LVMH и Tiffany согласовали цену слияния бизнеса

LVMH Moët Hennessy Louis Vuitton (LVMH), ведущая компания в области предметов роскоши, и Tiffany & Co. (Tiffany), мировой ювелирный бренд, объявили в четверг о заключении соглашения, изменяющего некоторые условия их первоначальной договоренности...

Сегодня

Африка примет меры для решения проблем, связанных с синтетическими алмазами

Африканская ассоциация производителей алмазов (African Diamond Producers Association, ADPA) заявила, что отрасль природных алмазов должна делать больше для решения проблем, связанных с синтетикой в алмазном трубопроводе.

Сегодня

Алмазная биржа в Анголе может появиться уже в 2021 году

Министр минеральных ресурсов, нефти и газа Анголы заявил, что алмазная биржа в стране может появиться к концу 2021 года.

Сегодня

Trustco получила $ 85,8 млн на разработку и расширение алмазного рудника в Сьерра-Леоне

Намибийская компания Trustco Resources получила кредитную линию в размере 50 млн долларов и экспортную кредитную линию в размере 35,8 млн долларов для развития и расширения ее сырьевого сегмента с упором на ее алмазодобывающий актив - компанию Meya Mining...

Сегодня

Йорам Дваш не будет баллотироваться на пост президента IDE

Йорам Дваш (Yoram Dvash), остававшийся президентом Израильской алмазной биржи (Israel Diamond Exchange, IDE) в течение последних пяти лет, объявил в среду, что он не будет баллотироваться на третий срок на выборах в декабре 2020 года...

Сегодня

В поисках «кровавых» алмазов

15 октября 2020
exp_15102020_blood.png

Фото: stud (Pixabay)


Автор: Джон Джеффей (John Jeffay)

(idexonline.com) - Введите «кровавые алмазы» в поиск в Google, и вы найдете огромное количество информации.

Но попробуйте найти что-то реальное, также известное как «конфликтные» алмазы, в ювелирном магазине сегодня, и вы столкнетесь с трудностями. Или, по крайней мере, так говорит Жак Вурхис (Jacques Voorhees), ветеран-предприниматель алмазной отрасли, который опубликовал статью «В поисках конфликтных алмазов» (In Search of Conflict Diamonds), написанную на основании опыта и впечатлений, полученных во время пребывания в Сьерра-Леоне в 2002 году после того, как наконец там закончилась кровопролитная 11-летняя гражданская война.

Принося извинения за преждевременно раскрытую информацию, я могу сказать, что он изо всех сил пытался их найти. На основании того, что он увидел, он принимает близко к сердцу искренние, по его мнению, но ошибочные попытки демонизировать алмазы.

«Алмазы обвиняли в зверствах, совершенных повстанцами, - сказал он в интервью на этой неделе. - Но они просто грабили все, что могли найти - алмазы, бокситы, пиломатериалы, алюминий, чтобы купить оружие для продолжения своей борьбы».

По его словам, проблема не в алмазах. Проблема была в войне. Бойкот алмазов только нанес ущерб бедствующим старателям, средства к существованию которых зависели от просеивания прибрежного ила в поисках россыпных драгоценных камней.

Объединенный революционный фронт (Revolutionary United Front, RUF) совершал невероятные зверства против народа Сьерра-Леоне с целью подчинения его на протяжении всей своей долгой, но безуспешной попытки свергнуть правительство.

Во время своей кампании террора повстанцы насиловали, пытали, калечили, похищали и порабощали бесчисленное количество жертв. Они убили 50 000 человек, сожгли целые деревни, заставили детей воевать в качестве своих солдат.

Заголовки мировых СМИ с ужасом говорили о том, что они отрубали конечности мужчинам, женщинам и детям. Были случаи, когда они их даже ели.

Тысячи мужчин и женщин были брошены в рабство, добывая алмазы голыми руками, чтобы финансировать войну повстанцев.

В то время страна добывала алмазов на $125 млн в год, на такие деньги можно было купить много оружия.

Во время пребывания Жака там в 2002 году, сразу после окончания войны, его познакомили с бизнесменами, должностными лицами ООН, старателями, добывающими алмазы, алмазными дилерами и со многими, кто связан с этой отраслью. Он хотел узнать, что они думают о «кровавых» алмазах.

Одна из его самых ярких встреч произошла в лагере для людей с ампутированными конечностями, где он встретил школьного учителя, в которого стреляли, когда он пытался сбежать от RUF, а затем ему отрубили ногу мачете.

Жак спросил его, что должна делать алмазная отрасль.

«Алмазная отрасль? Алмазы должны использоваться для оказания помощи народу Сьерра-Леоне, - сказал он. - Все эти ресурсы - это наше богатство. Если бы у нас было это богатство, если бы его не крали, это помогло бы Сьерра-Леоне. Благодаря богатству, полученному за счет алмазов, пиломатериалов и бокситов, мы могли бы все наладить. Не было бы никакого голода. Никакой бедности».

Считает ли он, что в этом поможет Сертификационная схема Кимберлийского процесса (Kimberley Process Certification Scheme), созданная после гражданской войны для обеспечения поставок «бесконфликтных» алмазов по всему миру?

Нет, сказал он. Война закончилась, RUF больше не представляет проблему, и сохранение богатства внутри страны гораздо важнее для жителей его страны, чем дополнительная бюрократическая прослойка при продаже алмазов.

Сам Жак говорит, что не испытывает ничего, кроме восхищения теми, кто руководит Кимберлийским процессом (Kimberley Process), хотя он и отмечает, что это тот случай, когда спохватились слишком поздно.

«Я не думаю, что они приносят много пользы, но и не думаю, что они причиняют вред, - говорит он. - Алмазная отрасль не реагировала на войну в Сьерра-Леоне, заявляя, что она здесь не при чем, хотя это было правдой. Она преодолела все всевозможные препятствия, чтобы гарантировать, что ни один несанкционированный алмаз не достигнет центров огранки. Она приглушила то, что могло стать кошмарным пиаром, хотя есть люди, которые все еще думают, что есть «кровавые» алмазы», - добавил он.

Так существуют ли кровавые алмазы? «Если вы говорите об алмазах, которые повстанцы разворовали и обменяли на оружие, их можно было бы назвать кровавыми алмазами, - пояснил он. - Но алмазы обвиняются еще и в зверствах, совершенных повстанцами. Контроль за перемещением алмазов - это смехотворное решение. Это все равно что отмахиваться проволочной сеткой от вируса. Это неподходящий инструмент для такого занятия. Меня очень расстраивает то, что это отвлекает от реальной проблемы, состоящей в том, чтобы остановить конфликт».

Жак встретился с представителями Global Witness, базирующейся в Лондоне неправительственной организации, которая была в авангарде кампании против «кровавых» алмазов.

Во время кампании они утверждали, что с помощью алмазов «финансировались жестокие конфликты в Африке, которые привели к гибели и перемещению миллионов людей, (и) что алмазы использовались террористическими группами, такими как Аль-Каида, для финансирования своей деятельности и в целях отмывания денег».

Какова его реакция? «Они были молоды и увлечены, но то, что они делали, выглядит по-детски, - говорит он. - Попытки сделать алмазы менее востребованными только лишат работы старателей, добывающих алмазы».

«Люди, наиболее пострадавшие от того, что произошло в Сьерра-Леоне, не верят, что зверства имели какое-либо отношение к алмазам. Им виднее», - добавил он.