Операционные результаты Группы АЛРОСА за первый квартал 2021 года

Компания АЛРОСА сообщила, что добыча алмазов в первом квартале 2021 года составила 7,5 млн каратов, продажи - 15,5 млн каратов.

Сегодня

GJC добивается отсрочки внедрения в Индии обязательного клеймения ювелирных изделий до июня 2022 года

Всеиндийский совет по драгоценным камням и ювелирным изделиям направил письмо властям страны с просьбой рассмотреть вопрос о переносе и продлении крайнего срока для введения обязательного клеймения золотых ювелирных изделий до июня 2022 года.

Сегодня

Namdia не будет продлевать спорный контракт на оценку алмазов

Намибийская государственная компания Namib Desert Diamond (Namdia) не будет продлевать контракт Nuska Technologies по оценке алмазов, сообщают местные СМИ со ссылкой на высокопоставленного правительственного чиновника.

Сегодня

COVID-19 подрывает деятельность горнодобывающих компаний ЮАР

Южноафриканский производитель платины компания Wesizwe сообщила, что пандемия COVID-19 серьезно сказалась на использовании двух подземных стволов на ее руднике Бакубунг (Bakubung) в Северо-Западной провинции страны.

Сегодня

Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

16 апреля 2021

Дети отправляются на алмазные рудники в Центральноафриканской Республике, пострадавшей от пандемии

24 декабря 2020
exp_24122020_car.png

Фото: ludi (Pixabay)


Автор: Антуан Роллан (Antoine Rolland), Фонд Thomson Reuters

(Reuters) - С тех пор, как в марте из-за коронавируса пришлось закрыть школу, где учился Папен, он шесть дней в неделю работает на алмазном руднике в Центральноафриканской Республике (ЦАР), таская мешки с грязью и щебнем под палящим солнцем.

Он один из десятка детей, работающих на открытом карьере недалеко от южного города Нгото, где около 100 горняков используют лопаты и сита, перекапывая красную землю в поисках алмазов. Это изнурительная работа, и Папен очень хочет вернуться в класс.

«Я приехал сюда, чтобы помочь своему старшему брату», - сказал фонду Thomson Reuters (Thomson Reuters Foundation) Папен, в то время, как начальник участка наблюдал, сидя под несколькими оставшимися деревьями, которые немного укрывали от яркого света; парень также сказал, что ему 16 лет, но выглядел он моложе.

«Мне лучше в школе. Я считаю, что здесь работа слишком тяжелая», - сказал Папен, имя которого было изменено, чтобы не навредить ему.

По словам правозащитников, из-за закрытия школ резко выросло количество детей, работающих на алмазных рудниках в раздираемой войной стране, где уже и так отмечался один из самых высоких показателей детского труда в мире.

Использование детского труда на алмазных рудниках увеличилось на 50% за несколько месяцев после закрытия школ, по данным Международной миротворческой информационной службы (International Peace Information Service), независимой исследовательской службы, которая основывала свои выводы на данных мониторинга 105 рудников.

Законы страны о добыче полезных ископаемых запрещают использование детского труда, это карается штрафом и тюремным заключением на срок до трех лет, но они плохо исполняются, и власти заявляют, что они осуществляют минимальной контроль над происходящим на рудниках.

«Мы знаем, что полностью искоренить это явление невозможно», - сказал министр горнодобывающей промышленности ЦАР Леопольд Мболи-Фатран (Leopold Mboli-Fatran).

«Но вместе с USAID мы запустили программу строительства школ, чтобы побудить родителей давать образование своим детям и дать им средства для этого», - добавил он, имея в виду международное агентство помощи правительства США.

Нет достоверных данных о количестве детей, работающих на рудниках в ЦАР, многие из которых удерживаются вооруженными группами, которые все еще контролируют более 60% территории страны.

Богатую алмазами страну сотрясает волна насилия с 2013 года, когда в основном мусульманские повстанцы из племени Селека свергли тогдашнего президента Франсуа Бозизе (Francois Bozize), и большая часть страны не контролируется правительством.

Тысячи людей погибли из-за беспорядков, и каждый пятый из 4,5 млн человек в ЦАР покинули свои дома.

«ИХ МЕСТО В ШКОЛЕ»

Детский труд на рудниках в ЦАР имеет давнюю историю.

Владелец рудника Нгото начал работать с семи лет, помогая своим родителям, которые тоже были шахтерами. Он никогда не ходил в школу, но добыча полезных ископаемых дала ему возможность обучать его 14 детей в школе и заплатить за два дома.

«Я не хочу видеть их на рудниках, их место в школе», - сказал 32-летний владелец, попросивший не называть его имени.

«Когда они на руднике, они больше не думают, их единственная забота - деньги. Я горжусь тем, что отправляю двоих своих детей учиться в Банги», - добавил он.

Алмазы являются одним из основных источников дохода в регионе Лобайе, где расположен рудник, но COVID-19 ударил по экспорту драгоценного камня.

На бόльшую часть объема добытых алмазов в ЦАР наложен запрет на экспорт в рамках Кимберлийского процесса (Kimberley Process) - инициативы правительства, отрасли и гражданского общества по пресечению потока так называемых «кровавых» алмазов, хотя эмбарго на Лобай было снято в начале этого года.

Шахтеры в регионе зарабатывают всего около $12 в неделю и часто привлекают к помощи родственников-детей, потому что им нужен дополнительный доход.

«Мой младший брат очень помогает, ему лучше здесь, чем дома, где нечего делать», - сказал 42-летний Марк, шахтер с рудника Нгото, который попросил называть его только по имени. Как и Папен, его брат был несовершеннолетним.

В двух днях езды от столицы Банги, региональный директор по горнодобывающей промышленности Ольга Гроугбе (Olga Grougbe), сказала, что образование имеет жизненно важное значение для решения проблемы использования детского труда на рудниках в стране.

«Нельзя наказывать жителей деревни, с ними нужно говорить, повышать осведомленность», - сказала Гроугбе, небольшая команда которой работает на огромной территории.

Несмотря на низкую заработную плату, местный учитель Жан-Бруно Дианекокойен (Jean-Bruno Dianekokoyen), который раньше сам работал в алмазной отрасли, сказал, что видел, как многие из числа молодежи бросают учебу и работают на рудниках.

«Алмазы - это как лотерея, и это сводит их с ума, - сказал он. - Они находят маленькие камни, но надеются однажды добыть большой камень, алмаз весом более пяти карат».

По его словам, даже если они находят ценный камень, они «все тратят на бесполезные вещи и снова становятся бедными».

«Алмазы могут принести богатство. Но в основном они приносят бедность».