Индийские ювелиры получают временное освобождение от «обязательного клеймения» до 14 июня 2021 года

В ответ на судебную петицию, поданную Всеиндийским советом по драгоценным камням и ювелирным изделиям (All India Gem Jewellery Domestic Council, GJC), коллегия Высокого суда в Нагпуре 7 мая 2021 года вынесла временное предписание, запрещающее...

Сегодня

У производителя МПГ Eastplats вырос доход от производств, размещенных в ЮАР

Компания Eastplats, владеющая активами по производству металлов платиновой группы (МПГ) и хрома в Южной Африке, зафиксировала рост выручки на 43%, до 56,1 млн долларов США, за год, закончившийся 31 декабря 2020 года, по сравнению с 39,2 млн...

Сегодня

Майский аукцион АО «АГД ДАЙМОНДС»

На аукционе по продаже алмазного сырья, проведенном 10 мая компанией Grib Diamonds, базирующейся в Антверпене и являющейся торговым подразделением АО «АГД ДАЙМОНДС», выручка превысила 26 млн долларов США.

Вчера

DMIA представит оборудование для проверки бриллиантов в Нью-Йорке

Ассоциация производителей и импортеров бриллиантов Америки в сотрудничестве с программой обеспечения безопасности Совета по природным алмазам и  Комитетом по надзору в ювелирной отрасли проведет  первую ежегодную демонстрацию алмазных...

Вчера

WGC: рост числа случаев COVID в Индии замедлил восстановление спроса в первом квартале

Вслед за здоровым розничным спросом в марте потребительский спрос в Индии в апреле замедлился под давлением резкого роста числа случаев заражения COVID и роста внутренних цен на золото.

Вчера

Цветные алмазы дают возможность инвестировать против общей тенденции на рынке

12 апреля 2021

Автор: Джеймс Квантес (James Kwantes) для Streetwise Reports

(streetwisereports.com) - Тюльпаны были завезены в Нидерланды в конце 1500-х годов, и страна вскоре полюбила эти яркие цветы. Их появление совпало с Золотым веком Голландии, когда контроль над прибыльными торговыми маршрутами на Дальний Восток сделал Нидерланды морской сверхдержавой и одной из самых богатых стран мира.

Торговля и связанное с ней процветание подготовили почву для повального увлечения, связанного с луковицами тюльпанов, наблюдавшегося в 1630-х годах. Бизнесмены, которые разбогатели, купив акции голландской Ост-Индской компании, украсили свои поместья пышными цветниками тюльпанов, привезенных из Турции. Самыми редкими и ценными были тюльпаны с генетическими примесями, которые давали яркие цвета и уникальные узоры. Люди любят естественную красоту.

В алмазах и бриллиантах, как и в тюльпанах, самое ценное то, что является самым редким и красивым. Lucara Diamond Corp. (LUC-T) демонстрирует это в течение многих лет, добывая поразительные камни на своем алмазном руднике в Ботсване и продавая их по цене до $63 млн. Эта цена за алмаз Созвездие (Constellation) весом 813 карат была больше, чем Lucara заплатила за контрольный пакет акций проекта Карове (Karowe) до того, как он стал рудником. Необычные розовые бриллианты с недавно закрытого алмазного рудника Аргайл (Argyle) компании Rio Tinto в Западной Австралии также имеют высокие цены.

Людям нравится естественная красота. Это что-то вроде контрапункта к рассказу о том, что De Beers создала спрос на бриллианты с помощью своей легендарной рекламной кампании «Бриллиант - это навсегда» (A diamond is forever) в конце 1940-х годов. Этот бренд, безусловно, вывел бриллианты на новые рынки, такие как Япония, и сделал обручальные кольца с бриллиантами привлекательными для массового рынка. Природные бриллианты, конечно, были востребованными на протяжении тысячелетий.

Согласно легенде, одна луковица тюльпана Семпер Август (Semper Augustus) была продана по цене прекрасного дома у канала в Амстердаме на пике голландского «тюльпанового пузыря». Спустя столетия было установлено, что вирус создал яркие цвета и уникальные узоры Семпера Августа. «Тюльпановый пузырь» быстро лопнул. Тем не менее, почти 400 лет спустя Нидерланды остаются мировым центром цветочной индустрии.

В алмазах, как и в тюльпанах, химические примеси создают яркость и цвет. Бриллианты фантазийных цветов стоят дороже, потому что такие камни встречаются редко, и они прекрасны. Например, присутствие азота придает алмазам, добываемым на проекте Науджаат (Naujaat) компании North Arrow Minerals Inc. (NAR: TSX.V) в территории Нунавут, их яркий оранжево-желтый оттенок.

АРЕНА ДЛЯ АЛМАЗНОГО ОБНОВЛЕНИЯ

Способность природных алмазов удерживать свои позиции подвергается сомнению многими аспектами - от выращенных в лаборатории камней до меняющихся демографических тенденций и COVID-19. Инвесторам в канадские алмазные проекты тоже пришлось нелегко: Dominion Diamond Corp. и Stornoway Diamond Corp., операторы двух канадских алмазных рудников, были вынуждены принять меры по защите от банкротства.

Проблемы не обошли стороной и North Arrow. Сток в основном находился в штрафном боксе после не оправдавшей ожидания оценки в 2015 году партии алмазов с проекта Науджаат весом 383,55 карата. Первоначальный вывод оценки заключался в том, что к результатам и смоделированным значениям следует относиться со значительной осторожностью из-за небольшого размера пробы. С тех пор North Arrow рентабельно работает на проекте Науджаат и на других своих алмазных проектах в Канаде, включая открытие новых алмазоносных кимберлитовых полей Пикоо (Pikoo) (Саскачеван) и Мел (Mel) (Нунавут). В то время как другие компании, занимающиеся разведкой алмазов, разорились или перешли на другой вид полезных ископаемых, North Arrow избавилась от непрофильных активов, продала небольшие роялти по второстепенным проектам и немного прибавила с помощью спонсоров-миллиардеров.

По мере того, как мир медленно выходит из тисков пандемии, а потребители выходят из своих домов, цены на природные бриллианты и объемы продаж резко восстанавливаются. Цены на алмазное сырье восстановились и недавно превзошли уровень, предшествующий пандемии, сообщает аналитик алмазной отрасли Пол Зимниски (Paul Zimnisky) из Нью-Йорка в февральском выпуске отчета «Состояние алмазного рынка» (State of the Diamond Market), вышедшем в 2021 году. По данным Bloomberg, De Beers только что повысила цены на своем третьем цикле продаж подряд.

Пандемия, похоже, создала отложенный спрос на ювелирные изделия и бриллианты. Tiffany & Co., крупнейшая ювелирная компания в мире, сообщила о рекордных продажах в праздничный период с 1 ноября по 31 декабря. Лидирует Китай, поскольку COVID-19 не повлиял на растущий потребительский рынок. Продажи Tiffany в Китае в праздничный период выросли на 50%. Richemont, второй по величине в мире конгломерат, занимающийся предметами роскоши, заявил, что продажи в Китае в четвертом квартале выросли на 80% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (Richemont является материнской компанией Cartier и Van Cleef & Arpels). Китайская ювелирная компания Chow Tai Fook в четвертом квартале 2020 года открыла 286 новых магазинов в стране.

С инвестиционной точки зрения, алмазы и бриллианты могут быть одной из последних возможностей, оставшихся в товарном комплексе, сделать ставку вопреки общей тенденции. Цветные металлы, аккумуляторные металлы, драгоценные металлы - цены на каждый из них резко выросли в прошлом году из-за надвигающейся инфляции. До недавнего времени алмазы и бриллианты отставали, несмотря на благоприятную динамику спроса и предложения, вызванную рынком с длительной понижательной тенденцией, на котором глобальная геологоразведка алмазов практически остановилась.

Лидируют крупные бриллианты и бриллианты редких цветов. В прошлом году Louis Vuitton, самый влиятельный в мире бренд предметов класса «люкс» и недавний покупатель Tiffany & Co., приобрел два самых ценных бриллианта компании Lucara - Севело (Sewelo) массой 1 758 каратов и Сетунья (Sethunya) массой 549 каратов (см. выше), планируя превратить их в прекрасные центральные камни в украшениях. Севело - второй по величине алмаз из когда-либо добытых. Фантастический розовый бриллиант весом 59,6 карата «Розовая звезда» (Pink Star) был продан в 2017 году за рекордные $71,2 млн.

на рынок ВХОДЯТ АвстралиЙЦЫ

Умные инвесторы, поступающие вопреки господствующим на рынке тенденциям, замечают это. Один из них - Майкл О’Киф (Michael O’Keeffe), австралийский предприниматель, заработавший много денег акционерам на коксующемся угле и железной руде. Металлург по образованию, О’Киф начал свою карьеру в Mt. Isa Mines и Glencore Australia, прежде чем открыть собственные предприятия. O’Kиф участвовал в том, что Riversdale Mining, австралийская угольная компания с активами в Мозамбике стоимостью $7 млн, была выкуплена компанией Rio Tinto в 2011 году за $3,7 млрд.

В наши дни О’Киф руководит компанией Champion Iron Mines (CIA-T). В 2015 году Champion купила за $10,5 млн железорудный рудник Блум-Лейк (Bloom Lake) в Лабрадорской впадине в Квебеке из-за банкротства и взяла на себя обязательства на сумму около $43 млн. O’Киф улучшил положение на нем, превратив Champion в экспортера премиального железнорудного концентрата на рынки Китая, Японии, Европы и других стран. Акции Champion упали до $1,10 в конце марта и сейчас торгуются на уровне $5,40 при рыночной капитализации $2,6 млрд.

О’Киф (вверху) остановился на алмазах после изучения инвестиционной картины в поисках противоположных рынку возможностей. Он объединился с ветераном алмазной отрасли Питером Равенскрофтом (Peter Ravenscroft), который самостоятельно формировал стратегию по консолидации пространства для разработки алмазных проектов. Они создали Burgundy Diamond Mines (BDM-AX), зарегистрированную в Австралии, которая планирует стать производителем алмазов со средней капитализацией за счет разработки премиальных проектов, которые не получали должного внимания и/или получали недостаточное финансирование.

В июне Burgundy подписала соглашение о совместном предприятии с North Arrow Minerals (NAR), согласно которому Burgundy получит 40%-ную долю в кимберлитах Q1-4 за счет финансирования получения валовой пробы стоимостью $5,6 млн в объеме от 1 500 до 2 000 тонн на проекте Науджаат по производству цветных алмазов в Нунавуте, принадлежащем компании North Arrow. Burgundy авансировала $300 000 из этой суммы в прошлом году, чтобы North Arrow могла отгружать топливо и образцы материалов на проект Науджаат во время ежегодной транспортировки по морю. Валовую пробу отбирают с целью подтвердить, что более ценные цветные алмазы встречаются в бόльших размерах по всему месторождению.

Выгодная сделка по совместному предприятию позволяет North Arrow сохранить контрольный пакет акций проекта Науджаат за счет средств, финансируемых партнерами и в установленные сроки. Несомненно, помогло то, что генеральный директор North Arrow Кен Армстронг (Ken Armstrong) укрепил отношения с Питером Равенскрофтом, управляющим и главным исполнительным директором Burgundy в то время, когда тот отвечал за оконтуривание запасов на алмазном месторождении Даявик (Diavik) в Северо-западных территориях. Равенскрофт - ветеран алмазной отрасли с 40-летним опытом работы, в том числе в De Beers, Anglo American и Rio Tinto.

Так, что получает Burgundy? В кимберлитах Q1-4 на проекте Науджаат находятся крупнейшие неразработанные алмазные ресурсы Канады, 100% принадлежащие юниорской компании. Месторождение (потенциально) имеет около 26,1 млн каратов от поверхности до глубины 205 метров; бурение, проведенное в 2017 году, показало, что глубина залегания Q1-4 составляет менее 300 метров. Кимберлит, выходящий на поверхность, имеет отчетливую популяцию редких оранжево-желтых алмазов, которые могут обеспечить предложенные преимущества и сделать месторождение рентабельным. Месторождение Q1-4 находится в семи километрах от места, где есть приливы, недалеко от места проживания общины Науджаат.

Если валовая проба, взятая этим летом, окажется успешной, Burgundy может заработать дополнительно 20% на Q1-4 (всего 60%). Между North Arrow и Burgundy заключено не имеющее обязательную силу соглашение о намерении провести переговоры по второму опционному соглашению, дающему Burgundy право на получение дополнительных 20% процентов, путем оплаты следующей валовой пробы весом 10 000 тонн.

Целью этого является получение точного ответа на вопрос о стоимости алмазов. Цена этой валовой пробы тоже будет намного выше - примерно $20 млн.

РАЗМЕР ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ. КАК И Насыщенность

Интересно, что алмазы фантазийного оранжево-желтого цвета, как правило, больше по размеру, чем другие алмазы на Q1-4. Цветные алмазы представляют собой более молодую популяцию камней. В более ранних пробах, взятых North Arrow, они составляли от 9% до 12% камней, но этот показатель доходил до 21%-30% по весу в каратах. Установление распределение по крупности этой популяции алмазов фантазийного цвета является основной целью забора валовой пробы весом от 1 500 до 2 000 тонн, проведенного этим летом.

Высококачественные алмазы насыщенного цвета можно продавать по цене в несколько раз выше цены белых алмазов, но рудники, на которых они добываются, закрываются. Последним из них является рудник Аргайл компании Rio Tinto в Австралии, главный мировой источник камней необычного розового цвета. Аргайл закрылся в прошлом году. На руднике Эллендейл (Ellendale), также расположенном в Австралии, добывается 50% мировых алмазов фантазийного желтого цвета, и он является основным поставщиком этих камней для Tiffany. Эллендейл закрылся в 2015 году (хотя другая компания пытается возродить проект).

Первоначально были некоторые сомнения в том, что алмазы фантазийных цветов с месторождения Науджаат будут хорошо проходить огранку и полировку. Компания North Arrow решила эти проблемы благодаря своему опыту в огранке и полировке, который позволил получить красивые ценные камни. Бриллианты получили положительные сертификаты Геммологического института Америки (Gemological Institute of America, GIA). Бриллианты были сертифицированы GIA как бриллианты фантазийного ярко оранжево-желтого цвета, а бриллианты ярких необычных цветов имеют наивысшую насыщенность цвета и высокую стоимость.

ЛУЧШАЯ КОМАНДА, НИЗКАЯ ЦЕНА

В заведомо рискованном секторе юниорской алмазодобывающей отрасли инвестирование, которое делают люди, которые действительно зарабатывают деньги на инвестировании, значительно увеличивает шансы на успех. Грен Томас (Gren Thomas), председатель North Arrow и основоположник алмазной отрасли в Канаде, отвечает всем требованиям.

Вслед за открытием алмазов Чаком Фипке (Chuck Fipke) в сентябре 1991 года Томас и южноафриканский эксперт по алмазам Крис Дженнингс (Chris Jennings), ныне директор North Arrow, направились на север с авантюрной миссией «застолбить» участки. Они прилетели в Йеллоунайф и разделились в аэропорту, остановившись в разных дешевых отелях, систематически закрепляя за собой наиболее перспективные участки.

«У нас было ощущение, что город просто трясет на грани лихорадки по закреплению участков, - вспоминает Томас. - В любую минуту все это может сорваться».

Это зимнее приключение по закреплению участков в конечном итоге привело к открытию алмазного месторождения Даявик, и Aber Diamond Corp., принадлежащая Томасу, (владелец 40%), довела богатый рудник до начала добычи. Для акционеров это было выгодно.

Томас владеет 11,1% акций North Arrow и недавно увеличил свои позиции, предоставив компании ссуду в размере $400 000. Дженнингсу, его давнему партнеру по закреплению участков, принадлежит 5,3% акций North Arrow. Дочь Грена Эйра Томас (Eira Thomas) возглавила полевую геологоразведочную группу, которая открыла месторождение Даявик, превратившееся во второй алмазный рудник в Канаде. Она стала соучредителем компаний Stornoway Diamonds и Lucara Diamond Corp., а теперь руководит компанией Lucara, являющейся ведущим в мире производителем крупных высококачественных алмазов. Эйра - советник North Arrow и крупный акционер, сыгравший ключевую роль в закреплении Науджаат за компанией. Генеральный директор Кен Армстронг - ветеран алмазной отрасли с 25-летним стажем, участвовал в открытии 10 алмазоносных кимберлитов в Канаде и Гренландии.

Через Burgundy О’Киф присоединяется к трем спонсорам-миллиардерам, связанным с North Arrow. Горнодобывающие магнаты Лукас Лундин (Lukas Lundin, через Zebra) и Томас Каплан (Thomas Kaplan, через Electrum) владеют по 10,3% акций North Arrow; Ross Beaty владеет 8,8% акций. Все трое вложили деньги в последнее финансирование North Arrow; инсайдерам и ключевым акционерам принадлежит более 53% акций North Arrow.

РАЗРЫВ В ОЦЕНКЕ

Не так много активных юниорских геологоразведочных компаний, поддерживаемых такими компаниями, как Lundin, Beaty и Electrum, которые торгуются ниже рыночной капитализации в $15 млн. И это не единственный показатель, который позволяет предположить, что акции North Arrow фундаментально недооценены на этих уровнях.

Рассмотрим расхождение в рыночной капитализации North Arrow и ее партнера по СП, компании Burgundy Diamonds, зарегистрированной на бирже ASX. Алмазный проект Науджаат является признанным флагманом для обеих компаний; после забора валовой пробы этим летом North Arrow будет владеть 60% акций Науджаат, а Burgundy - 40%. Тем не менее, рассмотрим сравнение рыночной капитализации партнеров по совместному предприятию:

North Arrow Minerals

60% акций Науджаат (флагман)

Лучший в Канаде портфель перспективных проектов по разведке алмазов

100% доля в Хоуп Бэй Оро (Hope Bay Oro), золотом проекте, расположенном рядом с рудником Хоуп Бэй (Hope Bay) компании Agnico Eagle

Рыночная капитализация: 12,2 млн канадских долларов

Алмазные рудники, принадлежащие Burgundy Diamond

40% акций Науджаат (флагман)

Геологоразведочный альянс в Ботсване

Алмазный проект Нанук (Nanuk), находящийся на ранней стадии в северном Квебеке

Унаследованные перуанские активы по золоту и серебру (25%)

Рыночная капитализация: 76,9 млн канадских долларов

ЗОЛОТОЙ опцион «колл»

В портфеле недвижимости содержится золотой актив, который только что повысил свою актуальность: участок Хуп Бэй Оро в Нунавуте. Хоуп Бэй Oрo находится как раз к северу от золотого рудника Хоуп Бэй компании Agnico Eagle, недавно приобретенного за $287 млн у TMAC Resources. Перед покупкой Agnico Eagle уже увеличила свой бюджет на геологоразведочные работы. В последующих интервью генеральный директор Agnico Шон Бойд (Sean Boyd) подчеркнул, что геологоразведка является ключевым направлением на месторождении Хоуп Бэй, поскольку золотодобывающая компания ищет объемы для увеличения годового уровня добычи.

Участок в Хоуп Бэй Оро компании North Arrow площадью 4 103 га находится в трех километрах к северу от золотого рудника Дорис (Doris) - первого, запущенного в производство на месторождении Хоуп Бэй, и расположен рядом с участком, принадлежащим Agnico. Руда содержит те же породы, такое же структурное строение и тот же вид минерализации, что и на руднике Дорис, где содержание золота составляет около 10 г/т.

Программа бурения на глубину 1 225 метров, завершенная компанией North Arrow в 2011 году, подтвердила наличие высокосортного золота в приповерхностной зоне на глубине простирания жилы более 300 метров.

Десять из 11 пробуренных скважин вдоль сдвига Элу (Elu) показали значительные содержания золота, в том числе:

7,55 метра с содержанием золота 4,91 г/т на глубине 38,4 м, включая 4,2 метра с содержанием золота 8 г/т;

2 метра с содержанием золота 20,22 г/т на глубине 125м;

4 метра с содержанием золота 7,04 г/т на глубине 42,6 м;

1,45 метра с содержанием золота 31,92 г/т на глубине 43,55 метра.

Приобретение Хоуп Бэй Оро кажется логичным продолжением для Agnico, особенно с учетом того, что золотодобывающая компания вновь сосредоточила свое внимание на геологоразведке. Его продажа могла бы предоставить North Arrow источник средств без разводняющего эффекта. Армстронг, генеральный директор North Arrow, оценивает следующие шаги на объекте, включая потенциальную программу бурения.

ПРЕКРАСНОЕ БУДУЩЕЕ?

Ставка на North Arrow заключается в том, что 60% или даже 40% алмазного рудника, производящего ценные алмазы фантазийного цвета, будут стоить в несколько раз больше текущей рыночной капитализации. North Arrow имеет средства, финансируемые партнерами, для определения наличия в Науджаате экономически целесообразного месторождения алмазов, подкрепленного популяцией ценных алмазов фантазийного оранжево-желтого цвета. Партнер по СП является высококлассным и оказывает финансовую поддержку для ускорения ввода рудника в эксплуатацию.

Последнее слово о тюльпанах и алмазах. Вопреки распространенному мнению, спекулятивный тюльпанный «пузырь» возник прежде всего среди небольшого числа амстердамских бизнесменов, разбогатевших за счет морской торговли. Торговля луковицами тюльпанов считалась слишком спекулятивной для Амстердамской фондовой биржи, которая к тому времени уже была хорошо развита. Каким бы впечатляющим ни был обвал цен на тюльпаны в 1636–1637 годах, он не повлиял на многих голландских граждан и даже не повлиял на экономику этой маленькой страны, не говоря уже о мире. Это было нишевое явление.

С другой стороны, привлекательность алмазов и бриллиантов распространяется по всему миру. В то время как Америка остается доминирующим рынком, быстрорастущие и густонаселенные страны, такие как Китай и Индия, занимают свое место в центре внимания алмазной отрасли. Рост благосостояния сделал покупки предметов роскоши доступными.

Люди по-прежнему любят естественную красоту. Это является хорошим предзнаменованием для алмазов и бриллиантов фантазийных цветов и компаний, которые могут ввести в производство месторождения, на которых есть такие камни. Качество алмазов фантазийных цветов с проекта Науджаат, сила команд North Arrow и Burgundy и недавний рост продаж алмазов говорят о том, что North Arrow может быть ближе к этой цели, чем предполагает ее рыночная капитализация.

North Arrow Minerals (NAR-V)

Стоимость: 0.11

Акции в обращении: 111,68 млн (166,4 млн полностью разводненных)

Рыночная капитализация: $12,17 млн

Джеймс Квантес (James Kwantes) является редактором Resource Opportunities, поддерживаемого подписчиками издания по инвестициям для юниорских горнодобывающих компаний. Квантес имеет двадцатилетний опыт работы в журналистике и был репортером о горнодобывающей отрасли в Vancouver Sun, официальной городской газете.

Раскрытие информации: Джеймс Квантес владеет акциями North Arrow и получил компенсацию от North Arrow Minerals за написание и распространение этой статьи. Эта статья предназначена для информационных целей и не является консультацией по финансовым вопросам. Всем инвесторам необходимо провести собственное комплексное исследование или проконсультироваться со специалистом по вопросам инвестиций.