Результаты продаж Petra Diamonds на шестом тендере 2022 финансового года

Petra объявила результаты шестого тендера 2022 финансового года, в ходе которого было продано 569 496 каратов алмазного сырья на общую сумму 93,0 млн долларов США, в результате чего общий объем продаж за 2022 финансовый год по горнодобывающим предприятиям...

Сегодня

Star Diamond разочарована решениями Rio Tinto по проекту Стар — Орион Саус

Компания Star Diamond сообщила, что на заседании комитета по управлению совместным предприятием Fort à la Corne, состоявшемся во вторник, компания Rio Tinto Exploration Canada использовала свое право голоса, чтобы поставить проект Стар – Орион Саус (Star...

Сегодня

Индия подняла ставку налога на товары и услуги для бриллиантов до 1,5%

Индийский совет по налогам на товары и услуги увеличил ставку налога на товары и услуги для брилиантов с 0,25% до 1,5% (решение вступает в силу с 18 июля 2022 года), что приветствуется алмазным сектором, поскольку это решает проблему...

Сегодня

Россия дала отпор попыткам «политизировать» свои алмазы

Россия осудила то, что она назвала попыткой «политизировать» свои алмазы в связи с конфликтом на Украине, и заявила, что попытки поставить под сомнение соблюдение ею международной схемы сертификации алмазов являются «абсолютно необоснованными» и «надуманными»...

Вчера

Президент Ботсваны Масиси ознакомился с алмазной промышленностью Антверпена

Президент Республики Ботсвана Масиси (Masisi) и первая леди вместе с министром международных дел и сотрудничества г-ном Квапе (Kwape) и министром полезных ископаемых и энергетики г-ном Моаги (Moagi) во вторник посетили Антверпенский...

Вчера

Дети отправляются на алмазные рудники в Центральноафриканской Республике, пострадавшей от пандемии

24 декабря 2020
exp_24122020_car.png

Фото: ludi (Pixabay)


Автор: Антуан Роллан (Antoine Rolland), Фонд Thomson Reuters

(Reuters) - С тех пор, как в марте из-за коронавируса пришлось закрыть школу, где учился Папен, он шесть дней в неделю работает на алмазном руднике в Центральноафриканской Республике (ЦАР), таская мешки с грязью и щебнем под палящим солнцем.

Он один из десятка детей, работающих на открытом карьере недалеко от южного города Нгото, где около 100 горняков используют лопаты и сита, перекапывая красную землю в поисках алмазов. Это изнурительная работа, и Папен очень хочет вернуться в класс.

«Я приехал сюда, чтобы помочь своему старшему брату», - сказал фонду Thomson Reuters (Thomson Reuters Foundation) Папен, в то время, как начальник участка наблюдал, сидя под несколькими оставшимися деревьями, которые немного укрывали от яркого света; парень также сказал, что ему 16 лет, но выглядел он моложе.

«Мне лучше в школе. Я считаю, что здесь работа слишком тяжелая», - сказал Папен, имя которого было изменено, чтобы не навредить ему.

По словам правозащитников, из-за закрытия школ резко выросло количество детей, работающих на алмазных рудниках в раздираемой войной стране, где уже и так отмечался один из самых высоких показателей детского труда в мире.

Использование детского труда на алмазных рудниках увеличилось на 50% за несколько месяцев после закрытия школ, по данным Международной миротворческой информационной службы (International Peace Information Service), независимой исследовательской службы, которая основывала свои выводы на данных мониторинга 105 рудников.

Законы страны о добыче полезных ископаемых запрещают использование детского труда, это карается штрафом и тюремным заключением на срок до трех лет, но они плохо исполняются, и власти заявляют, что они осуществляют минимальной контроль над происходящим на рудниках.

«Мы знаем, что полностью искоренить это явление невозможно», - сказал министр горнодобывающей промышленности ЦАР Леопольд Мболи-Фатран (Leopold Mboli-Fatran).

«Но вместе с USAID мы запустили программу строительства школ, чтобы побудить родителей давать образование своим детям и дать им средства для этого», - добавил он, имея в виду международное агентство помощи правительства США.

Нет достоверных данных о количестве детей, работающих на рудниках в ЦАР, многие из которых удерживаются вооруженными группами, которые все еще контролируют более 60% территории страны.

Богатую алмазами страну сотрясает волна насилия с 2013 года, когда в основном мусульманские повстанцы из племени Селека свергли тогдашнего президента Франсуа Бозизе (Francois Bozize), и большая часть страны не контролируется правительством.

Тысячи людей погибли из-за беспорядков, и каждый пятый из 4,5 млн человек в ЦАР покинули свои дома.

«ИХ МЕСТО В ШКОЛЕ»

Детский труд на рудниках в ЦАР имеет давнюю историю.

Владелец рудника Нгото начал работать с семи лет, помогая своим родителям, которые тоже были шахтерами. Он никогда не ходил в школу, но добыча полезных ископаемых дала ему возможность обучать его 14 детей в школе и заплатить за два дома.

«Я не хочу видеть их на рудниках, их место в школе», - сказал 32-летний владелец, попросивший не называть его имени.

«Когда они на руднике, они больше не думают, их единственная забота - деньги. Я горжусь тем, что отправляю двоих своих детей учиться в Банги», - добавил он.

Алмазы являются одним из основных источников дохода в регионе Лобайе, где расположен рудник, но COVID-19 ударил по экспорту драгоценного камня.

На бόльшую часть объема добытых алмазов в ЦАР наложен запрет на экспорт в рамках Кимберлийского процесса (Kimberley Process) - инициативы правительства, отрасли и гражданского общества по пресечению потока так называемых «кровавых» алмазов, хотя эмбарго на Лобай было снято в начале этого года.

Шахтеры в регионе зарабатывают всего около $12 в неделю и часто привлекают к помощи родственников-детей, потому что им нужен дополнительный доход.

«Мой младший брат очень помогает, ему лучше здесь, чем дома, где нечего делать», - сказал 42-летний Марк, шахтер с рудника Нгото, который попросил называть его только по имени. Как и Папен, его брат был несовершеннолетним.

В двух днях езды от столицы Банги, региональный директор по горнодобывающей промышленности Ольга Гроугбе (Olga Grougbe), сказала, что образование имеет жизненно важное значение для решения проблемы использования детского труда на рудниках в стране.

«Нельзя наказывать жителей деревни, с ними нужно говорить, повышать осведомленность», - сказала Гроугбе, небольшая команда которой работает на огромной территории.

Несмотря на низкую заработную плату, местный учитель Жан-Бруно Дианекокойен (Jean-Bruno Dianekokoyen), который раньше сам работал в алмазной отрасли, сказал, что видел, как многие из числа молодежи бросают учебу и работают на рудниках.

«Алмазы - это как лотерея, и это сводит их с ума, - сказал он. - Они находят маленькие камни, но надеются однажды добыть большой камень, алмаз весом более пяти карат».

По его словам, даже если они находят ценный камень, они «все тратят на бесполезные вещи и снова становятся бедными».

«Алмазы могут принести богатство. Но в основном они приносят бедность».