Новый этап торговли бриллиантами на Sotheby's за биткойны

Безупречный бриллиант грушевидной формы весом 101,38 карата под названием Key 10138, предпродажная стоимость которого оценивается в $10-15 млн, будет продан Sotheby's 9 июля в Гонконге.

Сегодня

«Гильдия ювелиров России» провела свое отчетно-выборное собрание

Ассоциация «Гильдия ювелиров России» провела 18 июня свое отчетно-выборное собрание. В связи со сложной ситуацией по заболеваемости коронавирусной инфекцией, собрание проводилось в формате видеоконференции.

Сегодня

«Норникель»: экология, КМНС, общественный контроль

Реализация мероприятий стратегии дивизионов в области экологии и изменения климата «Норникеля» потребует до $1 млрд в год, сообщил старший вице-президент по устойчивому развитию компании Андрей Бугров.

Вчера

Лесото выставило на аукцион алмазы, собранные у нелегальных добытчиков

По сообщениям СМИ, правительство Лесото недавно выставило на аукцион алмазы, собранные у нелегальных добытчиков. В прошлом году Национальное собрание страны приняло закон, который амнистировал людей, владеющих незаконно добытыми необработанными алмазами...

Вчера

Ботсвана продлила компании Tsodilo Resources лицензию на разведку на два года

Tsodilo Resources сообщила, что ее лицензия на разведку 369/2014 была продлена правительством Ботсваны на два года, начиная с 1 октября 2021 года. На лицензионном участке находится алмазоносный кимберлитовый проект компании BK16.

Вчера

Такие гиганты-производители предметов роскоши, как Louis Vuitton, проявляют интерес к крупным драгоценным камням

18 февраля 2021
news_18022021_lv.png

Фото: Louis Vuitton



«Они получают широкую огласку и клиентов, которые иначе не подумали бы об этих брендах как о дорогостоящих ювелирных изделиях».

Автор: Tanya Dukes (Tanya Dukes)

(New Your Times) - В мир дорогостоящих ювелирных изделий пришла горстка очень крупных алмазов, которые могут изменить весь бизнес.

В январе 2020 года Louis Vuitton, самый дорогой в мире люксовый бренд, объявил, что купил второй по величине алмаз из когда-либо добытых. Компания купила алмаз «Севело» (Sewelô) весом 1 758 каратов за сумму, которую не раскрывают, в сотрудничестве с Lucara Diamond Corporation, канадской компанией, владеющей рудником в Ботсване, где он был обнаружен, и HB Company, компанией по производству бриллиантов в Антверпене, Бельгия.

Но оказывается, что аппетит бренда к большим камням еще только разгорается. В ноябре он приобрел камень меньшего размера, но все-таки необычно большой алмаз «Сетунья» (Sethunya) весом 549 каратов. Компания Lucara, его партнер по добыче полезных ископаемых, особенно хорошо умеет обнаруживать такие камни. Она находится на переднем крае применения технологии использования рентгеновских лучей для обнаружения алмазов до того, как они будут разбиты на мелкие кусочки во время обработки руды, и имеет специальную схему Mega Diamond Recovery («Извлечение мега-крупных алмазов»), предназначенную для их поиска.

Эти приобретения являются неопровержимым доказательством того, что Vuitton, звезда разросшегося конгломерата LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton, основанного Бернаром Арно (Bernard Arnault), совершенствует свои достижения в области дорогостоящих ювелирных изделий. И она не единственная.

«Некоторые игроки рынка предметов роскоши планируют войти в категорию дорогостоящих ювелирных украшений или еще больше проникнуть в эту категорию, - написал в электронном письме Ачим Берг (Achim Berg), глава подразделения по одежде, модным товарам и предметам роскоши компании McKinsey & Company. - Ювелирные изделия считаются перспективным сегментом роста в будущем. Бόльшая часть этого сегмента не имеет брендов, и люксовые бренды считают, что могут это изменить. Приобретая эксклюзивные и очень крупные камни, они получают широкую огласку и клиентов, которые иначе не подумали бы об этих брендах как о дорогостоящих ювелирных изделиях».

И хотя пандемия перевернула жизнь во всем мире, клиенты, которые хотят потратить сотни тысяч - или даже миллионы - на дорогостоящие ювелирные украшения, в значительной степени защищены от ее последствий. «После последнего финансового кризиса демонстрация богатства путем расходов на предметы роскоши во многих местах считалась вульгарной и неприличной», - написал Берг.

«Пока мы не видим такого эффекта во время пандемии. Во многих развитых регионах средний класс и состоятельные люди пострадали в меньшей степени, - добавил он. - Напротив, многие увеличили размер своих сбережений из-за отсутствия возможности тратить (отсутствия поездок, посещения ресторанов и т. д.). Таким образом, трата денег на предметы роскоши рассматривается многими как вознаграждение».

Louis Vuitton представила свою первую коллекцию дорогостоящих ювелирных изделий в 2009 году, но бриллианты представляют собой первую возможность для клиентов принять участие во всем процессе изготовления на заказ: от необработанных камней до работы над окончательным дизайном с Франческой Амфитеатроф (Francesca Amfitheatrof), художественным директором Vuitton по ювелирным изделиям и часам.

(Два бриллианта могут очень сильно различаться по внешнему виду, даже если были добыты из одной и той же доли кимберлита - породы, где алмазы найдены, на руднике Карове (Karowe) в Ботсване. У алмаза «Севело» непрозрачная поверхность, а «Сетунья» - прозрачный камень.)

Майкл Бёрк (Michael Burke), генеральный директор Louis Vuitton, считает, что дорогостоящие ювелирные изделия на заказ являются естественным продолжением бренда в области кожаных товаров. «Vuitton родилась в 19-ом веке, - сказал он (в 1854 году, если говорить точнее). - Мы родились в мире, сделанном на заказ. Тогда никто не выходил из Louis Vuitton с тремя большими пакетами».

Покупатели не должны ожидать мгновенного (или даже скорого) вознаграждения. Vuitton рассчитывает, чтобы покупатель сопровождал своего руководителя по геммологии на предприятие HB в Антверпене, чтобы посмотреть, как огранщики создают в выбранном драгоценном камне своего рода маленькое окошко, через которое открывается вид на его внутреннее состояние. Затем огранщики потратят несколько месяцев на изучение структуры камня, чтобы определить возможные огранки и размеры драгоценных камней. Как только клиент сделает свой выбор, на огранку и полировку уйдет еще несколько месяцев.

В целом, по заявлению бренда, на получение готового бриллианта уйдет не менее года, хотя это лишь мгновение из миллиарда лет жизни драгоценного камня.

У Бёрка также неспешное отношение к продаже камней, что, безусловно, требует многомиллионных инвестиций от бренда (что, конечно же, способствовало получению выручки LVMH в размере €44,7 млрд, или $54,3 млрд, в 2020 году).

«Графика не существует, - сказал он. - Прелесть Louis Vuitton заключается в том, что мы тратим десятилетия на то, чтобы добиться успеха в новом деле». Сейчас эта компания известна своей готовой одеждой, хотя она вошла в эту категорию только в 1998 году. А в 2012 году она представила коллекцию Objets Nomades (Предметы кочевников), пригласив известных дизайнеров для создания мебели и предметов дизайна для бренда.

В данный момент невозможно предсказать будущее ни одного из алмазов. Об алмазе «Севело» Бёрк сказал: «Кто-то мог купить его и хранить как есть и в течение следующих 20 лет мечтать о том, что можно с ним сделать. Или коллекционер мог завладеть им и не хотеть, чтобы кто-то другой его увидел. Многое могло случиться. Чем безумнее их идея, тем лучше».

Конечно, это если этот алмаз действительно покинет Vuitton. «Бернар Арно не хочет его продавать, - сказал Бёрк, имея в виду председателя LVMH. - Он мне это много раз говорил».

По совпадению, у Tiffany & Co., приобретение которой компанией LVMH было завершено в начале этого месяца (и в которой Бёрк сейчас является председателем совета директоров), есть планы по созданию собственного крупного изделия. Она воссоздает - со штрихами модернизации - ожерелье, изготовленное ею для Всемирной выставки (World’s Fair) 1939 года в Нью-Йорке и представленное на открытии своего флагмана на Пятой авеню в 1940 году.

Но на этот раз вместо аквамарина в ожерелье будет использован бриллиант «без внутренних изъянов», весом 80 каратов, цвета D. Этот камень, добытый в Ботсване, является самым большим камнем, который Tiffany когда-либо предлагала на продажу, и ожидается, что он будет самым дорогим.

Как и оригинальное ожерелье, новое изделие будет выставлено на обозрение, когда магазин на Пятой авеню снова откроется в 2022 году после большого ремонта.

Эксперты говорят, что польза от таких проектов выходит далеко за рамки балансового отчета.

«Когда вы работаете с дорогостоящими крупными ювелирными изделиями и уникальными камнями, это придает ореол эксклюзивности и желанности всему, что связано с вашим брендом», - сказал Марио Ортелли (Mario Ortelli), управляющий партнер консультационной фирмы по предметам роскоши Ortelli & Company в Лондоне.

Но «преемственность и наследие не вечны, - сказал он. - Со временем необходимо укреплять свою преемственность и наследие - даже брендам с долгой историей. Есть алмазные бренды, которые не инвестируют, не создают новых предметов поклонения. Они исчезают из поля зрения потребителя».

Конечно, размер - это еще не все, и иногда он создает проблемы - попробуйте надеть кольцо с бриллиантом весом 200 каратов. Скорее всего, он был бы размером с мяч для гольфа.

Тем не менее, «исключительные вещи всегда продаются», - сказал Альберт Богосян (Albert Boghossian), исполнительный директор семейной компании Boghossian, находящейся в Женеве. Прошлой весной, в начале пандемии в Европе, компания продала редкое ожерелье из натурального жемчуга в своем бутике в Гштааде, а в ноябре - изумрудно-бриллиантовое ожерелье из драгоценных камней - «ривьеру» (rivière), стоимостью $7 млн на аукционе Christie’s в Гонконге.

И Богосян смог пополнить свои сейфы драгоценными камнями. «Во время режима самоизоляции все крупные ювелиры остановили производство и перестали покупать камни, - сказал он. - Так что я воспользовался тем, что дилеры сидели на запасах драгоценностей. Я купил рубин в 16 каратов, сине-зеленый бриллиант и темно-синий бриллиант».

Конечно, нишевые дома, занимающиеся высококачественными ювелирными изделиями и глобальные мегабренды - не единственный способ приобрести замечательные бриллианты и редкие драгоценные камни. Аукционный дом Sotheby’s, например, выставил на аукционе безупречный бриллиант огранки «овал», весом 102,39 карата, цвета D за $15,7 млн в октябре в Гонконге, а также яркий лилово-розовый бриллиант весом 14,83 карата под названием «The Spirit of the Rose» (Призрак Розы) за $26,6 млн в ноябре в Женеве.

«Некоторые коллекционеры всегда предпочтут аукционы, а не частные продажи, и наоборот, - сказала Соня Фазлали-Заде (Sonia Fazlali-Zadeh), специалист по ювелирным изделиям и часам из Gurr Johns, международной компании по оценке и консультационным услугам. - Что касается самых достойных внимания камней и крупных бриллиантов, большинство коллекционеров будут покупать их везде, где их предлагают, если у них приемлемая цена».