Lucara Diamond получила 220 млн долларов на расширение подземки в Карове и пополнение оборотного капитала

Компания Lucara Diamond заручилась одобренными кредитными обязательствами от синдиката из пяти уполномоченных ведущих организаторов по долговому пакету в рамках приоритетного обеспеченного финансирования проекта на сумму до 220 млн долларов, которые...

Вчера

АЛРОСА отмечает стабильный спрос на высококачественные алмазы в апреле

АЛРОСА в апреле провела аукционы алмазов специальных размеров на своих основных торговых площадках, чтобы удовлетворить спрос со стороны клиентов, заинтересованных в приобретении высококачественного сырья.

Вчера

Первый в мире открытый тендер на редкие розовые бриллианты Австралии намечен на июнь-июль

Австралийская финансовая корпорация, которая в настоящее время владеет коллекцией редких розовых бриллиантов с рудника Аргайл в качестве залогодержателя, попросила Yourdiamonds.com, австралийский технологический стартап, основанный Тимом Гудманом, бывшим...

Вчера

Barrick Gold увеличила прибыль в первом квартале

Прибыль компании Barrick Gold в первом квартале выросла на 78%, до 507 млн долларов США с 285 млн долларов годом ранее, чему способствовали высокие цены на золото и медь.

Вчера

Продажи ювелирных изделий в Гонконге в марте выросли на 81%

По данным Департамента переписи и статистики Гонконга (Census and Statistics Department of Hong Kong), в марте наблюдался наиболее значительный рост розничных продаж в сегменте ювелирных изделий, наручных часов и ценных подарков, за которым следуют...

Вчера

Современные алхимики превращают углекислый газ в алмазы

09 апреля 2021

Предприниматели говорят, что каждый карат позволяет убрать из воздуха 20 тонн парниковых газов.

Автор: Джон Фиалка (John Fialka), E&E News

(scientificamerican.com) - Приход администрации Байдена и ее внимание к изменению климата привлекают все больше предприятий к решению, которое до недавнего времени приносило больше неприятностей, чем оно того стоит: прямое удаление углекислого газа из атмосферы.

Идея собирать CO2 из воздуха и удерживать его в ценных продуктах, прежде чем он сможет вызвать повышение температуры Земли, является соблазнительной маркетинговой стратегией. Особенно для отрасли, торгующей драгоценными товарами, которые служат «вечно».

В этом суть мировой алмазной отрасли.

Эта отрасль, состоящая из компаний-производителей драгоценных камней на сумму около $76 млрд, пережила бурную 150-летнюю историю, изобилующую обвинениями в нанесении ущерба для экологии и человека.

В настоящее время две компании продают алмазы, созданные в лаборатории из CO2, который когда-то окружал Землю.

Коммерческое предложение может быть ошеломляющим. Райан Ширман (Ryan Shearman), основатель и генеральный директор нью-йоркской компании Aether, недавно объяснил репортеру журнала Vogue, что каждый карат алмаза позволяет удалить 20 тонн CO2. По его словам, это больше невидимого газа, чем человек в среднем производит за год.

По словам Ширмана, покупая бриллиант в 2 карата, «вы фактически компенсируете 2 с половиной года своей жизни».

На создание алмазов, которые образуются в горных породах, у матери-природы может уйти до миллиарда лет. Но, как объяснил Ширман в интервью агентству E&E News, он разработал запатентованный процесс, позволяющий производить партию алмазов в лаборатории за четыре недели.

В отличие от других созданных в лаборатории алмазов, его процесс начинается с удаления CO2 из воздуха. Газ подвергается химической реакции, при которой на него воздействуют высокое давление и чрезвычайно высокие температуры. Все это создается с помощью солнечной, ветровой или гидроэлектроэнергии.

Или, как иногда выражается Ширман, «мы привержены беспрецедентной современной алхимии превращения загрязненного воздуха в драгоценные камни».

Aether продает свои бриллианты с начала года по ценам от $7 000 за кольцо до около $40 000 за серьги, украшенные сверкающими камнями.

«У нас сейчас довольно большой лист ожидания», - сказал он.

У Aether есть конкурент - британская компания Skydiamond, основанная Дейлом Винсом (Dale Vince), предпринимателем и самопровозглашенным защитником окружающей среды, который говорит, что провел пять лет, исследуя, как сделать то, что он называет первыми в мире «алмазами с нулевым воздействием на окружающую среду».

Винс часто критикует традиционную алмазную отрасль, отмечая, что она уже давно использовала детский труд и малооплачиваемый женский труд. Он также указывает на алмазные рудники, которые оставили шрамы на Земле и нанесли ущерб дикой природе. Он утверждает, что отсутствие правил поддерживало гражданские войны в Африке, которые могут финансироваться за счет контрабандных камней, которые иногда называют «конфликтными алмазами» или «кровавыми алмазами».

Подобные обвинения могут ошеломить людей в некоторых компаниях, но они уже давно выдвигаются против отрасли природных алмазов.

«БОЛЬШАЯ ДЫРА»

Традиционная отрасль зародилась в Кимберли, Южная Африка, в 1871 году, когда обнаружение драгоценного камня в породах, добываемых рядом с соседней фермой, вызвало «алмазную лихорадку». В 1880-е годы этот район привлекал предпринимателей и, по мнению историков, 50 000 алмазодобытчиков, включая женщин и детей. Подавляющее большинство из них были черными, плохо оплачиваемыми и не имели опыта.

Они жили в тесноте, и их заставляли работать, используя лопаты и кирки, чтобы вручную выкапывать то, что стало известно как «Большая дыра» (Big Hole). Рудник занимал 42 акра и достиг глубины 790 футов. Он по-прежнему достаточно большой, его можно увидеть из космоса, и он имел достаточно высокое содержание камней, что позволило добыть 13,6 млн каратов алмазов. (Карат весит 0,007 унции.)

Из рудника выросла компания De Beers Consolidated Mines Ltd., которая превратилась в мировую монополию. Когда-то она контролировала от 80% до 85% алмазного рынка. Обратной стороной этого бизнеса были несчастные случаи на рудниках и ​​широкое распространение пневмонии, туберкулеза и других заболеваний в Кимберли, которые, по оценкам, унесли жизни 5 000 человек за первые пять лет.

Позднее геологи исследовали «Большую дыру» и пришли к выводу, что до того, как это место было обнаружено людьми, пар, обломки и давление извержений вулканов глубоко под землей образовали тонкие дымоходы, которые они назвали «кимберлитовыми трубками». Углекислый газ, выходящий из магмы по этим трубкам, поглощался особыми породами в этой местности и за миллионы лет превратился в алмазы.

В 1954 году американский химик Трейси Холл (Tracy Hall) изобрел альтернативу природным камням - первые алмазы, созданные в лаборатории. Он работал в General Electric Co. и использовал реактор в сочетании с прессом, чтобы подвергать угольный порошок воздействию высоких температур и давлений.

В результате кристаллы алмаза были изготовлены за несколько недель. В конечном итоге, это привело к появлению новой отрасли, в которой «лабораторные алмазы» производились с помощью двух конкурирующих методов. В обоих методах использовалось много энергии.

Мировой рынок оценивается в $280 млн, что составляет лишь небольшую часть от отрасли «природных алмазов», но считают, что он может стимулировать реформы за счет создания конкурентного и этического давления на более широкую отрасль.

В 2000 году коалиция отраслевых торговых групп провела историческую двухдневную встречу в Кимберли возле символической «Большой дыры», которая теперь уже истощилась. Они согласились принять набор этических стандартов, включая нормы в области защиты прав человека, охраны труда и защиты окружающей среды. Был создан наблюдательный отраслевой орган - Всемирный алмазный совет (World Diamond Council).

Так называемый Кимберлийский процесс (Kimberley Process) был утвержден Организацией Объединенных Наций и признан компаниями из 77 стран. В результате, по данным алмазной отрасли, 99,8% мировых алмазов теперь сертифицированы как «бесконфликтные».

Но в июне Стефан Фишлер (Stephane Fischler), уходящий в отставку глава Всемирного алмазного совета, выступил с речью, в которой предположил, что некоторые страны не соблюдают Кимберлийский процесс должным образом.

«Слишком долго многие считали алмазодобывающие страны просто местами, которые богаты полезными ископаемыми, и не видели их людей и их население», - заявил он.

«Это мышление «хватай и богатей» должно измениться, - добавил он. - Мы должны найти способ позитивно увязать финансовое вознаграждение с обеспечением того, чтобы местные жители действительно получали выгоду от природных ресурсов, которыми они наделены».

УКРАШЕНИЯ БЕЗ НАРУШЕНИЙ

Эти опасения привели к появлению маркетинговых возможностей для бриллиантов, которые обещают решить проблему изменения климата.

«Рынок устроен таким образом, что на нем так много разных игроков, что довольно легко потерять из виду, откуда берутся алмазы», ​​- сказал Ширман, генеральный директор Aether, в интервью E&E News.

«Основная проблема для отрасли [природных алмазов] заключается в том, что наш производственный процесс полностью обходит стороной этот процесс. Мы получаем углерод из воздуха», - сказал он.

Конкурент Шермана, Винс (Vince) из Skydiamond, резюмирует это в своей рекламе: «Украшения ... без нарушений».

Цюрихская компания Climeworks, которая извлекает CO2 из воздуха, используя отработанное тепло от мусоросжигательного завода в небольшом городке, сообщает, что продает некоторое количество газа компании Aether.

По словам Ширмана, CO2 отправляется на предприятие в Европе, где он превращается в метан. Его отправляют в реактор в Чикаго, где давление и высокие температуры, создаваемые с помощью возобновляемой энергии, превращают его в алмазы.

Компания Climeworks продолжила свой бизнес, принимая поставки CO2 от различных источников и за определенную плату закачивая его в горные породы возле электростанции в Исландии. Оказавшись под землей, газ смешивается с водой, и через два года он превратится в камень. Компания строит пилотную установку под названием Orca, которая предназначена для захоронения 4 000 тонн CO2 ежегодно.

На данный момент более 3 000 компаний и частных лиц из 52 стран внесли в это свой вклад в обмен на сертификат, подтверждающий, что они постоянно хранят CO2 под землей (Climatewire, 5 января).

В январе компания De Beers, ставшая пионером глобального взрывного развития алмазного бизнеса, заплатила за крупную рекламу в The New York Times, в которой говорилось, что она может «перезагрузить» отрасль, приняв 12 новых целей в области устойчивого развития и этики.

Одна из целей - сокращение выбросов CO2.

У De Beers есть новая программа под названием «CarbonVault» (Хранилище углерода), которая будет использовать большие запасы горных пород на принадлежащих ей рудниках в окрестностях Кимберли для хранения СО2. Компания - все еще крупная, но уже не являющаяся монополистом, которой некогда была, - сформировала новую целевую рабочую группу, чтобы выяснить, как использовать «физические, химические и биологические методы для ускорения» процесса породообразования. Она нацелена на оказание «промышленного воздействия».

В настоящее время проект приближается к полевым испытаниям, пояснила в рекламе Элисон Шоу (Alison Shaw), старший геохимик, возглавляющая проект De Beers.

По ее словам, леса, которые поглощают углерод, могут гореть во время природных лесных пожаров, а подземные резервуары, используемые для утилизации уловленного углерода, могут протекать. Но «мы знаем, что карбонатные минералы стабильны в течение сотен тысяч лет».