Операционные результаты Группы АЛРОСА за первый квартал 2021 года

Компания АЛРОСА сообщила, что добыча алмазов в первом квартале 2021 года составила 7,5 млн каратов, продажи - 15,5 млн каратов.

Сегодня

GJC добивается отсрочки внедрения в Индии обязательного клеймения ювелирных изделий до июня 2022 года

Всеиндийский совет по драгоценным камням и ювелирным изделиям направил письмо властям страны с просьбой рассмотреть вопрос о переносе и продлении крайнего срока для введения обязательного клеймения золотых ювелирных изделий до июня 2022 года.

Сегодня

Namdia не будет продлевать спорный контракт на оценку алмазов

Намибийская государственная компания Namib Desert Diamond (Namdia) не будет продлевать контракт Nuska Technologies по оценке алмазов, сообщают местные СМИ со ссылкой на высокопоставленного правительственного чиновника.

Сегодня

COVID-19 подрывает деятельность горнодобывающих компаний ЮАР

Южноафриканский производитель платины компания Wesizwe сообщила, что пандемия COVID-19 серьезно сказалась на использовании двух подземных стволов на ее руднике Бакубунг (Bakubung) в Северо-Западной провинции страны.

Сегодня

Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

16 апреля 2021

Покупка бриллиантов скоро изменится

30 ноября 2020
exp_30112020_riotinto.png

Фото: Rio Tinto (Facebook)


Закрылся самый производительный рудник в мире, поэтому ваше следующее недорогое ювелирное изделие, вероятно, будет с выращенным в лаборатории драгоценным камнем.

Автор: Виктория Гомельски (Victoria Gomelsky)

(nytimes.com) - Алмазные рудники не вечны - даже самые продуктивные в мире.

После добычи свыше 865 миллионов каратов алмазов со времени открытия в 1983 году, на руднике Аргайл (Argyle) в отдаленном регионе Восточный Кимберли в Западной Австралии 3 ноября доставили на поверхность последнюю вагонетку с алмазосодержащей рудой.

Владелец, англо-австралийский алмазодобывающий гигант Rio Tinto, объявил в 2018 году, что к концу этого года продолжение добычи будет уже нерентабельно.

Рудник Аргайл был известен тем, что на нем добывалось 90 процентов розовых алмазов в мире, которые являются одними из самых редких и ценных драгоценных камней на земле. Но он также был известен, хотя и в меньшей степени, своим огромным запасом недорогих коричневатых алмазов, и многие из них были такого цвета и качества, которых в свое время избегали ювелиры-производители высококачественных ювелирных изделий. Индийская гранильная отрасль занялась этим бюджетным товаром в конце 1990-х годов, когда производители из штата Гуджарат начали использовать эти драгоценные камни для изготовления ювелирных изделий, которые можно было продавать всего за $199.

Теперь закрытие рудника, которого ждали долгое время, побуждает к разговору в масштабах всей отрасли о будущем поставок природных, или добытых из недр, алмазов как дорогих, так и дешевых, а также о том, как конкуренция со стороны бурно развивающегося сектора выращенных в лаборатории бриллиантов изменит потребительский спрос в ближайшие годы.

Не сказать, что будущие пары, вступающие в брак, или поклонники ювелирных украшений могут заметить это в ближайший год или два, но, когда дилеры продадут остатки своих запасов алмазно-бриллиантовой продукции с рудника Аргайл, ожидается, что розовые бриллианты подорожают, а недорогие ювелирные украшения с природными бриллиантами могут стать более редкими.

«Закрытие рудника Аргайл похоже на смерть художника, - сказал Ларри Дж. Уэст (Larry J. West), владелец фирмы L. J. West Diamonds в Нью-Йорке, которая занимается продажей бриллиантов фантазийных цветов. - После смерти Пикассо сколько стоило его лучшее произведение искусства?» (Г-н Уэст должен знать. В 2016 году он приобрел фиолетовый бриллиант огранки «овал» весом 2,83 карата на ежегодном «тихом» негласном тендере, проведенном Rio Tinto, торговом аукционе по продаже небольшой, но чрезвычайно ценной партии редких розовых, красных, пурпурных и фиолетовых бриллиантов, проводимом каждый год. «Его невозможно оценить, потому он такой редкий», - сказал он).

Однако все это не означает конец розовым бриллиантам.

АЛРОСА, алмазодобывающая компания, частично принадлежащая российскому государству, время от времени добывает поразительные розовые алмазы на своих рудниках в Якутии, в арктическом регионе России. (Например, алмаз фантазийного ярко пурпурно-розового цвета весом 14,83 карата, обнаруженный в 2017 году на месторождении Эбелях этой компании, получил название «Призрак розы» (Spirit of the Rose) и был продан за $26,6 млн на аукционе Sotheby’s «Великолепные драгоценности» (Sotheby’s Magnificent Jewels), состоявшемся 11 ноября в Женеве).

Но без постоянных поставок с рудника Аргайл ювелиры высококлассных бриллиантов готовятся к росту цен.

«За последние шесть месяцев цены на розовые бриллианты начали расти, - сказал Тобиас Корминд (Tobias Kormind), управляющий директор 77 Diamonds, онлайн-ритейлера из Великобритании. - Люди знают, что рудник Аргайл закрывается. Процентные ставки низкие, людей беспокоят инфляция и дефляция, и они ищут альтернативные активы, чтобы вкладывать деньги с целью сохранения богатства».

По словам Корминда, высококачественный бриллиант насыщенного розового цвета весом в один карат продается в рознице примерно за $250 000, а ярко-розового цвета - в два с лишним раза дороже, что примерно на 15 процентов выше прошлогодних цен.

Для получения противоположной точки зрения рассмотрим, что говорят отраслевые обозреватели о прекращении добычи коричневых алмазов с рудника Аргайл.

«Это область, наиболее уязвимая для воздействия со стороны выращенных в лаборатории бриллиантов, - сказал Рассел Шор (Russell Shor), опытный отраслевой аналитик из Карлсбада, штат Калифорния. - Вы увидите постепенную замену лабораторными бриллиантами камней с рудника Аргайл в изделиях стоимостью менее $500. На самом деле они созданы для такого рынка».

Вопрос о том, в какой степени выращенные в лаборатории бриллианты, которые с оптической, химической и физической точки зрения идентичны добытым из недр бриллиантам, будут вытеснять природные камни, занимает торговлю по крайней мере с 1955 года, когда ученые из General Electric объявили, что они получили синтетический алмаз под действием высокого давления в высокотемпературной камере, предназначенной для выращивания и имитирующей то, что происходит в недрах земли.

Однако до недавнего времени давно назревавшее недоверие ритейлеров не позволяло процветать этой категории выращенных камней. Ситуация начала меняться около десяти лет назад, когда ювелиры осознали, что маржа, которую они могут получать от продажи выращенных в лаборатории бриллиантов, намного превышает маржу от продажи природных камней.

«Психологический барьер у ритейлеров в США был преодолен, - сказал Эдан Голан (Edahn Golan), аналитик алмазной отрасли из Израиля. - Сначала они рассматривали выращенные в лаборатории бриллианты как «синтетику», к которой не прикоснется ритейлер предметов роскоши. Такое отношение изменилось на “Я предложу то, что просят мои клиенты”».

За последние пять лет в секторе выращенных в лаборатории бриллиантов появилось бесчисленное количество новичков, в первую очередь южноафриканская алмазодобывающая компания De Beers, которая в 2018 году через свое подразделение Element Six в Великобритании применила десятилетия своего опыта в области создания алмазов для технических целей в дочерней компании Lightbox по производству ювелирной бижутерии.

В конце октября Lightbox открыла производственное предприятие стоимостью $94 млн в пригороде Портленда, штат Орегон, одновременно с тем, как объявила о партнерстве с ведущим интернет-магазином Blue Nile. Lightbox продает выращенные в лаборатории белые, розовые или голубые бриллианты весом в один карат за $800 (без стоимости оправы), что разительно отличается от стоимости природного бриллианта в один карат, которая может колебаться от $1 800 до $18 000. (Однако цены на бриллианты Lightbox ниже, чем у большинства производителей выращенных в лаборатории бриллиантов, которые продают их по цене примерно на 30-50 процентов дешевле, чем аналогичные природные бриллианты).

По словам Стивена Люсье (Stephen Lussier), исполнительного вице-президента De Beers по потребительским рынкам, существенная разница между этими двумя видами бриллиантов зависит от их непреходящей ценности.

«Совершенно очевидно, что в отличие от природных бриллиантов, цены на выращенные в лаборатории камни будут продолжать падать, - сказал он. - Посмотрите на цены на камни весом ниже карата, где мы наблюдали снижение на 50 процентов. Это будет продолжаться из-за развития производственных мощностей».

Многие продавцы выращенных в лаборатории бриллиантов надеются выйти за рамки основ спроса и предложения, позиционируя свой продукт как экологически чистую альтернативу добываемым из недр камням, даже несмотря на то, что Федеральная торговая комиссия США (U.S. Federal Trade Commission) предупредила компании не использовать заявления без дополнительного определения для продвижения выращенных в лаборатории бриллиантов как экологически безопасных, учитывая большое количество электроэнергии, необходимой для выращивания алмазов.

Сторонники природных алмазов и бриллиантов также ссылаются на конечное положительное влияние, которое некоторые алмазодобывающие компании оказывают на местное население там, где они работают, хотя критики утверждают, что экологический ущерб, принудительный труд и другие проблемы продолжают преследовать отрасль.

Тем не менее, некоторые предполагают, что через 20 лет эти дискуссии утратят свою актуальность.

«Основная часть рудников, ведущих добычу из недр земли, будут либо полностью остановлены, либо закрыты, - сказал Бен Яновски (Ben Janowski), основатель компании Janos Consultants в Нью-Йорке. - В мире сохраняется потребность в бриллиантах, и она будет удовлетворяться за счет бриллиантов повторного обращения, а большая «дыра» будет заполнена искусственно созданными бриллиантами».

Руководители группы крупнейших алмазных рудников, оставшихся сегодня в мире, скорее всего, оспорят эту оценку. (В порядке убывания стоимости продаж их алмазного сырья это De Beers, АЛРОСА, Rio Tinto, канадский рудник Даявик (Diavik) которой, как ожидается, закроется в 2025 году, Dominion Diamond Mines в Канаде и Petra Diamonds, владеющая историческим рудником Куллинан (Cullinan) в Южной Африке).

«У АЛРОСА имеются запасы в недрах земли в Якутии в объеме не менее одного миллиарда каратов, - сказал израильский аналитик Голан. - В Канаде, Анголе и Демократической Республике Конго есть ресурсы, которые еще не освоены. Мест так много, и это только на суше, мы не говорим о том, что есть в море».

De Beers, владеющая алмазными рудниками в Ботсване, Южной Африке, Намибии и Канаде, не раскрыла свои прогнозы по объемам производства после 2022 года, но Люсье сказал, что его не беспокоит вопрос предложения алмазов в будущем. «Технологии позволяют нам получить доступ к резервам, к которым у нас не было доступа раньше», - сказал он.

«Ключевым вопросом, конечно, является спрос, - сказал он. - В обстановке распространения Covid-19 легко впасть в депрессию. Но если вы посмотрите в среднесрочной перспективе, есть значительные возможности для роста спроса, особенно в Китае. Есть даже возможности на развитых рынках, таких как Америка, где самостоятельные покупки «для себя» используются не в полной мере».

«Используя правильные маркетинговые программы и тесное сотрудничество брендов, - добавил Люсье, - мы будем расширять рынки, а там, где предложение относительно статично, мы увидим рост цен. Это хорошо для всех в этой отрасли. Тогда вы готовы инвестировать в новые ресурсы и геологоразведку, которые поддерживают устойчивость предложения природных алмазов в будущем».

Совет по природным алмазам (Natural Diamond Council), отраслевая организация, которая продвигает ювелирные изделия с природными бриллиантами как среди потребителей, так и в торговле, инвестирует миллионы долларов с целью претворения в жизнь некоторых из этих маркетинговых программ.

В сентябре совет, ранее известный как Ассоциация производителей алмазов (Diamond Producers Association), представил рекламную кампанию под лозунгом «Для неповторимых моментов» (For moments like no other). В центре внимания рекламный ролик и видео в социальных сетях с участием кубинской актрисы Аны де Армас (Ana de Armas), по совпадению, исполняющей роль Мэрилин Монро в фильме «Блондинка» (Blonde), который скоро выйдет на экраны; эта кампания «посвящена бриллиантовым украшениям, используемых в отношениях со многими людьми, будь то с ее друзьями, матерью или в романтических отношениях», - сказал Дэвид Келли (David Kellie), исполнительный директор Совета.

«Как сделать бриллианты актуальными, крутыми и интересными для более молодой аудитории? - спросил он. В меньшей степени речь идет об официальных случаях и о том, чтобы надевать их по особым случаям, а скорее о том, чтобы сделать их более привлекательными, неофициальными и частью ее повседневной жизни», - сказал он.

И все же трудно забыть, что за эмоциональным посылом о природных бриллиантах как о непреходящем подарке в ознаменование любви, даже покупки для самой себя, стоит практический вопрос о том, что произойдет, когда они в конечном итоге закончатся.

Для Эдди Левиана (Eddie LeVian), исполнительного директора ювелирной компании Le Vian, семейного бизнеса, уходящего корнями в Персию 15-го века, закрытие рудника Аргайл вызывает противоречивые эмоции во многих отношениях.

Одним из первых ювелиров, занимающихся драгоценностями и осознавших потенциал коричневых бриллиантов с рудника Аргайл, он в 2000 году стал называть их «шоколадными бриллиантами» (Chocolate Diamonds).

Сегодня компания посвящает страницу своего веб-сайта «концу рудника Аргайл» (the end of the Argyle mine), напоминая клиентам, что «этих коричневых бриллиантов не будет долго».

«Спрос на природные бриллианты будет всегда, даже если их будет недостаточно для удовлетворения этого спроса, - сказал Левиан. - Некоторые люди могут сдаться. Но мы, безнадежные романтики, продолжим поиски».

Самые яркие алмазы в небе Аргайла

За 37 лет работы на руднике Аргайл в Западной Австралии было добыто около 865 млн каратов алмазов, подавляющее большинство из которых были мелкими, коричневыми и, в конечном счете, недорогими.

Однако закрывшийся 3 ноября рудник запомнится знатокам примерно 1 800 каратами бриллиантов фантазийного цвета - в основном розового, но также красного, голубого и фиолетового цветов. Rio Tinto, владеющая рудником, начала продавать эти особые драгоценные камни в 1984 году на ежегодном «тихом» негласном аукционе Argyle Pink Diamonds Tender (Тендере розовых бриллиантов с рудника Аргайл).

«Подлинная редкость, настоящая красота и великолепное австралийское происхождение были изначальным представлением о розовых алмазах и бриллиантах с рудника Аргайл, - писал Майк Митчелл (Mike Mitchell), генеральный менеджер по продажам и маркетингу Argyle Diamonds с 1983 по 2003 год и Rio Tinto Diamonds с 2003 по 2005 год в электронном письме. - Сам тендер был построен на очень престижном и тщательно составленном каталоге, предназначенном для очень избранной клиентуры и основанном на почти мистическом процессе, который продолжается без изменений и по сей день».

Лучшие из добытых розовых алмазов - около 1% годовой добычи рудника, или в среднем 50 камней в год - отбираются для тендера, который должен состояться на следующий год. (Если собрать все розовые алмазы с рудника Аргайл, произведенные и проданные на тендерах, «вы вряд ли можно наполнить два фужера для шампанского», - заявила пресс-секретарь Rio Tinto Diamonds.)

Только около 100 коллекционеров, ювелиров, занимающихся изделиями класса «люкс», и ценителей бриллиантов приглашались на просмотр драгоценных камней во время их ежегодного глобального турне, которое обычно начиналось в июле, а также для участия в торгах в начале октября. (В этом году из-за пандемии произошла двухмесячная отсрочка тендера; прием заявок на 2020 год должен закончиться 2 декабря. Ожидается, что финальный тендер состоится в 2021 году, но пресс-секретарь заявила, что планирование еще не началось.)

В число 62 бриллиантов, участвующих в тендере 2020 года, входят шесть камней, имеющих название, от фантазийного темно-фиолетово-серого Argyle Infinité овальной формы весом 0,70 карата до фантазийного ярко-пурпурно-розового Argyle Eternity весом 2,24 карата.

Светло-розовый бриллиант огранки «radiant» (лучистая) весом 4,15 карата, предложенный в 2001 году, остается самым крупным из когда-либо представленных на тендере. Среди других превосходных драгоценных камней находится камень фантазийного красного цвета Argyle Everglow весом 2,11 карата, предложенный в 2017 году; бриллиант фантазийного пурпурновато-красного цвета огранки «овал» Argyle Muse весом 2,28 карата, проданный на аукционе в 2018 году; и бриллиант фантазийного темно-серовато-голубовато-фиолетового цвета овальной формы весом 2,83 карата, известный как Argyle Violet, предложенный в 2016 году.

Ларри Дж. Уэст владелец L. J. West Diamonds, компании-дилера бриллиантов фантазийных цветов в Нью-Йорке, является владельцем бриллианта Argyle Violet, который он охарактеризовал как «еще бόльшую редкость, превосходящую розовые». Он отказался сообщить, сколько он заплатил или какова будет его теоретическая продажная цена.

«Двухкаратный продаваемый на тендере камень с рудника Аргайл достойного качества, вероятно, имеет оптовую цену от $1 млн за карат и выше, - сказал Уэст. - Но когда у вас есть что-то, что больше не будет производиться, очень сложно строить предположения».