В первом квартале 2022 года Sarine Technologies заработала $15,6 млн

В первом квартале 2022 года Sarine Technologies заработала $15,6 млн, что всего на 9,9% меньше, чем в исключительно хорошем первом квартале 2021 года, и это надежно обеспечило валовую прибыль в 71,8%, говорится в сообщении компании для инвесторов...

Сегодня

На руднике Мотаэ в Лесото добыт еще один рекордный алмаз

Компания Lucapa Diamond и ее партнер, правительство Королевства Лесото, сообщили об извлечении алмаза весом 204 карата на руднике Mothae в Лесото.

Сегодня

В Минфине заявили об устойчивом финансовом состоянии АЛРОСА

Финансовое состояние АЛРОСА, находящейся под санкциями США, достаточно устойчиво, компания имеет запас прочности для поиска возможностей по реализации своих алмазов, заявил журналистам в Госдуме замглавы Минфина Алексей Моисеев.

Вчера

В 2021 году объем розничного ювелирного рынка России достиг 301 млрд рублей

По данным Аналитического Центра SOKOLOV в 2021 году розничный ювелирный рынок России в денежном выражении вырос на 27% относительно 2020 года и достиг 301 млрд рублей, говорится в пресс-релизе центра.

Вчера

Компания De Beers выручила $604 млн в четвертом цикле продаж 2022 года

Корпорация Anglo American объявила, что выручка De Beers в четвертом цикле продаж алмазного сырья в этом году достигла 604 млн долларов, превысив результат предыдущего цикла в 566 млн долларов.

Вчера

Бриллиант входит в блокчейн

11 июня 2021

Автор: Кристоф Руле (Christophe Roulet)

(hautehorlogerie.org) - LVMH, Richemont и Prada только что объявили о запуске блокчейна Aura. В алмазном секторе нанотехнологии и решения на базе блокчейна начинают применяться для обеспечения будущего прослеживаемости.

По мере того, как продолжается бум криптовалют, блокчейн глубоко проникает в индустрию предметов роскоши. Безусловно, отчасти причиной, но не единственным объяснением, является рост количества цифровых транзакций, совершаемых покупателями, находящимися дома во время режима самоизоляции в разных странах. Потребительский спрос на прозрачность, более длительный жизненный цикл товаров и расширяющийся рынок подержанных товаров, на котором распространены подделки, также создали условия для появления новых решений, и технология блокчейн, без сомнения, является одной из самых перспективных. Платформа Arianee, например, завоевала ряд часовых брендов, включая Audemars Piguet, Breitling, MB&F, Roger Dubuis и Vacheron Constantin. По мнению Arianee, ее роль заключается в построении нового типа доверительных отношений между люксовыми брендами и их покупателями, придавая предметам роскоши подлинную, безопасную и расширенную цифровую идентичность, которую она описывает как «цифрового двойника» (digital twin). Эти невзаимозаменяемые токены присваивают каждому продукту цифровое значение».

Прослеживаемость

Теперь еще одним решением является присоединение к Arianee в индустрии предметов роскоши, особенно в сегменте часов. В начале мая группа Richemont (через Cartier), LVMH и Prada объявили о создании консорциума #AuraBlockchain. Названный первым глобальным блокчейн-решением, он открыт для всех люксовых брендов с целью предоставления потребителям высокого уровня прозрачности и отслеживаемости. Инициаторы проекта заявляют, что он решает проблемы аутентичности, ответственного выбора поставщиков и устойчивости в безопасном цифровом формате. Потребители будут иметь доступ к истории продукта и подтверждению его подлинности на каждом этапе цепочки создания стоимости, от сырья до точки продажи. Это позволит им отслеживать весь жизненный цикл продукта с использованием надежных данных. В то время как Arianee основана на опубликованном коде и протоколе с открытым исходным кодом, который позволяет брендам создавать собственный интерфейс, Aura - это частная платформа, разработанная с участием также и Microsoft, что обеспечивает больший контроль над процессами и данными. «Нам необходимо убедиться, что мы не передаем важные данные о клиентах в руки третьих лиц, - говорит Тимоти Ивата Дьюри (Timothy Iwata Durie), глобальный директор по инновациям Cartier. - Мы существуем сотни лет, а не пять. Важно защитить неприкосновенность информации о наших клиентах».

Ставки высоки на быстрорастущем ювелирном рынке, который к 2025 году должен составить $500 млрд

Прослеживаемость долгое время была проблемой для алмазной отрасли. Присутствие в цепочках поставок «конфликтных алмазов» послужило толчком к запуску Кимберлийского процесса (Kimberley Process) в 2003 году. Однако специалисты сходятся во мнении, что проблему еще предстоит полностью искоренить. Учитывая гигантские шаги, сделанные с 2003 года, цифровая технология становится средством отслеживания алмазов от рудника до розничной продажи. Крупные алмазодобывающие компании уже работают над решением на основе блокчейна, чтобы идентифицировать каждый камень с помощью цифрового кода, который останется с ним на протяжении всей его жизни (по логике вещей, сотен лет). Ставки высоки на быстрорастущем ювелирном рынке, который к 2025 году должен составить около $500 млрд. АЛРОСА присоединилась к блокчейн-платформе Tracr, внедренной компанией De Beers. Южная Африка и Россия - два крупнейших производителя алмазов в мире.

Нанотехнологии

На этом этапе самым большим камнем преткновения является необходимость убедить участников всей цепочки поставок использовать эти новые решения, особенно в развивающихся странах. Меняется также и технология, используемая для идентификации камней. После тестирования решений по роботизированному сканированию отрасль надеется извлечь выгоду из прогресса в области нанотехнологий. В феврале, после трех лет исследований и разработок, нью-йоркская компания Nano Innovator Holdings представила прототип сквозной системы, которая идентифицирует алмазы и бриллианты, включая и выращенные в лаборатории. Это решение включает в себя «облачное» хранилище, оптику для смартфонов и фирменное приложение для смартфонов. Потребитель использует приложение для обнаружения и считывания нанометки, нанесенной под поверхностью бриллианта с помощью лазерной технологии, без ущерба для сертификации или качества камня. Также начало работать Opsydia, дочернее предприятие Оксфордского университета. С помощью его лазерной технологии опознавательный знак, ширина линии которого менее одной тысячной миллиметра, наносится на 0,15 мм ниже поверхности алмаза … за одну триллионную долю секунды!