года.

Тем временем Бельгия ввела чрезвычайные финансовые уступки с целью оказания помощи компаниям пережить спад, предоставив компаниям дополнительное время для погашения кредитов и исполнения обязательств по налогам. Парламент страны также принял закон, дающий алмазным компаниям право открывать банковские счета, что является большим облегчением для диамантеров, которым в последние годы неоднократно отказывали кредиторы, по словам Хаима Плученика (Chaim Pluczenik), президента Антверпенского всемирного алмазного центра (Antwerp World Diamond Centre, AWDC).

Поиск альтернатив

Хотя бельгийский закон должен был вступить в силу 1 мая, его реализация была отложена, что разочаровало дилеров в Антверпене. В течение многих лет банки страны избегали этой отрасли, а диамантеры изо всех сил пытались открыть даже личный счет, потому что они связаны с торговлей.

Многие обратились к финансовым технологическим компаниям за банковскими решениями или просто для того, чтобы убедиться, что они могут получать и производить платежи по сделке. Поскольку одна из таких платформ, Ebury, была прекращена из-за несоблюдения стандартов соответствия - временного замораживания средств клиентов в ходе процесса, - доступны и другие варианты. По словам сайтхолдера из Антверпена, пожелавшего остаться неназванным, все больше небанковских организаций проявляют интерес к отрасли.

Как отмечается в годовом отчете Bain об алмазной отрасли, в последние годы были предприняты различные инициативы, направленные на более мелкие алмазные компании, при этом набирает обороты равноправное финансирование между физическими лицами. Однако бόльшая часть небанковских займов идет крупным производителям бриллиантов через обеспеченную активами секьюритизацию, что является финансовым инструментом, который в качестве обеспечения использует активы компании, такие как заемные средства, складские запасы или собственный капитал.

Участие на длительный срок

Такие компании, как Channel Capital Advisors и Guggenheim Securities, используют обеспеченную активами секьюритизацию для ограниченного числа клиентов - тех, которые достаточно крупные и могут выдержать необходимую тщательную проверку. Производитель Rosy Blue, например, имеет кредитную линию с Channel, в то время как другие производители бриллиантов - Pluczenik Diamond Company и Diarough - имеют сделки с Guggenheim.

Хотя о существовании таких договоренностей известно всем, большинство сделок являются частными, что соответствует характеру некоторых сегментов алмазной отрасли, говорит Хауэр из Channel.

Подобные сделки также подвергаются тщательной проверке со стороны кредитора. По словам Хауэра, Channel проводит доскональную комплексную проверку своих клиентов, стараясь понять их бизнес и убедиться, что у них есть необходимые структуры корпоративного управления. Чтобы соответствовать требованиям, компании должны иметь поступление доходов для выплаты кредита в течение согласованного срока - обычно от трех до пяти лет.

Преимущество такой схемы для алмазных компаний заключается в том, что она обеспечивает надежное долгосрочное финансирование. В то время как в случае обычных линий оборотного капитала банк может отозвать свою кредитную линию в короткие сроки, поставщики долговых обязательств, такие как Channel и Guggenheim, рассчитывают на длительный срок. Пока компания продолжает соблюдать условия кредита, финансирование не может быть отозвано. В рамках этих условий алмазные компании соглашаются использовать всю имеющуюся у них сумму в течение периода займа.

Хауэр отмечает рост интереса алмазных компаний к небанковскому финансированию и обнаружил, что все больше фирм по управлению секьюритизацией, в свою очередь, готовы работать с алмазным сектором. По его словам, продолжающийся отказ банков от финансирования алмазной отрасли способствовал возникновению этих тенденций, как и высокие показатели торговли в рамках системы секьюритизации.

Проявление доброй воли

Тем не менее, основная часть кредитования предоставляется банками, и их реакция на пандемию говорила о том, что в рабочих отношениях между диамантерами и их кредиторами стало наступать потепление. «Отрасль всегда жаловалась на банки, а банки жаловались на отрасль, - говорит Йенс. - Но я думаю, что эти проблемы значительно уменьшились. Отношения все больше приходят в норму».

Эта меняющаяся динамика будет иметь важное значение, поскольку потребность в финансировании, вероятно, возрастет вместе с ростом торговой активности в 2021 году. Скачок спроса на алмазное сырье с начала года уже вызвал некоторую озабоченность по поводу просроченных платежей, говорит Плученик. Продажи алмазного сырья De Beers с января по апрель выросли более чем вдвое в годовом исчислении и составили $2,04 млрд, а цены на алмазное сырье в основном вернулись на уровень, предшествующий пандемии.

Однако мало кто ожидает, что такой высокий спрос сохранится до конца года. Кроме того, De Beers и АЛРОСА стараются не перегружать рынок, тем самым сдерживая спрос на финансирование, говорит Бломмерт.

Отсутствие давления

Диамантеры не должны воспринимать текущую доступность финансирования как должное, предупреждают Бломмерт и Йенс. Поскольку в 2020 году дебиторская задолженность снизилась, а компании не использовали полностью свои кредитные линии, банки могут принять решение об их сокращении.

Йенс объясняет, что если банк предоставляет кредит с лимитом, например, в $50 млн, а диамантер использует только $20 млн, банк все равно должен иметь резервы капитала на $50 млн. «Они не зарабатывают на этом деньги, а им приходится платить».

Банки выжидают, чтобы посмотреть, как будет развиваться рынок, прежде чем принимать какие-либо решения о повышении или понижении суммы кредита своим клиентам из алмазной отрасли. Несмотря на оптимизм в отношении потребительского спроса в США и Китае, существуют также опасения, что пандемия продлится до 2022 года, как прогнозирует Bain.

Недавний всплеск уровня заражения в Индии вызвал опасения по поводу перебоев в поставках, а также опасения, что полное восстановление может занять больше времени, чем ожидалось. Производство бриллиантов в Индии сократилось примерно на 30%-40% в апреле и мае из-за отсутствия большого количества рабочих и из-за ограничений, вызванных пандемией. К тому же, Геммологический институт Америки (Gemological Institute of America, GIA) сообщает о том, что в его лабораториях в Мумбаи и Сурате скопились заказы на сертификацию товаров, для проведения которой потребуется больше месяца.

Однако на данный момент алмазная отрасль уверена, что у нее достаточная ликвидность, чтобы пережить любые неудачи, и что она достигла достаточное взаимопонимание, чтобы поддерживать свою новообретенную популярность в банковском секторе.

«Я не думаю, что есть бизнес, которым люди не смогут заниматься, потому что у них нет финансирования», - говорит анонимный индийский банкир. Он подчеркивает, что ликвидность остается стабильной, несмотря на перебои из-за новой волны Covid-19 в Индии, поскольку спрос сохраняется.

«У людей есть ликвидность, которая поддерживает их бизнес в настоящий момент, - соглашается Дваш. - Бизнес движется, и когда вы покупаете, товарооборот очень быстрый. Я не чувствую давления со стороны банков на торговлю - ни в Израиле, ни в Бельгии, ни в Индии».