Малые компании алмазодобывающего сектора ЮАР в тяжелом положении

По сообщениям СМИ со ссылкой на Южноафриканскую организацию производителей алмазов (South African Diamond Producers Organisation, SADPO), малые и юниорские компании алмазодобывающего сектора ЮАР находятся в тяжелом положении.

Сегодня

OreCorp намерена привлечь 56 млн австралийских долларов на проект по добыче золота в Танзании

Компания-разработчик золота OreCorp собирается привлечь 56 млн австралийских долларов посредством размещения своих акций среди институциональных инвесторов для финансирования разработки своего золотого проекта Нянзага (Nyanzaga) в Танзании.

Сегодня

Аукцион розовых бриллиантов Австралии назначен на 21 июня - 1 июля

Недавно в Брисбене, Австралия, была обнаружена частная коллекция редких бриллиантов. Ожидается, что входящие в нее одиннадцать розовых бриллиантов, добытых на алмазном руднике Аргайл (Argyle), превысят предыдущие ценовые рекорды, когда будут...

18 июня 2021

Акционеры АЛРОСА одобрили выплату дивидендов за второе полугодие 2020 года в размере 70,3 млрд руб.

Акционеры АК «АЛРОСА» (ПАО) на годовом общем собрании приняли решение выплатить дивиденды за второе полугодие 2020 года в размере 9,54 рубля на акцию.

18 июня 2021

TAGS сообщила о высоком спросе на алмазную продукцию, достигнув рекордных цен во всех товарных категориях

Торговая сессия компании Trans Atlantic Gem Sales (TAGS) проходила в Дубае с 9 по 16 июня 2021 года. После введения локдауна в Индии TAGS исследовала возможность проведения торгов в Сурате. Но, несмотря на сохранение ограничений на поездки и...

18 июня 2021

Зимбабве: связанная с армией Anjin захватила самые богатые участки алмазного месторождения

02 февраля 2021
news_01022021_zcdc.png

Фото: ZCDC


Автор: Кеннет Матимаире (Kenneth Matimaire)

(allafrica.com) – Стало известно, что связанная с армией горнодобывающая компания Anjin Investments (Pvt) Ltd захватила самый прибыльный участок, отведенный под разработку алмазов на месторождении Маранге (Marange) у компании, принадлежащей правительству, после получения повторной лицензии, выданной при невыясненных обстоятельствах.

В ходе расследований, проведенных при поддержке некоммерческой организации Information for Development Trust (Информация для траста развития), помогающей журналистам разоблачать коррупцию и ненадлежащее управление, был установлено, что Anjin фактически захватила Портал (Portal) B, богатую алмазами зону в Маранге, разрабатываемую правительственной структурой Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC), созданной в 2016 году.

ZCDC была создана в результате слияния DTZ-OZGEO, Marange Resources, Kusena Diamonds, Diamond Mining Company и Gye Nyame, когда правительство лишило лицензии компанию Anjin и несколько других алмазодобывающих компаний и запретило им работать на месторождении Маранге в провинции Маникаленд из-за обвинения в нарушениях.

Отмена лицензии произошла во время правления покойного Роберта Мугабе (Robert Mugabe), который был свергнут в результате захвата власти военными в ноябре 2017 года.

Эммерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa), заместитель Мугабе, пришел ему на смену и назначил тогдашнего командующего Силами обороны Константино Чивенгу (Constantino Chiwenga) одним из своих старших вице-президентов.

Темное прошлое компании Anjin

Имеющиеся документы показывают, что Anjin обжаловала свое выдворение через Высокий суд (дело HC 2183/16), затем Верховный суд (дело SC 39/20) и, наконец, Конституционный суд (дело CCZ 6/18/11). Она проиграла во всех инстанциях.

Anjin фигурировала в списке Мнангагвы, составленном в 2018 году и включающем юридические и физические лица, которые вывозили иностранную валюту за границу, и вместе с Jinan, китайской алмазной компанией, была обвинена в незаконном вывозе в общей сложности $344 млн.

В 2012 году Управление по контролю за иностранными активами США (US Office of Foreign Assets Control) обвинило компанию Anjin в «контрабанде» 3,7 млн каратов алмазов в Шанхай, но компания утверждала, что поставки в Китай были санкционированы правительством.

Anjin вернулась на месторождение Маранге в марте 2019 года, через три года после того, как были отозваны ее специальные гранты 4765 и 5247, и ее возвращение было расценено как ошибочное действие и было призвано дать возможность недостаточно финансируемой армии финансировать свои операции.

«Ясно, что за возвращением Anjin в Чиадзву стоит рука военных», - сказал директор Центра управления природными ресурсами (Centre for Natural Resource Governance, CNRG) Фараи Магуву (Farai Maguwu), организация которого борется за прозрачность и подотчетность в горнодобывающем секторе.

Anjin остается компанией, которой совместно владеют компания Matt Bronze Enterprises, производящая машины специального назначения и принадлежащая зимбабвийской армии, и китайский инвестор Anhui Foreign Economic Construction Company, который также владеет компанией Jinan Mining.

«Matt Bronze владеет 50-процентной долей местного участия в совместном предприятии Anjin. AFECC принадлежит 50-процентная доля в Anjin», - подтвердил Шинги Маньеруке (Shingi Manyeruke), заместитель генерального директора Anjin.

Китайские названия Anjin и Jinan состоят из одних и тех же двух китайских иероглифов в обратном порядке. «An» - первый иероглиф в слове «Anhui», родине AFECC, а «Jin» - первый иероглиф китайского названия Зимбабве (Jīnbābùwéi).

В июле 2019 года во время интервью для прессы нынешний министр горнодобывающей промышленности Уинстон Читандо (Winston Chitando) преуменьшил роль военных и отмахнулся от темного прошлого Anjin.

«Лицензия, выданная компании Anjin, не имеет ничего общего с тем, кто они и чем занимались раньше ... Дело в том, что они будут добывать наши алмазы, и будет совет, который будет осуществлять надзор за работой всех компаний на месторождении Маранге», - сказал он.

Однако расследование установило, что между Anjin, военными и правящей парией Zanu PF существует сложная связь.

Одним из убедительных доказательств является то, что Муньярадзи Мачача (Munyaradzi Machacha), бывший директор Anjin, является бригадным генералом в отставке и членом политбюро Zanu PF.

Несмотря на многочисленные попытки получить ответ, министр обороны Оппах Мучингури-Кашири (Oppah Muchinguri-Kashiri) и Читандо уклонились от ответов о возвращении Anjin, которое, по словам последнего, было основано на «межправительственном соглашении» с Китаем.

Подполковник Альфиос Макоторе (Alphios Makotore), официальный представитель армии, адресовал вопросы Министерству обороны. «Я думаю, что эти вопросы следует адресовать Министерству обороны. Я представитель Национальной армии Зимбабве».

Самый богатый участок, отведённый под разработку

Но расследования показывают, что возвращение Anjin, возможно, произошло с нарушением закона и подорвало государственные инвестиции в алмазный сектор через ZCDC.

Как выяснилось, Anjin восстановила доступ к своим старым участкам в районах Чарасика (Charasika) и Джессе (Jesse), которые подпадают под Порталы (Portals) C и L2, и общая площадь которых составляет 4 846 га.

ZCDC раньше действовала на Порталах A и B, но позже министерство горнодобывающей промышленности приказало ей покинуть последний, чтобы освободить место для Anjin, хотя жители деревни, находящейся на Портале Q, обвинили предприятие, связанное с армией, во вторжении в их поселки без предупреждения.

Согласно годовому отчету ZCDC за 2017 год, на алмазоносном участке Портал B получено 1,2 млн каратов из общего объема добычи в 1,8 млн каратов. Портал A дал 462 334 карата, за ним следуют 57 847 каратов на Портале E, а затем 43 248 каратов на Портале Q.

«Официальные лица Anjin только что прибыли без предупреждения для проведения тестов на наших пастбищах, недалеко от наших усадеб», - сказал Джей Касакара (Jay Kasakara), председатель фонда Amalgamated Chiadzwa Development Communities Trust.

Однако Маньеруке дистанцировал Anjin от участка Портала Q, на котором добычу вела Diamond Mining Company, но подтвердил, что совместному предприятию был предоставлен Портал B в дополнение к его старым участкам для разработки.

Портал B, более известный как концессия RBZ (Reserve Bank of Zimbabwe, Резервный банк Зимбабве) благодаря его богатым месторождениям алмазов, первоначально находился в ведении Marange Resources, прежде чем он был передан ZCDC, а теперь - компании Anjin.

Представитель Агентства по охране окружающей среды (Environmental Management Agency, EMA) Амкела Сиданж (Amkela Sidange) заявила, что ZCDC провела оценку воздействия на окружающую среду (Environmental Impact Assessment, EIA) для Портала Q, в то время как Anjin имела «действующие» оценки EIA для Портала B и своих старых участков для разработки.

Сиданж адресовала вопросы офису восточного региона, когда ее спросили о конкретных датах выдачи оценок воздействия на окружающую среду.

Региональный менеджер Агентства по охране окружающей среды Кингстон Читотомбе (Kingston Chitotombe) сказал, что находится в ежегодном отпуске, и направил вопросы своей подчиненной Алисе Рутсвара (Alice Rutsvara), которая не ответила на запросы СМИ.

Но утверждение о том, что у Anjin была действующая оценка воздействия на окружающую среду для Портала B, было опровергнуто еще в июле 2019 года.

На сайте CNRG процитировали слова Глэдис Мавхуса (Gladys Mavhusa), члена фонда развития сообщества Чиадзва (Chiadzwa Community Development Trust), заявившей, что все их усилия по получению доказательств проведения оценки воздействия на окружающую среду потерпели неудачу.

«Мы договорились, что какая бы компания ни вернулась, мы должны сначала провести оценку воздействия на окружающую среду. Однако в случае с Anjin этого не было сделано», - сказала она.

«Мы пошли им навстречу и потребовали показать оценку EIA, но они сказали нам, что она хранится в ZCDC. Мы просили ZCDC показать EIA, выданную Anjin Investments, но они не готовы предоставить ее», - добавила Мавхуса.

Алмазные месторождения Маранге разделены на Зеленую и Синюю зоны, где низкий уровень безопасности, и Розовую и Красную зоны, где ZCDC и Anjin ведут добычу и геологоразведку и которые являются зонами с высоким уровнем безопасности. ZCDC теперь ограничена участком Портал A, который имеет площадь 1 050 гектаров после передачи прибыльного участка Портал B компании Anjin.

Источники в ZCDC обвинили министерство горнодобывающей промышленности в предоставлении льготного режима компании Anjin.

«Предпринимаются энергичные усилия по уничтожению ZCDC и поддержке Anjin. Как объяснить, что правительство отзывает свою самую прибыльную концессию у своей собственной компании только для того, чтобы передать ее частному инвестору», - спросил высокопоставленный чиновник, который с тех пор покинул ZCDC.

«Anjin уже сумела вернуть себе свои участки для разработки. Почему бы не передать ей другие участки, которые не были заняты?» - добавил он.

Поскольку высокопоставленные правительственные чиновники изо всех сил изображали неприступность, оставалось неясным, как была установлена ​​доля 50-50 между Anhui и Matt Bronze.

В эпоху после Мугабе в Закон о приоритетном участии в тендерах местных предпринимателей и расширении экономических прав были внесены поправки, отменяющие противоречивое положение, ограничивающее иностранные инвестиции максимум 49 процентами для большинства компаний, за исключением алмазов и платины.

Однако в августе 2019 года, через несколько месяцев после повторного допуска Anjin и выдаче разрешения на ведение добычи российской алмазодобывающей компании АЛРОСА, на долю которой приходится около 30% драгоценных камней в мире, министр финансов Мтули Нкубе (Mthuli Ncube), объявил парламенту, что платина и алмазы будут освобождены от соблюдения соотношения долей в 51-49 для местных и иностранных фирм, соответственно.

Вместо этого, по словам министра финансов, доля иностранного капитала может достигнуть 100%, и инвесторам будет предоставлена ​​свобода вести переговоры о долях.

Изменения в законе были внесены после визитов президента Мнангагвы в Китай и Пекин.

Влияние военных

По словам Маньеруке, Anjin имеет большие запасы алмазов, которые, как он сказал, ожидают проведения аукциона.

В недавнем сообщении средств массовой информации утверждалось, что хранилища Anjin были «переполнены», и говорилось, что Мнангагва недавно вмешался, чтобы остановить секретную продажу алмазов на фоне слухов о том, что влиятельная группировка в правительстве, связанная с военными, намеревалась использовать деньги от алмазов для того, чтобы закрепить свою власть в преддверии всеобщих выборов 2023 года.

Правительство публично не опровергло сообщение СМИ.

В отчете Global Witness за 2017 год «Кража, совершенная кем-то из своих» (An Inside Job) утверждалось, что силы государственной безопасности извлекали выгоду из секретных фондов, сформированных на поступлениях от алмазов.

В 2016 году экс-президент Мугабе запретил деятельность компаний, которые занимались горной добычей в Маранге, и его союзники заявили, что он знал, что армия, получающая выгоду от преступной теневой торговли алмазами, планировала переворот, который произошел годом позже, в результате чего в схеме политики Зимбабве оказались такие алмазные компании, как Anjin.

После военного переворота в ноябре 2017 года несколько высокопоставленных армейских чиновников, сыгравших центральную роль в смещении Мугабе, заняли влиятельные посты в правительстве.

Кроме того, что Чивенга стал вице-президентом, покойный бывший глава ВВС Зимбабве Перранс Шири (Perrance Shiri) стал министром сельского хозяйства, а Сибусисо Мойо (Sibusiso Moyo), рупор военного переворота, был назначен министром иностранных дел.

Администрация, действовавшая после Мугабе, также внесла поправки в алмазную политику, согласно которой в подсекторе предусматривалось только два зонтичных инвестора, а также увеличила количество игроков до четырех и, таким образом, открыла дорогу для Anjin и АЛРОСА.