Индия вводит обязательное клеймение золота с 1 июня

Согласно сообщениям СМИ, правительство Индии готово ввести обязательное клеймение золотых украшений и других изделий из золота с 1 июня 2021 года.

Вчера

В марте в Зимбабве выросла добыча золота

Компания Fidelity Printers and Refineries (FPR), являющаяся подразделением Резервного банка Зимбабве, сообщила, что в марте 2021 года поставки золота на аффинаж выросли на 54,57%, до 1,8 тонны по сравнению с 1,17 тонны в предыдущем месяце...

Вчера

Botswana Diamonds планирует вторую очередь бурения шести скважин на проекте Торни Ривер

Компания Botswana Diamonds, зарегистрированная на двух биржах, сообщила, что на следующей неделе начнет вторую стадию программы бурения шести скважин на своем алмазном проекте Торни Ривер (Thorny River) в провинции Лимпопо в Южной Африке. Ожидается...

Вчера

Tharisa готова выполнить план по производству МПГ

Компания Tharisa с двойным листингом, имеющая предприятия в Южной Африке, намерена выполнить свой годовой план по производству металлов платиновой группы (МПГ) благодаря устойчивым производственным показателям, способствующим сильной ценовой...

Вчера

Endiama увеличит ежемесячную добычу алмазов на проекте Лунинга

Согласно сообщениям СМИ, проект Лунинга (Lunhinga), принадлежащий ангольской государственной алмазной компании Endiama, должен увеличить ежемесячную добычу алмазов с нынешних 10 000 каратов до 20 000 каратов.

15 апреля 2021

В споре о слиянии Tiffany показывает, что не так с американским бизнесом

22 октября 2020
exp_21102020_tiffany.png
              Фото: Tiffany&Co.

(econotimes.com) - В связи с тем, что LVMH, крупнейший в мире конгломерат предметов роскоши, подает встречный иск против Tiffany & Co., начинается следующий раунд ожесточенной борьбы за то, что должно было стать одним из крупнейших слияний в секторе предметов роскоши в последнее время. В иске утверждается, что руководители Tiffany «плохо управляли» своей компанией во время пандемии коронавируса, что создало для нее «мрачные» перспективы на будущее. LVHM также утверждает, что ювелирная компания, таким образом, больше не является такой динамичной фирмой, какой она была раньше, когда сделка о слиянии была первоначально согласована в ноябре прошлого года, что делает невозможным завершение сделки для французской группы.

Этот шаг LVHM был предпринят всего через несколько дней после того, как Tiffany выиграла ходатайство об ускорении судебного процесса против французской группы потребительских товаров класса «люкс» - судебного разбирательства, начатого в начале сентября, когда американцы обвинили LVHM в задержке. Однако, даже если Tiffany приветствовала решение суда штата Делавэр, у ювелирной компании в действительности осталось совсем немного поводов для радости.

Действительно, похоже, что американская легендарная компания не контролировала ситуацию во время пандемии, которая так болезненно продемонстрировала закостенелость Tiffany в результате неэффективности и высокомерия в условиях меняющегося рынка. Прерванное объединение оказалось крупнейшим слиянием, ставшим жертвой пандемии, и многими рассматривается как предзнаменование нового экономического бедствия, замаячившего на горизонте, и Tiffany должна винить только саму себя.

Сокрушительные удары и неверные решения

Руководство Tiffany наверняка считало, что сорвало джекпот, когда в ноябре прошлого года LVHM объявила о своем намерении приобрести Tiffany за $16,2 млрд. Ритейлер годами страдал от падения продаж, вызванного неспособностью адаптироваться к меняющимся вкусам американских покупателей, но, когда состояние, казалось, снова начало расти, чему способствовал растущий спрос в Китае, пандемия нанесла еще один удар по компании. В сложные времена слияние с LVMH было спасением для руководства Tiffany.

Однако, глядя на результаты деятельности Tiffany за последние месяцы, неудивительно, что LVMH сейчас отказывается от сделки. Руководители Tiffany серьезно недооценили экономические условия и сделали финансовый выбор, который LVHM по праву считает сомнительным во времена повышения неопределенности и проблем. Самым вопиющим шагом была выплата дивидендов акционерам в размере $140 млн во время пандемии, несмотря на то, что продажи Tiffany упали на 45 процентов и накопились убытки в размере $64,6 млн.

Похоже, что Tiffany приняла решение выплатить эти огромные суммы денег, которых у нее на самом деле не было, считая, что LVMH собиралась приобрести компанию и ожидая, что LVMH покроет ее убытки. Видя, как французы сокращали свои дивиденды в обстановке существующей неопределенности, становится совершенно понятно, что доверие конгломерата к Tiffany, а также ее способности приносить прибыль, создавать стоимость и принимать разумные решения непоправимо подорвано.

Нездоровая деловая культура Америки

Для инвесторов во всем мире неудача с Tiffany - тревожный сигнал, потому что он отражает доминирующий дефицит в деловом секторе Америки: жесткость, неспособность адаптироваться и самоуверенность. Эта проблема настолько укоренилась среди руководителей американских советов директоров за последнее десятилетие, что Boston Consulting Group разработала собственную концепцию корпоративного высокомерия. По мнению консультационной фирмы, это высокомерие характеризуется политикой получения краткосрочных выгод и отрицанием, отказом принимать какие-либо надежно установленные факты, когда упор на обеспечение долгосрочной стоимости утрачен, а плохие результаты деятельности оставляли без внимания «по причине того, что рынок неправильно понимает потрясающую работу компании, или ссылаясь на прекрасный квартал [для фондового рынка] ... как на основание для того, чтобы игнорировать любое ухудшение фундаментальных основ бизнеса».

Tiffany является одним из невольных ярких примеров этого упадка, что касается фирмы, то она не берет на себя ответственность и не предпринимает никаких шагов с целью улучшения работы в будущем, в том числе нет самокритики по поводу экономически неэффективных портфелей компании. Если история служит уроком, то компания достигла той точки, когда ее руководство переходит от создания долгосрочной стоимости к тому, что приоритет отдается личной выгоде.

Высокомерие перед падением

Таким образом, обвинение в том, что топ-менеджеры Tiffany заработали $100 млн в качестве бонусов после успешного заключения сделки, в свете всего вышесказанного становится еще более весомым. Существует множество ярких примеров, иллюстрирующих, как фирмы теряют свое преимущество или вообще погибают из-за жадности руководства. Самым ярким примером является, пожалуй, Enron, когда с помощью бухгалтерских уловок набивали кошельки руководителей, но превратили Enron из инновационной компании в охваченное скандалами подобие этой прежней компании, название которой является синонимом корпоративной жадности.

Эти токсичные модели поведения никоим образом не ограничиваются США, но именно там они наиболее развиты. Точно так же, пример бывшего генерального директора Nissan Карлоса Госна (Carlos Ghosn) как нельзя лучше служит иллюстрацией личного падения из-за жадности, и должен служить предупреждением для руководства Tiffany. Когда в руках Госна было сосредоточено слишком много власти, он мог систематически занижать данные о своих доходах, и теперь он является опозоренным международным беглым преступником. По сути, он воспринимал как должное все льготы, связанные с руководящей должностью. Но это часто приводит к отрыву от общества и уходу в «мир», в котором доминируют другие бизнес-магнаты.

Именно этот отрыв бизнес-элит привел к деструктивной тенденции, столь заметной сегодня. Если эту тенденцию невозможно остановить, то американские компании станут менее инновационными, неэффективными и неспособными выдерживать растущую международную конкуренцию. Если США хотят сохранить свое право на хвастовство, что являются страной, предприниматели и компании которой могут легче всего перевоплотиться и начать новую жизнь, то Tiffany должна подать пример и в первую очередь повысить качество исполняемой работы. Если на карту поставлено спасение культового бренда, то его руководители должны понять, что им не следует полагаться на иностранные конгломераты, чтобы вытащить свое имя из грязи.